Артем Мазунов: «Дикий-5» будет, если захотят зрители

0

О сериале «Дикий», премьера четвертого сезона которого состоялась совсем недавно, рассказал режиссер, сценарист и актер Артем Мазунов.

– Кому принадлежит идея проекта?

– «Дикого» придумал один из наших авторов – сценарист Саша Турбин. Первоначально задумывался несколько комиксовый герой. Он очень принципиален и воплощает в жизнь желание зрителя – вершить справедливость. Но не хотелось быть похожими на сотни сериалов, напоминающих экранизации уголовных дел. Мы придали нашему главному герою человечности и наделили хорошим чувством юмора. С каждым новым сезоном Дикий меняется, развиваясь, взрослея. В четвертом сезоне мы старались вытащить на свет больше человеческих сторон происходящего с нашим персонажем – взаимоотношения с дочкой, напарником.

– В «Диком» вы един в трех лицах – режиссер, сценарист, актер.

– Еще и режиссер монтажа.

– Как это возможно – по времени, по силам?

– Сложно, конечно. Но я благодарен цирковому училищу, которое окончил еще до ВГИКа. Там нас научили жесткой самодисциплине и быстрой реакции, натренировали переключаться в трюках, акробатике. Здесь та же самая ситуация. Надо продумать все за 50 человек, скоординировать их, а потом – «мотор-камера-начали» – и самому успеть впрыгнуть в кадр.

– Каково молодому режиссеру руководить большой группой людей?

– Поначалу меня трясло от сознания такой ответственности, я созывал собрания, просил ребят помочь мне, – ведь хотелось сделать реально хорошую вещь. И я благодарен этим людям. Есть те, кто остался у нас с первого сезона, и сейчас сложилась крепкая группа, где все понимают друг друга с полуслова. А новые люди, попадая к нам, говорят, что на площадке у нас все просто и ясно, и атмосфера почти домашняя. И даже если актеры отыграли в проекте, мы обычно продолжаем общаться. Правда, есть молодые актрисы (именно актрисы), которые занимаются на площадке чем угодно, но не профессией – копаются в телефонах, постоянно «пудрят носики», при этом пафосно заявляя о своем образовании. На курсе у нас была одна такая барышня, которая изрекала периодически: «Я же не напрягаться сюда пришла».

– Были ли прототипы у майора полиции Дикого и его напарника Кочкина?

– Нет.

– А вы для сценария использовали документальные материалы из прокуратуры, полиции?

– Нет. Вот только историю о секте рассказал один из актеров, чья дочь столкнулась в жизни с такой сектой. Интересно, что реальная жизнь, как это ни парадоксально, воспринимается зрителем как вымышленная, а сочиненная порой бывает более правдоподобна.

– Сева Кочкин, которого вы играете, лейтенант полиции, напарник Дикого – очень впечатлительный, неловкий, не умеет драться. Но он бросается навстречу опасности. Это смелость или упрямство? И может ли такой человек работать в полиции?

– Конечно, может. На самом деле, Кочкин – очень смелый, он предан профессии, порой безрассудно бросается на амбразуру, и в этот момент думает не о своей безопасности, а о том, что надо спасти друга, жену. И нам хочется видеть работников правоохранительных органов такими же – честными, смелыми. Такие есть, и нам о них пишут зрители. А один из отзывов присылали из отделения полиции, где работают реальные Диченко и Кочкин. Вот такое совпадение.

– Очень ярко-комедийный эпизод. Диченко на экзамене по стрельбе стимулирует целящегося в мишень Кочкина словами: «Представь, что это не мишень, а мачо, который взял в заложники меня, Ираиду Ивановну (тещу Кочкина) и Ларису (жену). Смотри, он пристает к Ларисе!» Взбешенный Кочкин с сумасшедшим криком спускает курок – и все в цель. Что делается, чтобы сыграть такой натуральный экстаз?

– По-разному. Есть, конечно, и приемы, которые помогают это делать. Но, главное, потом выйти из экстаза и оставаться нормальным человеком. Как сказал Джек Николсон: «Актер, играя кошку, должен представлять себя кошкой, но если после команды “стоп” он продолжает лакать из блюдечка, пора вызывать “скорую”». Тут важно умение включаться, вызывать ту или иную эмоцию, а потом – уметь выключаться.

– А что бы вы делали, если бы у вас были такие – жена и теща?

– Повесился бы. Такое нереально. Поэтому в четвертом сезоне мы и дали развитие этой теме.

– У вас была физподготовка для роли Кочкина – драться-стрелять-водить можете?

– Подготовка у меня есть. Некоторые автомобильные трюки сам делал, и большую часть каскадерских тоже. Если актер – профи, то должен уметь делать многое, в том числе – боксировать-петь-драться. Вспомните Гурченко в «Вокзале для двоих». Ее абсолютно отточенные движения, жесты профессиональной официантки, когда она накрывает стол для героя Басилашвили, приезжая к нему в колонию. Сейчас же некоторые актеры размышляют примерно так: «А, подумаешь, сериал! Приду, текст отболтаю и – в кассу». Но ведь важна честность по отношению к зрителю.

– В «Диком» есть фразы, которые полюбились зрителю, их запоминают, цитируют: «шкатар-малюн, машкалюн», «если когда-нибудь нам придется лететь на самолете, то я поеду на поезде». Кто их придумал?

– Многое рождалось на площадке. Тэлы-бэлы, по-моему, привнес Володя Стержаков, «мама моя, мама» – Игорь Лифанов. «Шкатар-малюн» родилось так. Актер повторял перед съемкой свои фразы («Я – штукатур-маляр»), а когда камеру включили, вдруг перепутал и перемешал все слова. Получилось смешно, и мы оставили.

– Как Лифанов стал Диким?

– Я знаю, что сначала хотели пробовать Лешу Серебрякова, но потом руководство канала посоветовало Лифанова. Вадик Шмелев ездил в Питер с ним договариваться, и Игорь согласился. На съемках я был потрясен его профессиональной уникальностью и универсальностью. Потом ходил к нему на спектакли и видел еще его потрясающий талант комика, потрясающий!

– «Дикий-5» будет?

– Наверное, это зависит от активности нашего зрителя. Судьбу пятого сезона решать будет руководство канала, и, если наши фанаты забросают всех просьбами о продолжении, может быть, «Дикий» вернется.

Нонна Алиева
«Кино-Театр.Ру»

Поделиться.

Комментарии закрыты