«Анни Жирардо была способна в секунду взорваться»

0

Ей удалось узнать, что такое слава и успех, большая любовь и настоящая дружба. Ее учителями, коллегами, возлюбленными были люди, которых сегодня называют мэтрами кино. Узнавать их было счастьем, но прощание с каждым из них стало личной драмой актрисы.

Новая жизнь с новой стрижкой

Анни Сюзан Жирардо родилась 25 октября 1931 года в Париже. Появиться на свет в этом городе – уже неплохое начало карьеры для артистки. О кино и сцене будущая звезда мечтала уже в детстве. Хотя поначалу Анни подумывала стать акушеркой – пойти по стопам матери. Ей нравилась эта благородная профессия: помогать появлению новой жизни. Но истинного призвания к медицине не было. Зато было желание играть.

Мама поддерживала интерес дочери, сама часто водила ее в кино и даже записала в Центр драматического искусства. Выбор пути совершился как будто сам собой. В 21 год Анни поступила в Консерваторию, где ей доверили как драматические, так и комические роли. Учебная сцена – не единственная площадка, на которой пробовала себя Жирардо. Она работала статисткой в Комеди Франсез, а также пела в кабаре на Монмартре. Через два месяца после выпуска из Консерватории Жирардо была принята в Дом Мольера. Редкая удача! К тому же подвернулась и первая роль в кино – в картине «Тринадцать за столом» Андре Юнебеля.

А еще через два года сам Жан Кокто приглашает Анни в свой спектакль «Пишущая машинка» в театре «Одеон». Драматург был доволен игрой Жирардо, но вот что никак его не устраивало, так это… прическа девушки. Не в силах терпеть несовершенство, он отвел Анни в знаменитый парижский салон сестер Карита, где лучший мастер сделал мадемуазель Жирардо стрижку под мальчика. Кажется, Анни сама не ожидала такого эффекта – она словно обрела себя.

Жирардо работала на износ. Но Комеди Франсез – своенравный театр и требовал полного подчинения. Полную энтузиазма молодую артистку поставили перед выбором: либо она отказывается от всех предложений со стороны, либо уходит. Условие жесткое и обидное – Анни решила уйти. Тогда же Лукино Висконти пригласил ее в спектакль «Двое на качелях», причем партнером актрисы стал Жан Маре. Именно в кабинете Висконти Жирардо встретит свою самую большую любовь, когда прилетит в Рим обсуждать свое участие в фильме «Рокко и его братья».

Измученная любовью

Любовь с первого взгляда – Анни сразу поняла это, как только увидела Ренато Сальватори. Обаятельный итальянец был любимцем женщин как в кино, так и в жизни.
 
Он тоже сразу обратил внимание на очаровательную француженку, роман развивался стремительно. В январе 1961 года в Милане начались съемки фильма «Рокко и его братья», Анни познакомилась со своим партнером Аленом Делоном. Его красота не может не произвести впечатления, и все же для Жирардо не было никого, кроме Ренато.

Но он жил в другой стране, и Анни пришлось привыкать к жизни на два города, к постоянным перелетам, бесчисленным расставаниям. Во время репетиций пьесы «Идиотка» Марселя Ашара измученная тоской по любимому Анни потеряла голос. Головокружительная любовь обернулась непростой жизненной ситуацией.

Лекарством стал фильм Франко Росси «Смог», в котором Жирардо снималась вместе с Ренато. Вскоре она узнала, что ждет ребенка. Будущие родители никак не решались назначить день свадьбы, и тогда свое веское слово сказал Висконти: он задумал поженить эту пару во что бы то ни стало.

Торжественные церемонии прошли в Париже, потом в Риме. Это было 6 января 1962 года, все в один день! После свадьбы Анни переехала в Рим, где жила в шикарном доме мужа, принимала гостей, наслаждалась жизнью. Несколько лет счастья. Но однажды стало ясно, что ей не хватает работы, вот только Ренато даже не позволял жене ухаживать за Джулией, их маленькой дочкой, считая, что это дело нянек. Тогда Анни решила вернуться в Париж.

У нее новые съемки, но она сильно скучала по мужу. Жизнь между двумя городами продолжалась, это было тяжело. Но еще труднее было признать, что Ренато не являлся примерным мужем – его темперамент давал о себе знать. И Анни ушла, хоть и продолжала любить Сальваторе. Она приезжала к нему в Рим, ведь там жила ее дочь.

«Увидела советский бюстгальтер – и в крик»

Жирардо вновь много снималась, всех своих героинь она сравнивала с собой. Выбирала тех, кто был ей близок или кого она могла понять. При этом она не боялась необычных ролей. Так в фильме 1963 года «Женщина-обезьяна» Марко Феррери Анни исполнила роль обезьяны. Критика этот эксперимент не одобрила, впрочем, ругали в основном режиссера, а в персонаже Жирардо даже находили очарование.

Анни Жирардо считала, что среди всех ее ролей выделяются две. Первая была в картине «Умереть от любви» Андре Кайата, где актриса сыграла Габриэль Рюссье. В основе фильма лежит реальная история о том, как учительница совратила ученика – восемнадцатилетнего парня. Ее затравили, и, не выдержав всеобщего осуждения, Рюссье покончила жизнь самоубийством. «Этот фильм – позор французского кино», так писали в газетах. Героиню Жирардо многие считали виновной, однако сама Анни и Кайат оправдывали Габриэль. Жирардо исполнением этой роли хотела вступиться за учительницу. Она бросила вызов обществу, обвинив его в звериной жестокости, и получила отклик, о котором мечтала: зрители стали сочувствовать Рюссье. Стремление разобраться в мотивах людских поступков и непременно найти повод для оправдания любого человека, даже преступника, подвигало актрису на необычные шаги. Так, после съемок «Умереть от любви» Анни Жирардо стала посещать тюрьмы, много общаться с заключенными.

Второй знаковой ролью Анни называла свою мадам Маргерит в одноименной пьесе бразильского драматурга Роберто Атаиде. Снова учительница, немного безумная. Она рассказывает о жизни, поучает, направляет. В начале 70-х, сразу после премьеры, этот спектакль чуть было не провалился. Но в самый последний момент его спасли дети – группа школьников, пришедших в театр. Им едва хватило места в зале, это был первый успех «Мадам Маргерит», который привлек к постановке всеобщее внимание. В 2001 году спектакль восстановили. Анни любила свою роль за то, что в ней могла говорить почти от своего лица.

Символ Франции, мировая звезда, Жирардо могла вдруг приехать в Магнитогорск, чтобы сыграть спектакль в местном театре. «Она была способна в секунду взорваться, – говорит режиссер Валерий Ахадов, – я таких вообще актеров не встречал, что мгновенно способны подняться на пик эмоции. И еще наши актеры говорят: “Давайте перед премьерой не будем репетировать”. Она три раза прогоняла спектакль, и на четвертый сыграла на премьере, вот это была энергия!»

В Советский Союз Анни приехала впервые в 1967 г. – сниматься в фильме Сергея Герасимова «Журналист». «Эта роль была для Симоны Синьоре, – рассказывала Жирардо, – а я тогда только что вернулась в Париж из Америки, где мы с Лелушем представляли фильм “Жить, чтобы жить”, и тут звонит Симона. Говорит, что очень занята, и предлагает сняться вместо нее. Я соглашаюсь. Помню, я еще спросила Симону, о чем мне там говорить в Союзе. “Рассказывай о китайцах”, – посоветовала она. Господи, какие китайцы! Я ничего не понимала в этой политике. Вся надежда была на Ренато: он интересовался политикой и симпатизировал коммунистам. К тому же в то время он везде ездил за мной. Правда, продержался он недолго, не вынес климата – было холодно, шел снег. Он быстренько сбежал в свою Италию, а я провела несколько замечательных дней. Познакомилась с людьми, которыми общалась потом всю жизнь».

Через двадцать лет Жирардо сыграла в фильме Валерия Ахадова «Руфь» пианистку, репрессированную вместе с мужем. «Поначалу мы снимали для Анни элитную гостиницу, в те времена это была “Советская”, а сами экономили, жили подешевле, – вспоминает режиссер. – Первые три дня она в ней пожила, а потом спросила: “А где живет съемочная группа?” И узнав, что в гостинице “Киевская”, сказала: “Зачем мне эти апартаменты? Я переезжаю к вам, хочу быть рядом”».

