Анне Вески: «Туловище было Пугачёвой, а голова – моя»

0

Когда известный эстонский интернет-портал проводил опрос, чтобы узнать, кого можно назвать самой влиятельной женщиной страны, певицу опередила лишь спикер парламента Эне Эргма. Кстати, на вопрос, как она сама к этому относится, Анне ответила: «В этом нет ничего плохого!»

– Вы, Анне, последние лет пятнадцать работали каждую новогоднюю ночь. Вот и в этом году – тоже. Семья не обижается?

– Конечно, нет! Мы всегда вместе едим кровяные колбаски, как и полагается у эстонцев в Рождество. А новогодняя ночь совсем другое дело. Во-первых, мне кажется, это яркий и весёлый праздник. А во-вторых, я очень земной человек, никогда не витала в облаках и с детства знала, что надо зарабатывать деньги.

– Значит, это правда, что вы с братом ещё совсем маленькими играли в загсе на рояле марш Мендельсона?

– И кстати, совсем неплохо зарабатывали. Бывало даже по 10-15 рублей за день – по рублю за каждое выступление.

– То есть вы с ранних лет трудоголик?

– Не совсем. Скорее, я ленивая. Очень люблю бездельничать: сидеть дома, отдыхать, гулять. И тем не менее слава богу, что у меня есть работа! То есть не могу сказать, что целыми днями работаю. Но время от времени мне звонят и просят записать в студии какую-то песню для телепередачи или для вечера памяти кого-то из артистов. Правда, сейчас у меня настроение немножко передохнуть. Но если мне предложат что-то такое, от чего не смогу отказаться, сразу же помчусь в Москву.

– Почему в Москву? Неужели в Эстонии вы не так востребованы, как в России?

– Вообще-то я не могу сама говорить о своём положении на эстонской эстраде. Но думаю, оно достаточно высокое.

– В этом можно не сомневаться! Русские эстоноземельцы даже называют вас эстонской Пугачёвой.

– Это неправильно! Я – эстонская Вески.

– Раз уж мы с вами вспомнили Аллу Борисовну, скажите, это правда, что вас когда-то с ней перепутали?

– Не совсем так. Меня не перепутали. Просто во Вьетнаме на афише было туловище Пугачёвой, а голова – моя.

– Кому понадобился такой фотомонтаж?

– У организаторов были старые пугачёвские плакаты, и они не стали морочиться – взяли и приклеили к нему моё лицо. Ничего страшного. Во всяком случае, я не испытала по этому поводу болезненных мучений. Мне всегда помогает здравый рассудок.

– Он помогал вам и в те времена, когда эстонцы вас очень осуждали за работу в России?

– Прежде всего хочу уточнить: то, что эстонцы не любят русских, придумали журналисты. Я всю свою сознательную жизнь пою и в Москве, и в Таллинне.

– И не только в столицах. В советские времена вы вообще гастролировали по всему Союзу. Да ещё с каким успехом! В Караганде, когда вы работали на стадионе, вас даже охраняла конная милиция.

– Было такое. Народ привозили целыми автобусами, и люди ехали как на праздник. В то время мы давали по три концерта в день во дворцах спорта. Чего ещё хотеть?

– Расскажите, что вас в прошлом году обрадовало больше всего.

– В моей жизни всегда и всё шло своим чередом. Это не был путь через тернии к звёздам. К тому же я не страдаю манией величия и всегда считала, что любить себя – это, конечно, хорошо. Но надо ведь и с мозгами дружить. А что касается удовольствия от работы, скажу так: огромное спасибо российским телеканалам за то, что меня приглашают! Были времена, когда это происходило не так часто. Но лет десять назад в моду вошло замечательное слово «ретро».

– И всё-таки, Анне, вы точно трудоголик.

– Почему это?

– Да как же! За год участвовали в нескольких крупных российских телепроектах, записали альбом, постоянно работаете в таллиннских клубах и ещё успеваете ездить по Эстонии с концертами. Причём я слышал, что в маленьких городках вы работаете за совсем мизерные гонорары.

– Я делаю то, что мне нравится, да ещё и деньги за это получаю. Ну а насчёт гонораров – вы же не будете, наверное, возражать, если я скажу, что всех денег всё равно не заработаешь?

– В общем, нет.

– Вот видите! Поэтому я всегда работаю от души и с полной отдачей.

– И не под фонограмму.

– Это правда. Я не так устроена. Один раз, когда это только-только стало модно, я попробовала выступить под фонограмму. Это был ужас! Мне было так стыдно перед теми, кто купил билет и пришёл меня слушать, что простояла весь концерт красная, как рак.

– А как вы относитесь к тем, кому не стыдно работать под фанеру?

– Пусть это останется на их совести. Лично я могу сказать только одно: чем больше артист поёт, тем у него становится лучше голос.

– Но согласитесь, в живом выступлении могут быть серьёзные огрехи, а фонограмма всегда звучит по высшему разряду. Может быть, эти артисты просто думают, что таким образом они выглядят лучше?

– Каждому своё. Я так не могу и к тому же знаю: лучше всех не может быть никто.

– Безусловно. И тем, кто этого не понимает, начинает казаться, что вокруг одни враги и конкуренты. Как, кстати, у вас складываются отношения с коллегами-звёздами?

– В гости я ни к кому не хожу, но когда встречаемся на концертах, обычно друг другу улыбаемся. А потом отработали – и разъехались по домам.

– Наверное, это лучший вариант отношений в шоу-бизнесе. Но у меня возник вот какой вопрос. У Софии Ротару в Москве квартира, Лайма Вайкуле живёт в Москве не меньше, чем в Риге, Тамара Гвердцители в Москве – постоянно. А вы? Почему не перебираетесь туда, если в России столько работы?

– Никогда не стремилась жить в Москве. Ничего не могу сказать, в России ко мне очень хорошо относятся, но моё место – в Эстонии. И это не пафосные слова. У нас прекрасно всё! К тому же вы знаете, сколько самолёт летит от Таллинна до Москвы? Всего час! Намного меньше, чем приходится стоять в московских пробках.

– Да уж. Московские пробки – страшное дело.

– Ну вот! А я хочу жить и не мучиться.

– И вам никогда не хотелось бы в своём прошлом что-то изменить, как говорится, переиграть заново?

– В прошлом? Не знаю. Да и нечего вроде бы.

– Ну как же! Вот если бы вы не пошли на эстраду, а остались после Политехнического института работать на табачной фабрике, может быть, сегодня уже имели крупный бизнес?

– Моё место на эстраде. Мне сверху было дано стать певицей. А в остальном – я ведь по гороскопу Рыбы, так что просто плыву по течению.

– И никогда не наталкиваетесь на подводные камни?

– Случается. Но я никогда не унываю. А в крайнем случае молчу и всё равно делаю, как мне надо.

Владимир Ермолаев
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты