Топ-100

Анна Безулик: «Не имею отношения к увольнению Киселева»

0

Телеведущая рассказала, какое политическое ток-шоу будет вести вместо Киселева, почему не пойдет на скандалы ради рейтингов и не будет приглашать к себе в эфир друзей.

— Расскажите, когда к вам поступило предложение перебраться на «Интер»?

— Это случилось в конце прошлого года, незадолго до окончания моего контракта с 5 каналом. Честно скажу, предложение стало для меня полной неожиданностью. У меня накопилась такая усталость за прошлый сезон, что все мои мысли тогда были только об отпуске, как минимум двухмесячном. И до марта месяца меня вряд ли увидели бы в Украине. Были мысли о новых проектах, но я сознательно хотела взять небольшой тайм-аут, поэтому сама ни с кем никаких разговоров не вела. Но потом появилась хорошая идея о равноудаленном прозрачном дебатном проекте в соответствии с профессиональными стандартами, максимально открытой дискуссионной площадке на главном канале страны. Мне кажется, это будет полезное для нашего общества ток-шоу.

— А все-таки в истории с Евгением Киселевым — вы знаете, почему его оставили без работы?

— Знаете, я никогда не считала возможным обсуждать коллег. История Евгения Алексеевича — это его история. Было бы странно, если бы я имела к этому отношение.

— Были предположения, будто с ним попрощались, потому что он перестал устраивать владельца канала. Не думаете, что вас тоже может постигнуть та же участь?

— Естественно, все может быть. У каждого канала свои акционеры, свое настроение, своя программная политика. Более того, и то и другое имеет способность меняться. Дело не в этом. Есть профессиональные задачи, которые ставятся перед человеком, и если он считает их приемлемыми и способен их реализовать, он за это берется. Если в какой-то момент задачи меняются, то все пересматривают свое отношение к ситуации.

— Учитывая форматы сегодняшних ток-шоу, в кадре нужно крепко ругаться, обливать водой или умышленно вызывать оппонентов на скандал. Готовы ли вы пойти на это ради рейтинга?

— Даже в контексте рейтинга передо мной таких задач не ставили. Я коммерчески ответственный человек, поэтому буду бороться за хорошие показатели. Но ради рейтинга не пойду на грязные истории и скандалы. В моей программе не будет чернухи и желтизны.

— А чем будет отличаться это ваше ток-шоу от «РесПублики»?

— Очень жесткий тайминг, разнообразные репрезентативные опросы аудитории, предложения решений проблемы, а не только отношение к теме обсуждения. Мне кажется, это то, чего долгое время не хватало в эфире. Приглашать, как и раньше, будем не только политиков. Будут люди, имеющие отношение к проблеме, которая ставится во главе угла: эксперты, журналисты, непосредственные участники события.

— Кстати, а с 5 канала вы ушли по-английски?

— С 5 каналом у нас очень хорошие отношения. Последние четыре года моей профессиональной работы связаны с этим каналом, и я ему очень признательна за создание «РесПублики». Попрощались потому, что было взаимное желание сделать перерыв. Все-таки один и тот же формат столько лет. Но если сложится и возникнет взаимный интерес снова посотрудничать, думаю, так и будет.

— Все обсуждают название вашей программы – «Справедливость». Вы вправду полагаете, что украинская политика в сегодняшних условиях может быть такой?

— Я думаю, это была большая профессиональная наглость — так назвать программу (смеется). Но я рада, что мы рискнули. Поиск справедливости — одна из главных движущих развитием человечества сил. Именно благодаря ей создавались новые религии, государства, идеологии. Мы не собираемся декларировать справедливость, мы будем ее искать. А главное, за этим словом — нереальное многоголосье. Ведь справедливость — у каждого своя, это очень субъективное понятие. Я очень люблю названия, которые живут своей жизнью. Это слово в каждом человеке вызывает эмоции и никого не оставляет равнодушным. Это то, чего мы все хотим.

— У вас много знакомых в политической среде. Будете приглашать друзей в качестве участников?

— Я прилагаю все усилия, чтобы мои хорошие знакомые не появлялись в студии. Таким способом пытаюсь минимизировать возможность конфликта профессионального и личного.

— Не так давно вы снова вошли в список «Самых влиятельных женщин». В чем вы видите свое влияние?

— Только в добросовестной работе. Я спокойно отношусь к «знакам отличия». Моя близкая подруга в шутку называет меня социальным аутистом. Потому что я равнодушна к элементам признания и тусовкам. Я камерный и домашний человек. Люблю, когда у меня есть время заехать с друзьями в литературное кафе или книжку почитать. В жизни я человек, пекущий пироги, читающий книжки на диване, занимающийся йогой.

— Сегодня на телевидении много семейных кланов: когда известные люди привлекают в профессию своих детей, родственников. Если ваша 17-летняя дочь скажет: «Мама, хочу на телевидение», — вы будете этому способствовать?

— Только в одном случае: если я не смогу это предотвратить. Но даже тогда я буду не проталкивать, а опыт передавать. Летом она отнесла документы в два вуза и в оба поступила. Так вот, когда она выбирала… Это были семейные советы. Давить и прессинговать никто не мог. Но спросить: «Доченька, что ты себе думаешь?» — очень хотелось. И тут она говорит: «Я попрошу в моем присутствии слова “юрист” и “экономист” не произносить». Воспользовавшись ситуаций, я добавила: «Тогда и “журналист”, по крайней мере, в контексте образования. На этом и сторговались, дальше она выбирала сама. Пока получает базовое гуманитарное образование на философском факультете. А вообще я стараюсь не смешить Бога планами на будущее, особенно когда речь идет о твоем ребенке. Когда ты такая заботливая мамаша-клуша, сложно признать за ним право самостоятельно выстраивать свою жизнь без оглядки на тебя. Родить ребенка — все равно, что отпустить свое сердце гулять само по себе.

Ирина Миличенко,
«Сегодня»

Share.

Comments are closed.