На съемках случился курьез. «У нас работала замечательный художник по костюмам Надя Фадеева, – говорит Ахадов. – Она очень точно подобрала для Жирардо наряд – просто, да и эпоха видна. Анни осталась довольна: для актрисы то, как она выглядит, всегда очень важно. Но мы забыли одну деталь. По фильму в сельском клубе героиня должна переодеться в концертное платье. В клубе за ней наблюдает молодой парень, который за полчаса успевает в нее влюбиться. Героиня переодевается, а он случайно, заходит за занавесочку и переглядка – легкая искра. Анни, снимая платье, в кадре должна быть в бюстгальтере – про него мы забыли.

А это 89-й год, а нужен 66-й. Поехали за реквизитом в ближайший сельский магазин. Привезли самый что ни на есть… фундаментальный. Вручили его Анни. Она в крик! Ни в какую. Я ее уговариваю: “Анни, пойми, это 66-й год. У нас так ходили”. Она отказывается: “Поехали ко мне в гостиницу, у меня там есть свои”. Я становлюсь в позу: “У тебя французские. А у нас так ходили, нужен только этот. Еще хуже носили”. Она ни в какую: “Хоть мне и 58 лет, грудь у меня нормальная, снимай меня без белья. ЭТО женщина надеть не может. Это какой-то парашют”. В общем закончилась эта история тем, что мы нашли какую-то комбинацию более-менее того времени. Вот такая психология женщины и актрисы».

«Дружбу ценила больше всего на свете»

Анни вновь сыграла у Ахадова в фильме «Свободная женщина», ради этих съемок она поссорилась с продюсером и примчалась в Москву, несмотря на все запреты, поставив под угрозу мировое турне. «У нее был жесткий график – 250 спектаклей в год, – рассказывает режиссер. – Я очень благодарен Анни, что дружбу она ценила больше всего на свете».

Анни была близкой подругой многих талантливых и сильных людей. Великолепная Эдит Пиаф, эта маленькая женщина, потерявшая горячо любимого Марселя Сердана в авиакатастрофе, никогда не заставляла себя жалеть. Она запретила друзьям касаться этой темы. В последние годы жизни Пиаф нельзя было петь – могло случиться внутреннее кровоизлияние, что означало смерть. Но она каждый вечер собирала в своей квартире друзей, среди которых была и Анни Жирардо. Отправив дежурившую при ней медсестру спать, Пиаф пела, и все сидевшие вокруг нее знали, что каждая нота может быть последней.

Грустная история связана и с бельгийским актером и бардом Жаком Брелем. Своими песнями он умел выказать любое чувство тонко, точно и очень деликатно.

Жирардо всегда восхищалась им еще задолго до их знакомства, даже была влюблена. Они встретились, когда она была уже известной актрисой. Их роман был странным: Брель мог пропасть на несколько месяцев, а потом объявиться как ни в чем не бывало. Жак был очень болен, но Жирардо даже не знала об этом – он не рассказал, не пожаловался, а у него был рак. Самые дорогие для Анни люди уходили, не давая ей возможности проститься. Для каждого из них у нее остались слова, которые так и не были сказаны. По разным причинам – кому-то не успела, кому-то постеснялась. Но она часто вспоминала знаменитые слова песни «Я ни о чем не жалею».

Последние годы она страдала болезнью Альцгеймера, которая была у нее диагностирована в 2006 году. И при этом через два года Жирардо пригласили сыграть французскую журналистку мадам Жирард в российском сериале «Воротилы». Актриса с удовольствием приняла предложение и снялась в картине. Болезнь не помешала ей создать изумительный запоминающийся образ. Но память все больше ее подводила: личный секретарь Жирардо рассказал как-то, что из-за болезни она однажды даже забыла, что такое кино. «Но она всегда помнила, что она актриса», – добавил он. 28 февраля 2011 года Анни Жирардо не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Независимая газета» , Lenta.ru, «Крона» , TvKultura.ru, Cinema.rin.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты