Топ-100

Анита Цой: «В моей семье сильны традиции»

0

О ней говорят как об одной из самых жизнерадостных звезд эстрады. «Просто я люблю улыбаться, смеяться и зажигать, – признается артистка. – Все мои эмоции идут от сердца».

Замуж по воле родителей

Анита Цой родилась 7 февраля 1971 года в Москве. Ее дед в 1921 году иммигрировал в СССР из Кореи, позднее его депортировали в Узбекистан, где он стал в итоге председателем колхоза. Там же женился на Анисье Егай, и у него появилось на свет трое детей, среди них и мать Аниты, Элоиза.
 
Она окончила МГУ, ушла в науку. «Мама работала в институте Сахарова, – говорит Анита. – А когда Сахарова сослали, она единственная из всего института выступила в его защиту. Ее тут же объявили психически больной и отправили в больницу. Через полгода она вышла, поехала в Горький, а там ее развернули и опять положили в больницу. Я тогда училась в школе, где меня считали чуть ли не дочерью врага народа. А мама получила 3-ю группу инвалидности. Нас спасало машинное вязание. Мама делала юбки, а я края обвязывала крючочком. Пять рублей штука. Когда я вышла замуж, спасибо моему мужу, мы, после длительного курса реабилитации, смогли вылечить маму».

Сергея Цоя, который стал ее супругом, Анита впервые встретила на курсах корейского языка: «Он начал за мной ухаживать, а я не хотела с ним общаться – он был старше меня. Тогда Сергей познакомился с моей мамой, после чего она мне сказала: “Такой муж тебе и нужен”. Потом он приехал к нам домой со своей мамой, братом и чемоданом подарков. Родители ударили по рукам, и я оказалась невестой».

Анита вовсю старалась отказаться от этого предложения – била посуду, даже уходила из дома, правда, на одну ночь. «Меня мама, конечно, воспитывала по-европейски, но все-таки в семье были очень сильны традиции, заложенные дедушкой – иммигрантом из Южной Кореи, где уважение к старшим граничило с беспрекословным послушанием, – говорит Анита. – И когда мама сказала, что если я не выйду замуж за Цоя, то я ей буду не дочь, я сдалась. Решила стать тихой, послушной и несчастной корейской женой. Нести бремя семьи, так сказать. Но после свадьбы муж начал так за мной невероятно ухаживать, что я влюбилась и, подозреваю, что на всю жизнь. Теперь вот не знаю, что лучше – выходить замуж по любви, а потом швырять кастрюлями друг в друга, или положиться на мудрость родителей».

«Я решила дать бой служителям правопорядка»

У Аниты три образования: педагогическое, юридическое и эстрадный факультет ГИТИСа. «В педагогику я пошла не потому, что хотела стать учителем, – говорит артистка. – В этот мир я попала случайно и только после окончания института поняла, что это не мое призвание. Одно время я работала в детском туберкулезном санатории и у меня была группа ребят из детского дома. Я писала в институте работу по трудным детям и выбрала себе ребенка для обожания, который и стал объектом моих исследований. Настоящий дикий волчонок, заморыш, воспитатели могли его угомонить, только пригрозив крапивой: он боялся ее, как огня. Я стала применять к нему всякие методики – от педагогики Макаренко да конфет и пряников, которые я мешками таскала ему из дома.

В итоге пришлось признать, что я плохой педагог, потому что ничего не помогало, и тут я загремела в больницу с подозрением на туберкулез. Мне было плохо, тоскливо, и вдруг моя мама приносит мне письмо, пришедшее из санатория. А там корявыми буквами написано: “Мама, я тебя люблю”. Это написал мой волчонок.

Оказываются, мои труды не прошли даром. Я разрыдалась, расчувствовалась и от избытка эмоций ночью буквально за пару часов написала песню “Мама”, которая потом стала моим первым хитом».

Однако чтобы записать дебютный альбом, нужны были деньги, и Анита решила торговать на рынке. Однажды она поехала в Корею к родственникам, и на все деньги, которые муж дал ей на подарки, Анита купила корейский ширпотреб. «Потом мы с соседкой стали его продавать на рынке в Лужниках, причем не в крытом павильоне, а на улице, потому что на место под крышей денег не было, – вспоминает артистка. – Времена были суровые. Стоило зазеваться, как откуда ни возьмись, появлялись милиционеры и “смахивали” наш товар. Потом приходилось идти с поклоном к их красной будке и выкупать свой же товар обратно. После нескольких таких эпизодов я не сдержалась и решила дать бой служителям правопорядка. Представьте картину: зима, лютый мороз, я в пуховике, на голове шапочка с дыркой для лица, на ногах валенки, а на них еще и полиэтиленовые мешки надеты, чтобы тепло сохранить. И вот такая странная личность стучит в милицейскую будку:

“Откройте и срочно отдайте наши вещи! Иначе я пожалуюсь в мэрию!” – “Куда, куда?” – “В мэрию! Там у меня муж работает! Я сейчас позвоню ему!” Конечно, меня подняли на смех, никто не поверил. Но я сдержала слово, дозвонилась в мэрию, и, представьте себе, нам вернули товар. На меня на рынке стали смотреть с уважением».

Тем не менее, Анита не сразу призналась мужу, что занялась торговлей: «Я вставала в четыре утра и, пока все спали, уходила на рынок расставляться. В семь я была уже дома и, потягиваясь – вроде только что проснулась, отправлялась готовить завтрак. Но один раз попалась: прихожу домой – на пороге муж с естественным вопросом: где это я шлялась? Пришлось все рассказать. Он смирился, думал, что это скоро пройдет, а мы пошли в гору и открыли свою оптовую компанию. Так началась моя эпопея в бизнесе».

«Хотелось бы сыграть в кино»

Певицу Аниту узнали, когда вышел ее первый сингл «Полет». Тут же пошли слухи, что она – двоюродная сестра или даже жена Виктора Цоя. «Моя девичья фамилия – Ким, – говорила на это Анита. – К творчеству Виктора я отношусь с любовью и уважением. Во многом именно он, его трагическая судьба подтолкнули меня к музыке.

На первых порах я исполняла его песни, потом стала искать свою колею».

Своими учителями в музыке Анита называет Аллу Пугачеву, которая много помогла начинающей артистке, а также Нину Дорлиак, легендарную оперную певицу и жену Святослава Рихтера. «Один из моих педагогов посоветовал к ней обратиться, предупредив, что к ней очень сложно попасть, – вспоминает Анита. – Я, скажу честно, тогда не совсем понимала, к кому иду. Представляла себе такую оперную гранд-даму. Оказалась – женщина в возрасте. Она меня прослушала. “Ну конечно, нужно ставить дыхание. Нужно заниматься. Но давай честно поговорим с тобой: ты что петь-то собираешься?” – “Оперу”. – “Да что ты! Ты на себя в зеркало смотрела?
 
Какую роль ты могла бы исполнить на сцене Большого театра, если тебя еще туда возьмут?” – “Мадам Баттерфляй”. – “И все?” Словом, она заставила меня крепко задуматься. Я взяла у нее примерно сорок уроков, но их хватило на всю жизнь».

В прошлом году артистка решилась на один сценический эксперимент – спела со знаменитой Любовью Казарновской дуэты из двух опер, причем Анита отважилась исполнить мужские партии. «Когда я познакомилась с Казарновской, она была невысокого мнения о представителях так называемого легкого жанра, попсы. Но моя вокальная подготовка и смелые режиссерские идеи убедили ее в том, что проект “Сны о Востоке” будет достойным, – говорит артистка. – Мы включили в сценарий сцены из разных опер. Например, Люба поет за Елену Троянскую, а я – Панталиса, влюбленного в нее слугу. Я предстаю перед зрителем с шикарным мужским торсом.
 
Панталис признается в любви Елене, прикрытый лишь фиговым листочком. Муж, увидев меня в таком виде на примерке, был возмущен: “Анита, это позор мужчинам!

Почему такой маленький листочек?” Так что пришлось нам прикреплять листок побольше! Но была и другая проблема. Наш герой не должен быть ниже своей героини на целую голову! А я ведь маленькая! Пришлось меня ставить на котурны – высоченные каблуки».

Она не скрывает, что хотела бы играть в кино, однажды Анита уже засветилась в «Дневном дозоре»: «Мне позвонил Юрий Айзеншпис, сказал: “Хочу пригласить тебя на актерскую вечеринку”. А я на тусовки хожу редко, и мне, конечно, было интересно познакомиться с актерами. И вот я оделась во все яркое, веселенькое, красивое, и мы пришли на вечеринку. А там все в черном, все страшные, еда из советской столовки. Я ничего не поняла, что происходит. А камеры были спрятаны, так что мне и в голову не пришло, что идут какие-то съемки. Айзеншпис произнес какой-то страшный вампирский тост. А я сижу, мне весело. И тут подходит молодой человек в форме официанта и говорит мне: “Анита, вы можете так сильно не улыбаться! Мы же снимаем “Дневной дозор»!” И только тогда я поняла, что это сходка злых сил. Я сразу убежала, потому что к кино не была готова. А потом от Тимура Бекмамбетова мне позвонили и сказали: “Тимур просит, раз уж вы засветились в кадре, давайте теперь мы вас убьем. Приезжайте на досъемку”. Так что в кино сыграть еще раз очень бы хотелось. Но не абы какую роль!»

Ну а пока Анита участвует в различных телепроектах, а недавно еще и открыла собственный телеканал. Там поклонники артистки могут насладиться программами о здоровье, путешествиях, братьях наших меньших, музыкальных событиях, съемках клипов, режиссером и продюсером которых является сама Анита. Она не знает, какой увидят ее зрители через пару лет: «Все в жизни так стремительно меняется! И время, и тенденции, и музыкальные вкусы, и мы меняемся внешне и внутренне. В советские времена артисты десятилетиями работали в одном жанре, который был во многом задан сверху. А сейчас все по-другому».

«Мой сын перенял у отца все лучшее»

Разговоры о том, что за спиной артистки стоит целый клан московских чиновников, не утихают до сих пор. Сергей Цой одно время был руководителем пресс-службы мэра Москвы Юрия Лужкова. А с декабря 2010 года назначен заместителем председателя правления ОАО «РусГидро». «Согласитесь, странно, если муж не помогает своей жене! – говорит Анита. – Однако мне Сергей помогал и помогает не финансовыми потоками, а своими советами. Мудрый совет дороже любых денег. Так, он научил меня правильно строить отношения с прессой, с медиасообществом, что в наше время, когда звезды и журналисты грызутся между собой, очень важно».

У Аниты и ее мужа есть сын Сергей. «Он сам себя воспитывает, смышленый и правильный не по годам, – говорит певица. – Нас потрясла одна история. Обычно переходный возраст у детей бывает в 7-8 лет и потом в 14-15. И он прочитал об этом в книге по психологии. Пришел и сказал мне: “Мама, я постараюсь быть адекватным, а если ты заметишь, что я неправильно себя веду, ты мне скажи”. До 10 лет воспитание в основном лежало на мне и бабушках. Ему нужна была женская ласка, забота, я должна была его научить элементарно ухаживать за собой. А потом за его воспитание, закатав рукава, взялся отец.

Однажды муж так и сказал: “После 10 лет ты сына не увидишь!” Сначала я даже обижалась: например, они могли на весь день в воскресенье уехать без меня. Что они там делали? Но спустя какое-то время я поняла, что муж прав. Они разговаривали на сугубо мужские темы, могли поехать вместе на какие-то деловые встречи, вместе ужинали, занимались спортом, наблюдали даже, как женщины себя ведут, и обсуждали это. Это мудрый подход. Мальчику обязательно нужен отец – пример для подражания и наставник. И теперь я вижу, что мой сын перенял у отца все лучшее. Самое главное – любовь к своей маме».

Анита всегда старалась быть дома хорошей хозяйкой: «Я выгляжу очень эмансипированной продвинутой женщиной. Но все равно, в семье поддерживаю традиции – уважение к старшим, уважение к мужу. Сейчас принято думать, что женщина, хорошо вышедшая замуж, может по дому ничего не делать. Нанимает домохозяек, нянечек и всех, кого только можно, а сама лишь ходит по спа-салонам и развлекается. Но не так все просто! Мужчины ценят заботу, внимание, когда женщина старается для них и для детей. Я люблю готовить, потому что знаю, что мой муж и мой сын ни из чьих рук больше есть не будут. У нас даже есть шутка: где бы они ни находились, всегда идут к месту прикорма. Семья любит все, что я готовлю из мяса, из рыбы; корейские национальные блюда. Часто мы наперегонки готовим разные виды борщей».

Очень много времени артистка уделяет своему благотворительному фонду «Анита». «В его основе – социальное партнерство, – говорит певица. – Мне, конечно же, легче стучаться во многие кабинеты власти. Поверьте, есть немало богатых людей, чьи души и сердца совершенно искренне хотят участвовать в благотворительных программах, но они не знают, как это делать, или не доверяют другим фондам».

Сама Анита также пережила несколько тяжелых травм, когда едва не стала инвалидом: «В детстве тайком от мамы я записалась в конноспортивную школу, добилась каких-то успехов, но травма позвоночника заставила меня уйти на любительский уровень. После травмы я очень долго восстанавливалась. Выкарабкалась, вышла замуж. Однажды пришла на ипподром, села на лошадь и… опять сломала позвоночник. Была прикована к постели, у меня была анемия конечностей, я не знала, буду ли ходить. В тот момент для меня настольной книгой стала “Повесть о настоящем человеке”. Благодаря этой книге и ее герою Мересьеву я выжила. И с тех пор стараюсь помогать тем, кому тяжело».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена» , «Вечерняя Москва» , «Сегодня» , KM.ru

Share.

Comments are closed.