Анна Семенович: «Не знаю пока, хочу замуж или нет»

0

Анну Семенович знают все. Как фигуристку и участницу конкурса «Ледниковый период», как телеведущую и бывшую солистку группы «Блестящие». Анна снимается в кино – не всегда в главных ролях, но зато у знаменитых режиссеров и продюсеров, участвует в эстрадных программах, записывает клипы.
– Анна, как все успеваете?

– Люблю работать, я трудоголик. Как в три года поставили меня на лед, так с тех пор я не знаю отдыха.

– Зачем было мучить такого маленького ребенка?

– У меня была болезнь, и врачи предписали мне заниматься зимним видом спорта. И мама, как добросовестный родитель, очень скрупулезно отнеслась к этому предписанию и через всякие мои «не хочу» поднимала меня в семь утра, и мы ехали на тренировку. А еще я брала уроки хореографии у балерины Большого театра. Потом школа, вечером – уроки. Увильнуть от чего-либо мама не позволяла. Без сил я валилась спать в 12 ночи. А с утра все повторялось сначала. Так что детства у меня не было. Я вспоминаю лишь, как мне постоянно было холодно на льду, вечно болели ноги и хотелось спать.

– Мне уже вас жаль…

– Зато я приучена к работе и благодарна своим родителям за такой распорядок. Без этих навыков я не добилась бы всего того, чем сегодня обладаю. Мне очень интересно пробовать себя в самых разных ипостасях.

– Сейчас вы не спортсменка. Вы – кукла Маша. По душе кукольный образ?

– Мне очень нравится образ Барби. Все розовое, рюшечки, кудри, хлопающие глазки. Будто в детство возвращаешься…

– Так все-таки детство было?

– Ну да, конечно, были всякие приятные моменты. Я еще в свои восемь лет продолжала думать, что Дед Мороз исполняет наши заветные желания. Мама возьми и спроси, что я хочу получить на Новый год от Деда Мороза. Я сказала, что буду очень-очень признательна Дедушке Морозу, если он подарит мне куклу Барби. Помню, как изменилось лицо моей мамы. Представляю, чего ей стоило исполнить мое желание – куклы эти были большим дефицитом: их везли из Америки, доставали всякими окольными путями. Но в новогоднюю ночь под елкой я обнаружила коробку, в которой лежала самая настоящая Барби. В розовом платье, блондинка. Как я сейчас… (Смеется.) Мне нравится во все это поиграть, предстать такой глупенькой, капризной. Но как только я возвращаюсь в гримерку, снимаю с себя все эти локоны, я превращаюсь в себя, Аню Семенович.

– Какая вы в жизни? Вас на улице узнают?

– Узнают, конечно. За семь лет работы в шоу-бизнесе, и особенно за последние три года, я стала популярна. Но когда без макияжа, а это частенько бывает, когда кепочку поглубже натяну, в пуховичке – могу и проскочить. Но если уж меня заприметили, не убегаю, стараюсь понять людей, которые начинают тебя расспрашивать – отвечаю им, улыбаюсь. Только хамство не люблю. …Я понимаю, что я конкретно въелась людям в мозг – такая сексуальная, пышногрудая. Но если людям нужна героиня, такая, как я, – почему бы им не доставить этой радости? Я заняла свою нишу и не пытаюсь во что бы то ни стало доказать, что я в жизни совсем другая. Не собираюсь рушить стереотипы.

– Слышала, вы эзотерикой занимаетесь.

– Я верю в судьбу, в то, что, если человек действительно чего-то очень хочет и правильно к этому стремится, он этого обязательно достигнет. Просто не надо быть подлым, злым, завистливым. Если нас одолевают нехорошие мысли, то мы их обязательно выбрасываем в космос. Во Вселенной действует закон бумеранга – этот же негатив назад и получим. Я вот стараюсь не злиться, не завидовать, никого не осуждать и почаще улыбаться. Поэтому, думаю, у меня так в жизни все хорошо и складывается.

– У вас учитель есть, наставник?

– Я, наверное, сама пришла к каким-то выводам. Надо анализировать свою судьбу и понимать, за что Бог тебе дает хорошее, а за что наказывает. И если каждый человек выключит все телефоны и побудет дома хотя бы сутки в одиночестве, в тишине с самим собой, он поймет, за что ему такой шаг, такой пинок был дан. Я лично этот способ самоанализа, внутреннего самоочищения применяю.

– Сейчас все звезды пишут книги, мемуары. Вы не собираетесь?

– Думаю, что мне еще рано. Наверное, 30 лет – это только начало жизни женщины, и мне пока нечего сказать. Создавать что-то типа фантиков я бы не хотела. Если уж писать, то глубокое и умное, чтобы помогло людям в каких-то ситуациях. Может быть, когда я выйду замуж, познаю радость брака, радость материнства, пройду через какие-то разочарования, потери – то есть лет через 10–20, я и дозрею до книги. А сейчас я фактически ребенок. Люблю погулять, повеселиться. Могу бегать под дождем босиком. И часто чувствую себя той Аней, которой 15 лет.

– Однако слух прошел, что вы замуж собрались и что уже избранник есть…

– Может, вчера я так и говорила. А сегодня уже думаю, что и не знаю, хочу я замуж или нет. Я еще не разобралась. У меня в жизни случаются такие красивые романы, я пока ими полна. И пытаюсь сама открыть в себе какую-то новую тайну, новое качество…

– Но когда это случится – выйдете замуж, – важна ли для вас будет и дальше карьера певицы, актрисы?

– Думаю, на какое-то время я вообще карьеру отставлю в сторону. Я и так уже избыток всего получила – признания, славы, звездности. Наверное, замужем я захочу именно быть за мужем, захочу рожать детей, воспитывать их.

– И вспомните, как родители воспитывали вас?

– М-м… Во всяком случае, я тоже их отдам в спорт, это наилучшая школа воспитания воли, буду приучать к труду, к достижению результата. Все-таки это очень приятно – стоять на пьедестале с медалью на груди, когда звучит гимн нашей страны. Я не родилась в семье олигарха, министра, партработника высшего звена. Я сама хотела добиться чего-то. Когда-то я пообещала своему папе, что нашу фамилию будет знать вся страна. Он тогда посмеялся. А теперь удивляется: «Ты, дочка, была права».

Елена Добрякова
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты