Андрей Малахов: «Звезда – это маска, которая играет роль»

0

Телекухню он знает, как никто другой. А потому часто говорит, что телевидение вполне может довести до психиатрической клиники – встаешь рано утром, ложишься далеко за полночь, каждый день встречаешься со множеством новых людей. И порой хочется уйти туда, где тебя никто не знает. Но все же Малахов не бросает телевидение – это все еще его любимая работа.

«Современная культура – это культура шума»

Андрей всегда мечтал быть журналистом и сумел достичь своей цели. Но если раньше у него были кумиры на российском телевидении, теперь он берет пример только с Запада: «Я высоко оцениваю американские утренние ток-шоу. Просто учился там год, проходил практику, много нового открыл. В Нью-Йорке есть музей ТВ и радио. Вы можете посмотреть там любую программу. Это такая сплошная компьютеризированная история. Говоришь: “Я хочу увидеть программу с первым интервью Моники Левински после того, как она призналась, что у нее был роман с Биллом Клинтоном”. Через пять минут выдают кассету. Там и российское ТВ есть. За последние лет десять – точно».

Малахов давно считается лицом Первого канала, продюсеры ему доверяют, но до сих пор Андрей говорит, что не всегда свободен в выборе и подаче информации: «Это не самая простая тема. Когда я работал в “Добром утре” или “Большой стирке”, свободы в выборе тем было больше, чем в “Пусть говорят”. И дело вовсе не в цензуре, как думают многие. Просто современные телепродюсеры считают, что на сегодняшний день нет людей, нет таких фигур, кого можно было бы на телевидении слушать больше пятнадцати минут, кто продержался бы в кадре без участия других персонажей или без того, чтобы история как-то развивалась. Вечером, не в прайм-тайм, когда время не так дорого, там может сидеть один человек. Но не в режиме ток-шоу.

Вот мы пытаемся доказать, что у нас есть телемост с Матиасом Рустом, но нам говорят, что Руст может появиться только в одном 15-минутном блоке, и то с людьми, видевшими, как он приземлялся на Красной площади. В общем, современные продюсеры утверждают, что сегодняшнее сознание телезрителя – клиповое, и нужно, чтобы постоянно что-то мелькало. Пусть я придерживаюсь несколько другого мнения, но я не могу не согласиться, что современная культура – это культура шума».

«Ложь, в которой мы живем, спасительна»

С июля кроме «Пусть говорят» Малахов будет вести и новое ежемесячное шоу «Детектор лжи» на Первом канале. На сей раз создателей рейтинговых реалити вдохновил американский сериал «Обмани меня», герой которого, доктор Лайтман, способен распознавать ложь, читая эмоции на лицах людей. Малахов анонсировал программу как самый легкий способ заработать миллион. И одновременно говорил, что она будет экстремальной. «Может ли экстрим оказаться легким – это уже зависит от того, как человек воспринимает такие вещи, – добавляет телеведущий. – Но я честно скажу: если программа, допустим, идет 45 минут, то в ней должно быть 35 минут драйва. Драйва в прямом смысле слова. Людям сегодня не нужны говорящие головы на экране. Им интересна видеосоставляющая сюжета, эмоции. Без них нельзя. Без эмоций ведущий становится простой подставкой для микрофона. Другой вопрос, что зритель из любого эфира в результате ловит только одно предложение.
 
Все остальное, что делается в студии, просто не имеет значения».

Новое шоу – это игра, в которой на кону стоит солидная сумма в один миллион рублей. Чтобы положить ее себе в карман, не требуется как-то по-особенному стоять на голове или обладать энциклопедическими знаниями – нужно «всего лишь» говорить правду. Но оказывается, это сложнее всего.

До встречи с Малаховым в студии добровольцы из числа зрителей, приславших свои анкеты на сайт Первого канала, прошли серьезную проверку – их по всем правилам допрашивали на детекторе лжи. Расшифровав показания из 60 вопросов, что были заданы будущим игрокам на предварительном этапе, создатели программы выбрали 21. Желающие сорвать банк обязаны не солгать ни разу. Можно довольствоваться и малым: сумма выигрыша, как и в «Миллионере», растет пропорционально числу отвеченных вопросов. Правда, есть одно «но»: забрать промежуточный выигрыш нужно успеть до того, как ведущий озвучит очередной вопрос.

«Эта программа – как казино, – считает Андрей Малахов. – Очень важно вовремя остановиться. Но у людей появляется азарт. Им кажется, что если они прошли первый тур, второй, то и дальше так пойдет. Но во всех исследованиях игроков, которые мы получаем, есть вопросы, где люди лгали».

Может быть, кому-то вопросы о том, писали ли они когда-нибудь в озеро, и правда ли, что смерть любимой собаки будут переживать сильнее, чем кончину свекрови, и покажутся провокационными, однако это еще цветочки. Настоящие откровения заготовлены в интимном блоке. Вопросы еще те: «Хотели ли вы изменить супруге?»,

«Правда ли, что вы еще ни разу не испытывали во время секса оргазм?», «Считаете ли вы, что мама испортила вам всю жизнь?»

Против неудобных вопросов предусмотрено одно оружие – красная кнопка. Друзья и родственники, присутствующие в студии, только раз могут нажать ее – тогда слишком щекотливый вопрос будет заменен. Кстати, близкие не всегда действуют как группа поддержки. Иногда они и, правда, подбадривают героя, то и дело подбегают, чтобы похлопать по плечу или поцеловать. А порой, услышав о себе такое, что волосы становятся дыбом, просто застывают на месте и не могут произнести в ответ на реплики Малахова ни слова. «Наверное, вопросы могли бы быть и помягче, – говорит ведущий. – Но за что мы тогда платим деньги? Это же программа про честность. Люди понимают, куда идут».

Малахов, учитывая его многократно пародированный имидж, в «Детекторе» – сама сдержанность. Деловой костюм с галстуком, аккуратные очки и никакой беготни с микрофоном по студии – ни на шаг от своего стула. Он никого не перекрикивает, а сохраняет спокойствие на протяжении всей программы и даже морализирует.

Одной участнице, ушедшей из студии с 250 тысячами рублей, Малахов, например, посоветовал больше любить себя и потратить выигранные деньги на то, чтобы снять квартиру и хотя бы несколько месяцев пожить с мужем отдельно от мамы. «Наверное, я так и сделаю», – ответила девушка, боясь взглянуть на сидевшую тут же мать.

Появятся ли когда-нибудь в этом шоу звезды, сказать трудно. Во-первых, суть передачи не предполагает ни малейшего подлога. Во-вторых, сам Малахов не видит в том смысла: «Любая звезда любопытна только в информационном контексте. А как люди они мне давно неинтересны. Чаще всего звезда – маска, которая играет роль.
 
Такая сплошная ложь».

А вот себя поверять Малахов не спешит: «Если бы выигрыш составлял миллион долларов, наверное, можно было бы попробовать. А так – ни игроком, ни родственником. У меня в жизни и так было немало разочарований. Зачем знать еще, что иногда думают обо мне родственники? Мне кажется, ложь, в которой мы все живем, в какой-то степени спасительна. Что дает правда? Она разрушает иллюзии, в которых мы находимся. А они иногда помогают нам выжить больше, чем знание истины».

«Весь мир телевидения – это конкуренция»

Ведущий долго не рассказывал подробностей шоу. Поговаривают, тех, кого приглашают делать новую программу на телевидении, заставляют подписывать некий «документ о неразглашении». «Лично от меня никто такого не требовал, – признается Малахов. – Но здесь нужно все же называть вещи своими именами. Весь мир телевидения – это конкуренция. И я, и все остальные делают тут некий продукт и нервничают из-за его рейтинга. Всем важно, кого больше смотрели в минувший день. А все же знают, сколько всего – и плохого, и хорошего – намешано в любом человеке. Поэтому и дружба, и любые хорошие отношения нередко меряются рублем. И тема покупки людей в телевизионном мире существует не в меньшей мере, чем в футболе. Например, в конце прошлого года у нас произошла такая ситуация – несколько редакторов из “Пусть говорят” перешли на другой канал.

Их просто перекупили. А вот подробности. Многие каналы, особенно те, что только появляются, действуют по принципу: “зачем воспитывать людей, если можно предложить кому-то другие деньги и тупо переманить”. Вот. Все знают, что “Пусть говорят” – это настоящая журналистика. Поэтому нашим профессионалам посулили в несколько раз больше, чем они имели. А когда у человека зарплата 35 тысяч и ему дают 90, то он обычно уходит. И удержать его словами: “У нас же общая идея! Мы – одна семья!” – просто нельзя. В общем, меня эта история обидела до глубины души».

Правда, многие удивлялись, что переманили только редакторов программы, а не ведущего, как это было, например, с Максимом Галкиным. «Ну, наверное, Галкин думал, что ему было плохо, – говорит на это Малахов. – Может быть, просто сработало тщеславие, показалось, что Ваню Урганта показывают чаще, чем его. А мне чем плохо-то? Работаю на центральном канале России, программа каждый вечер. Мне совсем даже неплохо!»

Но Малахов не скрывает, что порой ему приходит в голову мысль, что придет время, и он окажется банально не нужен своему любимому Первому: «Что же тогда? Я, конечно, видел людей, которые вчера работали, а сегодня их не пускают в телецентр милиционеры. Такое случается, и нередко. Каковы бы ни были сегодня у моей программы рейтинги, однажды руководство может сказать: “Хватит, он нам надоел!” – и все закончится в одну секунду. Поэтому я, кроме работы на канале, пишу книжки, ди-джею, делаю журнал StarHit, раз в неделю беру у кого-нибудь интервью и еще читаю в Российском государственном гуманитарном университете в Москве курс про то, что такое ток-шоу и как его надо вести. И если мне завтра сообщат, что моя программа закрывается, просто выйду из кабинета и пойду. Мне в жизни будет чем заниматься».

И этим занятием будет не какой-нибудь бизнес, а журналистика. «Моя профессия – журналист. А это, мне кажется, как ДНК, какой-то внутренний код, – говорит Малахов. – Эта работа держит человека в тонусе, в очень хорошем ритме. Ты постоянно находишься в некоем информационном потоке – приезжаешь каждый день в свой офис, смотришь, слушаешь, беседуешь, читаешь газеты. Ведь журналист не может начинать свой день без газет! При этом он должен ощущать газету как страницу, а не просматривать ее сайт в Интернете. Сегодня нет ни одного такого издания, которое ты прочитаешь и сразу будешь в курсе всего, что происходит.

Поэтому каждое утро приходится читать как минимум по пять разных».

Именно в прессе, новостных программах и лентах Малахов находит сюжеты для своих передач: «В “Пусть говорят” все истории настоящие, невыдуманные. Это стопроцентная жизнь, реалити, в котором нет никакой постановки. Бывает так, что утром едешь на работу, и таксист расскажет тебе что-то такое, что станет темой для следующего эфира. Телевидение – штука массовая, и, если твоя задача – делать массовый продукт, ты просто обязан общаться с народом. Я считаю, например, что должен иногда садиться в метро, чтобы увидеть, что люди читают; услышать, о чем они говорят; понаблюдать, как они выглядят. И потом это просто очень удобно.

Спустился по эскалатору и точно знаешь, что будешь на месте через 20 минут, а не опоздаешь, стоя в пробках, на полтора часа».

Многие звезды при этом говорят, что буквально боятся выйти на улицу. «Может быть, – пожимает плечами Малахов. – Хотя я даже не знаю, почему такое происходит.

Да и вообще не трачу свою жизнь на такие мысли. Потому что точно знаю: популярность Андрея Малахова базируется только на том, что его каждый день показывают по телевизору. Вот и все».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Невское время» , «Собеседник» , «Смена»

Поделиться.

Комментарии закрыты