Топ-100

Анна Винтур: женщина по прозвищу «ядерная зима»

0

Анна Винтур – одна из самых влиятельных фигур в мире современной моды. Икона стиля в Америке и Европе, жесткий и требовательный руководитель. Все самые лучшие фешн-авторы и обозреватели моды мечтают сотрудничать с ней. Ведь она уже много лет неизменный главный редактор американского журнала Vogue.

«Вы либо знаете моду, либо нет»

Анна родилась 3 ноября 1949 года в Лондоне. Её отец Чарльз Винтур был редактором газеты The Evening Standard. С матерью Анны, Элеонорой Бейкер, дочерью профессора права Гарвардского университета, он вскоре развёлся и женился на Одри Слейтер, редакторе и журналистке, основательнице нескольких молодёжных журналов. У Анны трое братьев и сестёр. В школе она часто бунтовала против строгой формы, а дома с удовольствием давала советы отцу по рубрикам в газете, которые создавались им для молодёжи.

В 14 лет Анна сделала стрижку «каре», которая стала её визитной карточкой на долгие годы. В 15 лет Винтур устроилась продавцом в магазин BIBA, а в 16 приняла решение не поступать в колледж, а заняться модной журналистикой. Впрочем, родители явно были в шоке, и по их настоянию Анна прошла подготовительный курс в универмаге Harrods. Но вскоре она абсолютно отказалась от идеи учиться, заявив что «Вы либо знаете моду, либо нет».

После этого Анна поработала пару месяцев в журнале своего бойфренда Ричарда Невилла. А карьеру модного обозревателя она начала в британском журнале Harpers&Queen, где проработала 6 лет, пройдя путь от обозревателя до заместителя редактора. Позже Анна вместе со своим новым парнем, независимым журналистом Джоном Бредшоу переезжает в Нью-Йорк, где в 1975 году становится младшим редактором моды в Harper’s Bazaar. Она рьяно отстаивала все свои идеи, что не всем было по нраву – в итоге Анна не проработала в этом журнале и 10 месяцев. Однако вскоре с помощью Джона она получила должность главного редактора журнала Viva, который позиционировался как издание для взрослых женщин. Именно там у Анны появился её первый личный ассистент, и она тут же заслужила славу требовательного руководителя.

В 1978 году журнал Viva был закрыт как весьма убыточный проект, и Винтур на два года выпала из модной индустрии. В это время она встречается с французским продюсером Мишелем Эстебаном. Живёт то в Нью-Йорке, то в Париже. К слову, ей также приписывали роман с Бобом Марли – Анна никогда не была обделена вниманием мужчин. В какой-то момент она вернулась к работе, заняв должность главного редактора журнала Savvy. Именно здесь она начнёт реализацию концепции издания не для домохозяек, а для самостоятельных женщин, у которых есть деньги и которые делают карьеру. Затем Винтур оказалась в отделе моды в журнале New York, редактор которого Эдвард Коснер был в восторге от идей Анны. Он хотел, чтобы она и дальше работала на его издание, но Винтур предпочла Vogue, о котором мечтала с детских лет.

«Мне нужны личности на обложках»

Анна любит рассказывать историю о том, как проходила собеседование в Vogue в 1982 году: «Грейс Мирабелла, главный редактор издания на тот момент времени, спросила меня, кем бы я хотела работать в журнале, если бы мне выдалась возможность войти в коллектив их творческой и модной команды. Я, не моргнув глазом, выпалила: “Хотела бы занять ваше место”. Конечно, мой самоуверенный тон был расценен как некий юношеский запал. Мирабелла только и могла, что покрутить у виска пальцем. А спустя 6 месяцев я уже заняла кресло главного редактора. Мне кажется, она до сих пор с горечью вспоминает об этой истории».

За те 6 месяцев случилось многое. Анне предложили должность креативного директора американского Vogue. Она, конечно же, согласилась, но при условии удвоения её зарплаты и полной свободы действий. Её требования были приняты. Но вот с Мирабеллой своенравная Винтур так и не смогла найти общий язык. В итоге, не желая отказываться от Грейс, проработавшей редактором 17 лет, Анну назначают главным редактором Vogue Британии. Именно в это время Винтур начинает встречаться со своим старым другом, детским психиатром Дэвидом Шэффером, за которого и выходит замуж в 1984 году. Вскоре у них родился сын Чарльз, затем дочь Кэтрин.

А в 1988 году мечта Анны осуществилась: она стала главным редактором американского журнала Vogue, который и возглавляет по сей день. На ее первом номере красовалась неизвестная тогда модель Микаэла Берку в джинсах за 50 долларов и кофте Christian Lacroix за 10 тысяч. Впервые на обложке Vogue появилась модель в джинсах. Впрочем, недавно Анна призналась, что вовсе не планировала ставить этот снимок на обложку: «Я просто сказала: “Давайте попробуем!” Получилось очень естественно. В этом номере не было ничего нового, просто он был другой». В 1989 году на обложке появилась девушка в полотенце с мокрыми волосами и без макияжа.

«Изначально девушка с обложки была задумана непременно как икона стиля, модный персонаж, невероятно востребованный в настоящее время, – говорит Винтур. – Но я смотрела глубже, мне нужны были личности на обложках, не просто модницы, а персоналии со своим психологизмом, душой, судьбой, историей. Так в 1993 году на обложке моего журнала красовались Вайнона Райдер и Шэрон Стоун, в 1994 году – Джулия Робертс, 1995 год – Деми Мур, в 1998 году Сандра Баллок и Рене Зельвегер. Фотообразы этих женщин я тщательно прорабатывала сама. Было время, когда на обложке красовалась и группа Spice Girls, скажу честно, это не самая любимая моя обложка. Были и лучше».

Винтур всегда чётко знает, что ей нужно и не меняет своих позиций. Например, в 1999 году Дженнифер Лопес считалась «девушкой тысячелетия». Но у Анны было другое мнение, и она отказалась помещать снимок звезды на обложку из-за того, что та кажется слишком вульгарной. Зато Винтур помогает многим молодым талантам найти себя и стать знаковыми фигурами в обществе. И никогда не сомневается по поводу их потенциального успеха. «Я могу позволить себе судить людей и верить в них, – заявляет Винтур. – Так было со многими. Так случилось и с баскетболистом Леброном Джеймсом. Он появился на обложке моего журнала несколько лет назад и вызвал бурную волну возмущений. Я же все эти годы приглядывала за творческим ростом парнишки, если ему был необходим совет, он прекрасно знал, что мог ко мне обратиться.

Я верила в него. Однажды я пригласила его на показ Tommy Hilfiger. Он выглядел как настоящий щеголь, явившись публике в университетском пиджаке, в галстуке-бабочке и найковских кедах, но ему все это невероятным образом шло. После шоу я спросила, что ему понравилось больше всего. Он сказал: “Верблюжья накидка”. И попал в точку. Знаете, бывают люди-маяки, и я очень рада, что могу распознавать таких людей и встречать на своем жизненном пути. Леброн Джеймс – один из них».

«Работа остается работой»

В мире моды Анну называют «ядерная зима», это игра слов по созвучию: Wintour (Винтур) — winter (зима). Такое прозвище дали ей её подчинённые за жёсткий и строгий стиль руководства. Говорят, что в редакции Vogue все обязаны строго соблюдать правила, созданные Винтур. Младшие сотрудники не должны подавать голос, пока к ним не обратятся старшие, запрещено даже первыми здороваться. Кроме того, на работе нельзя есть, Винтур однажды призналась, что никогда бы не приняла на работу даже самого блестящего профессионала, если б у него был лишний вес. И, конечно же, каждый сотрудник обязан одеваться в стиле Vogue.

Как раз с Анны Винтур был написан образ главной героини книги «Дьявол носит Prada». Этот роман написала её бывшая личная помощница Лорен Вайсбергер в 2003 году на основе личного опыта работы с Анной. Поговаривали, что Винтур предупредила всех известных дизайнеров, приглашённых принять участие в камео для фильма, что если они примут это предложение, то больше никогда не появятся на страницах журнала Vogue, а другие известные женские журналы мод не напечатали обзоров фильма и ни словом не обмолвились на своих страницах о книге. Сотрудники редакции Vogue отрицали существование запрета, но художник по костюмам Патриция Филд заметила, что многие дизайнеры поделились с ней, что не хотят рисковать, опасаясь ненароком разгневать Винтур.

Анну спрашивали не раз, узнала ли она себя в образе Миранды Присли. «Я прокомментирую это так. Это чистая правда, что я позволяю всевозможные рукоприкладства в  адрес моих личных ассистентов, а еще я запираю их в офисе, не выпускаю на свежий воздух и не плачу им зарплату, – иронически улыбалась в ответ Винтур. – И скажу вам другое: в моей жизни есть семья и друзья, которые многое значат для меня. Ради этих людей я готова на все. А работа остается работой. Здесь ставятся другие задачи, а отношения в коллективе приобретают несколько другой оттенок».

У Винтур есть ассистенты, которые выполняют большой пласт работы, касающийся организационных моментов и её графика: «Мой хороший друг и партнер Марк Джейкобс, например, если нам что-то от него срочно нужно, вначале получает оповещение по электронной почте. Бывает, что он не готов моментально отреагировать на нашу просьбу, тогда мы даем ему время подумать, а потом раздается звонок из Vogue от одного из моих ассистентов. Если и на этот звонок нет нужной срочности реагирования, в третий раз он подходит к телефону моментально, потому что знает, что на этот раз звоню ему я лично. Примерно так оно и происходит в работе.

Я пытаюсь быть максимально открытой в новых знакомствах и перспективных общениях, но с другой стороны вы знаете, что существует очень высокий уровень доверия к тем людям, которых знаешь многие годы. Поэтому чаще и чаще обращаешься к ним, как к проверенному и не предаваемому миру. Скажу так, у нас в редакции есть своего рода энциклопедия Vogue со всеми именами великих людей, которые внесли свой вклад в развитие журнала. Не буду лукавить, среди них есть любимчики, так называемый костяк нашего журнала. Но встречаются и так называемые единожды приглашенные звезды. Мы постоянно привлекаем к страницам нашего издания и новые, подающие большие надежды имена. Но иногда старая проверенная персоналия намного ближе редакторской команде, чем – как бы это получше выразиться – люди, с которыми будешь ходить немного на грани».

«Уйти из журнала? Ни за что!»

Такая личность, как Анна, всегда привлекает к себе внимание: её можно как любить, боготворить, так и ненавидеть. Действия Винтур всегда широко обсуждались в индустрии моды и привели к возникновению многих скандалов. В частности, защитники прав животных объявили Анну своим главным врагом за пропаганду ношения натурального меха. Многие критики обвиняли её в продвижении идеи элитарности моды, недоступности моды широким слоям населения.

15-летний брак Анны распался под волнами слухов о её романе с женатым техасским миллионером. Винтур переживала по поводу развода и реакции детей на него. Но все это не помешало плавному течению жизни Анны. Подъём в 5.45, утренний кофе и партия в теннис, приём визажистов, стилистов и парикмахеров. Она не употребляет алкоголь, не задерживается на вечеринках дольше, чем на 20 минут и ложится спать в 10 часов вечера. Терпеть не может дамские сумочки, почти всегда носит тёмные очки от Chanel и каждую минуту своей жизни выглядит так, как будто собирается выступать перед многомиллионной аудиторией.

На премьеру фильма «Дьявол носит Prada» она пришла полностью в одежде от этого Модного дома, давая понять всем и вся: обсуждайте, сколько хотите, но если вы называете меня Дьяволом, я им буду, потому что модная индустрия все еще в моих руках. Последнее время ходят слухи, что Анна Винтур ослабила хватку, что журнал стал предсказуемым, и в нем уже нет прежнего лоска. А что же Анна? Она просто стала чаще появляться в обществе и выступать с заявлениями: «Уйти из журнала? Ни за что!». И действительно, разве можно бросать то, к чему стремился всю жизнь?

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Mylitta.ru, Newsinfo.ru, Etoya.ru, Price13.ru, «Википедия»

Share.

Comments are closed.