Анна Герман: женщина старої дати

0

Анна Николаевна говорит, что она такая, какая есть. И это правда. Не верите – судите сами.

Запах львовского кофе

– Анна Николаевна, вы уроженка Львовской области. Скажите, какие ваши воспоминания о Львове?

– Самые лучшие. Это юность, университет. Это встреча с моим мужем. Это первая большая газета, в которой я работала. Это рождение двух детей. По сути, это все самое лучшее, что происходило в моей жизни.

 – А вы часто приезжаете во Львов?

– К сожалению, нет. Но я обязательно приезжаю туда на Рождество и на Пасху.

– В одном из интервью вы сказали, что были нетипичным сельским ребенком, потому что вы интересовались книгами. А что вы любили читать?

– Я читала все подряд, все, что было в местной библиотеке и в районной, куда я позже устроилась на работу, чтобы читать дальше. Я перечитала все от первой до последней книжки. От «Капитала» Маркса до тех запрещенных книг, которые местная библиотекарь не сжигала. В советские времена всегда приходил перечень книг, которые необходимо было изъять и сжечь. А она их прятала на чердаке. И я имела к ним доступ, поскольку она была приятельницей моей мамы. Я тогда много чего прочитала из того, что было изъято из библиотек.

– А вообще какие книги любите читать?

– Я очень люблю античную литературу: Сапфо, Архилоха, античных философов. Я обожаю Плутарха, Платона. Это то, что я перечитываю во все периоды моей жизни. Куда бы я ни ездила, чем бы ни занималась, всегда в воскресенье у меня есть несколько часов для того, чтобы перечитать что-либо из античного. Это самое лучшее в моей жизни.

Еще я очень люблю украинскую поэзию: Франко, Рыльского, раннего Тычину, Лесю Украинку. Эмму Ондиевскую может быть еще. Она в Мюнхене работала на радио «Свобода». Прекрасная поэтесса, очень интересная художница. Она менее известна на Украине, но у нее колоссальная поэзия.

– Анна Николаевна, вы галичанка. Вы любите галицкие блюда, скучаете по ним в Киеве?

– Я по ним не скучаю, потому что ко мне часто приезжает свекровь, и она готовит нам. Другой кухни она не знает. Это, по сути, польская кухня. Немного из австрийской, но в общем это польская кухня. Моя свекровь постоянно готовит так, как готовили во Львове. Единственный «львовский запах», который у меня есть – это запах львовских блюд (улыбается).

– Во Львове принято все вопросы решать за чашечкой кофе. Так и говорят: пойдем на кофе.

– Даже если ты пьешь чай, все равно получается, что ты идешь на кофе (смеется).

– В Киеве говорят: пойдем на пиво. Действительно ли вы решаете вопросы за чашечкой кофе, и как вы относитесь к тому, что сейчас пошла мода на пиво?

– Свое самое лучшее пиво я пила в English Garden в Мюнхене. Когда я впервые приехала в Мюнхен на радио «Свобода» и коллеги пригласили меня в English Garden на знаменитое баварское пиво, я сказала: «Нет, я пиво не пью. У нас во Львове пиво девчата не пьют». Но мне сказали: ты все-таки попробуй. И я попробовала баварское пиво. Это, конечно, что-то с чем-то (мечтательно улыбается). Оно на самом деле оказалось очень вкусным.

Решала ли я дела за пивом? Я если какие-то дела решаю, то ни за пивом, ни за кофе, я их просто решаю.

– Сейчас Львов – туристический город. Если бы вы были экскурсоводом, где бы вы посоветовали побывать туристам?

– Мне тяжело сказать, чего бы я не посоветовала, потому что во Львове каждый закоулочек связан с историей. Даже мой дом, в котором я жила. Во время войны это был район «нурфердойч» – только для немцев. Там жили немецкие офицеры, там было гестапо. Она называлась Цветочная. Почти как Блюменштрассе, из «17 мгновений весны». И на этой Блюменштрассе под 12 номером я жила. Рядом, в доме номер 16, было гестапо во время войны. А в моем доме жили гестаповские офицеры.

Этот дом для своей жены, венской аристократки, построил директор Галицкой железной дороги, во времена Австро-Венгрии это была очень высокая должность. Это прекрасный двухэтажный особняк, с садом, в центре города, и рядом корты теннисные. Очень красивое место. И там цвели очень красивые райские яблони в этом саду. Я с огромной ностальгией вспоминаю это свое жилище. Когда мы там жили, то ко мне приезжала служанка той венской аристократки. Она приехала из-за границы, нашла этот дом. Она же и рассказала мне его историю. Весь Львов – это история. Там каждый дом имеет очень интересную историю. Поэтому мне тяжело было бы сказать, куда бы я не повела экскурсию.

Шопен и Моцарт – то, что меня лечит

– Анна Николаевна, в одном из интервью вы рассказывали, что когда вы познакомились с мужем, Вас очень заинтересовала его фамилия – Герман. И вы сказали, что хотели бы быть Анной Герман. Вы как-то по-особенному относитесь к певице Анне Герман?

– Я ее очень любила в то время. Когда мой будущий муж вернулся из Гданьска, он работал тогда первый раз в Польше, а меня временно взяли на его место, но мне сказали: Герман вернется, вы будете вынуждены освободить место, потому что мы его очень ценим. Когда я его первый раз увидела, он представился: Сергей Герман. Я говорю: было бы здорово быть Анной Герман. «Такая уже была», – ответил Сергей и вернулся назад в Польшу. А позже…

– Вы стали Анной Герман.

– Знаете, бывает, что в какую-то минуту человек говорит о том, что осуществляется позже (улыбается).

 – Вы вообще любите современную эстраду? И каких певцов любите слушать?

– Я очень люблю классическую музыку. Я очень люблю Шопена, Моцарта, Гайдна. Это я слушаю постоянно. Шопен и Моцарт – это то, что меня просто лечит.

Я люблю Мирослава Скорика. Его «Карпатская рапсодия» – колоссальная штука. Я люблю украинскую эстраду периода Ивасюка. Я люблю песни Поклада – «Ой летiли дикi гусi». Я много чего люблю, но это не то, без чего я не могу жить. Я очень люблю украинские и русские народные песни. И очень много знаю старых народных песен, особенно украинских.

– Вы любите ходить в театр?

– Я очень люблю театр. Мы часто ходим в театр, особенно в оперу. Мой свекор был директором Львовской оперы – Михаил Герман – достаточно известный в театральных кругах человек. Время от времени хожу в «Молодой театр». В свое время ходила в «Колесо». Я люблю изобразительное искусство. Я люблю всех муз, скажем так.

С мужчинами проще и легче

 -Анна Николаевна, как вы считаете, вы счастливая жена и мать?

– Мне кажется, что да. Я думаю, что мне грех было бы жаловаться.

– У вас в семье трое мужчин. Тяжело с тремя мужчинами?

– Я думаю, что тяжелее было бы с тремя женщинами (смеется). Женщины всегда тяжелее. С мужчинами проще и легче. Я всю жизнь работаю с мужчинами. Мне с ними работать достаточно легко.

– А чем любите радовать своих близких?

– Да я не знаю, могу ли я их чем-то порадовать. Я редко бываю дома, к сожалению.

– А раньше?

– У меня всю жизнь так было. Я всю жизнь тяжело работала. Всегда была страшно занятым человеком. И наибольший мой грех – то, что мне всегда не хватало времени для моих детей и для моей семьи. Я иногда сижу и думаю: ради чего все это, раз для самого важного у меня нет времени? Это мое самое болезненное место.

– А вы вообще любите вести домашнее хозяйство? Или у вас опять-таки не хватает времени?

– Я не знаю. Если честно, то у меня никогда не было времени это даже осознать. У меня когда-то была грядка. Я посеяла морковь, и она выросла. Но поскольку у меня не было возможности ее собрать, она у меня перезимовала. И мой муж все время иронизировал по этому поводу. Но когда на следующий год сошел снег, еще ни у кого ничего на грядке не было, а моя несобранная морковь дала побеги. И я сказала: «Видишь, какая я хорошая хозяйка! Ни у кого еще ничего на огороде не растет, а у меня уже морковь». Такая вот смешная история.

 – А есть какой-то фирменный рецепт от Анны Герман?

– Есть. Я всегда рассказываю про сельский пирог с гречкой, который делается на дрожжевом тесте. Мнется картошка, в картошку добавляется немного чеснока, масла, соли, приправ. И гречка запаренная – не вареная, а запаренная кипятком. Это такая начинка. Потом это ставится в печь. И выходит пирог, который очень вкусен со сметаной. Очень хороший антикризисный рецепт (улыбается).

Я старої дати, а не стильная

– Считаете ли вы себя стильной женщиной?

– Думаю, что я нормальная женщина. Я консервативная женщина. И я такая немного, как говорят, старої дати (галицкое выражение, переводится как старомодная. – Ред.). Я старої дати, а не стильная.

– Иногда журналисты вас укоряют, что вы не придерживаетесь какого-то определенного стиля. Но какие-то пристрастия у вас есть?

– Понимаете, когда меня спрашивают, есть ли у меня стилист, для меня это абсолютно дикий вопрос. Мне было бы страшно неинтересно подчиняться каким-то там стилистам. Это лишнее в моей жизни. И я на это, во-первых, никогда бы не дала денег, а во-вторых, мне было бы стыдно, если бы мне говорили: ты это должна одеть, а это не одевай.

– А пристрастия какие-то в вещах, в одежде, в прическе у вас есть?

– Нет. Все зависит от настроения. Иногда мне хочется чего-то такого бледненького, незаметного, серого. А иногда хочется какого-то яркого мазка. Все это зависит о настроения, и больше ни от чего.

– Если приходите в магазин, то по каким критериям выбираете себе вещи?

– Как правило, это бывает случайно. Потому что обычно все это происходит на бегу: куда-то вскочил, что-то схватил, принес домой и понимаешь, что тебе это не нужно.

– Говорят, что женщины любят в качестве отдыха транжирить деньги в магазинах…

– Нет, мне это тяжело.

– А на что вы могли бы потратить большую сумму денег?

– Я бы посадила взрослые деревья. Нашлось бы место, где бы была возможность. Я бы посадила много-много больших деревьев.

Без перчаток я чувствовала бы себя примерно так, как без чулок

– Некоторые женщины любят собирать, например, шляпки. Другие любят высокие каблуки. А для вас есть что-то такое, что обязательно должно быть в вашем гардеробе?

– Перчатки. Мне тяжело было бы подобрать пальто или плащ без перчаток. Мне это неудобно. Во Львове женщины, те женщины старої дати, не выходили без перчаток. И это во мне еще глубоко сидит. Без перчаток я чувствовала бы себя примерно так же, как без чулок. Я почти никогда не хожу без чулок, разве что на море. И точно так же я себя чувствовала бы себя в плаще или пальто и с голой рукой.

– Женщины говорят: я никогда не выйду на улицу…

– Непричесанная. Это что-то такое, что должно быть в жизни – и все. Когда мы поженились, то мой муж сказал мне: «Ты должна понимать, что дипломаты очень мало зарабатывают, и мы будем жить довольно скромно». А я ему говорю: знаешь, я могу обойтись без всего. Единственное, без чего я не могу обойтись – это без парикмахера. А он говорит: «Это единственное, что я могу тебе гарантировать». И он слово сдержал. Я в жизни, даже в самые наши тяжелые моменты, всегда могла сходить к парикмахеру.

– Анна Николаевна, как считаете, сегодня мода вообще есть? И как вы относитесь к современной моде?

– Никак. Я к ней просто не отношусь (улыбается).

Из досье

Ощущение возраста: с самого рождения ощущает себя на 30 лет. Как родилась 30-летней, так и осталась.

Знак Зодиака: Телец.

На завтрак обычно… обычно не завтракает, но пьет кофе.

Любимый мультфильм: про Винни-Пуха. Очень нравился голос актера, который озвучивал Винни-Пуха.

Любимый вид отдыха: ходить пешком по лесу.

Любимый актер: Роберт де Ниро.

Первая работа и первая зарплата: библиотекарь в детской библиотеке г. Николаева Львовской области. Зарплата около 95 рублей.

Праздник – это когда семья вместе и все здоровы.

Надежда Бабенко,
From-ua.com

Поделиться.

Комментарии закрыты