Андрей Макаревич: «Петь дуэты с политиками я не буду»

0

Недавно он выступил на сцене оперного театра Воронежа при полном аншлаге. Перед концертом Андрей Вадимович зашел в один из музыкальных магазинов города, где долго рассматривал гитары (но так ничего и не приобрел), отвечал на вопросы поклонников и раздавал автографы. А непосредственно перед выступлением Макаревич без прикрас рассказал о реалиях сегодняшней жизни.

– Андрей Вадимович, вы входите в совет директоров Первого канала. Зачем вам это? Вы же всегда говорили, что телевизор не смотрите?

– Я думаю, меня позвали в совет директоров потому, что предполагают – я смогу принести какую-то пользу. Телевидение у нас, как говорится, многолико. Есть программы, которые мне интересны – другое дело, что их становится все меньше. А тех, которые не интересны – пруд пруди. Может быть, благодаря моему присутствию в этом плане что-нибудь изменится. Хотя в совет директоров я вступил совсем недавно и пока еще ни одного заседания не было.

– А что бы вам хотелось изменить на российском телевидении?

– Я хочу, чтобы в новостях стало меньше чернухи, чтобы изменились приоритеты. Потому что нагнетание депрессивного состояния может плохо кончиться. Мы и так не сладко живем, чтобы еще на нас нагонять сумрак. Мне непонятно, почему в новостях сначала рассказывают о том, как мама с ребенком прыгнула с 9-го этажа, а только потом – о переговорах Медведева с Обамой. Да, история о том, что мать покончила с собой и убила ребенка, трагична. Но у нас ведь каждый день кто-то откуда-то выбрасывается – сумасшедших много! И я не считаю, что эта новость важнее, чем переговоры президентов двух великих держав. Верно? Мне бы очень хотелось, чтобы на телевидении правильно расставляли приоритеты, чтобы было больше позитива.

– А в совете по культуре при президенте вы уже сделали что-то?

– Этот совет тоже что-то очень давно не собирался. Я так понимаю, что сейчас им всем не до культуры.

– Вы пели в дуэте с Михаилом Горбачевым. Еще с какими-нибудь политиками или олигархами планируются дуэты?

– Не планируются. Ни с политиками, ни с олигархами. А с Горбачевым я пел дуэтом с совершенно конкретной целью – заработать денег для пациентов детской онкологической больницы. Я уговорил Горбачева принять участие в этой акции, и мы эту пластинку продали за 100 тысяч фунтов! Я считаю, что это хороший вклад в клинику.

– В прошлый свой приезд вы сетовали на то, что за последние несколько лет люди озверели. Как вы считаете, можно ли с этим бороться, и если да – какими способами?

– Должно быть больше позитива в жизни – раз. И должно быть больше уважения к гражданам страны со стороны правительства – это два. Русский человек готов есть дерьмо, если ему скажут сакраментальную фразу «я тебя уважаю». У русского народа это ведь любимый диалог: «Ты меня уважаешь? И я тебя уважаю!» А если меня уважают, значит, можно и потерпеть. Но вот если человека не уважают, он очень обижается. Я поражаюсь, как наверху этого не понимают.

– Я слышала, что вы собирались встретиться с Полом Маккартни.

– Я не собирался с ним встречаться, я просто планировал пойти на его концерт. Чего мне с ним встречаться?

– Ну, может, вы хотите какой-нибудь совместный проект организовать.

– Ага, он прямо ждет не дождется, когда к нему придет Андрей Макаревич и предложит ему проекты. О чем вы вообще говорите! Да, нас когда-то знакомили, и что? Его в каждом городе знакомят с десятком человек. Он всем улыбается, говорит дежурные слова, но ему глубоко наплевать и на нашу страну, и на музыку в ней. Он не слышал ни одной нашей песни. Так что давайте не строить себе иллюзий о совместных проектах! У него с Эриком Клэптоном могут быть совместные проекты, но никак не со мной.

– В этом году у вас вышла книга «Евино яблоко». Что вас подвигло ее написать?

– Это абсолютно художественное произведение, не какая-нибудь автобиография или мемуары. Что подвигло? Возникла такая потребность. Я не умею анализировать побуждающие мотивы. Просто показалось, что это будет интересно.

– А книга «Вкусное кино» появилась как ностальгия по позитивным советским фильмам?

– Никакой ностальгии, упаси Господь! Это просто любопытное исследование второго плана в кино. Мне всегда было интересно следить за деталями, обращать внимание на мелочи. Когда я снимался в кино, меня ужасно раздражало, если, допустим, снимается продолжение вчерашнего кадра, а сумочка, которая вчера стояла в одном месте, сегодня уже стоит в другом. Ведь получается ерунда какая-то! За этим должен следить специальный человек. И если в кадре есть какое-то приготовление пищи, то это тоже должно выглядеть достоверно. В американских фильмах, если артист играет на пианино, он нажимает на те клавиши, которые звучат. А у нас все делается кое-как. Вот я и занялся исследованием – какое кино снято добросовестно, а какое нет. Что касается ностальгии, то у меня ее никогда не было по советским временам. Не было, нет и не будет!

– Вы свои книги даете кому-нибудь прочитать, перед тем, как выпустить? Мнение близких спрашиваете?

– Почитать, конечно, даю. А что касается мнения… Когда человек написал, его хвалить надо! Я ж переписывать не буду, правда?

Юлия Киреева,
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты