Топ-100

Аскольд Запашный: «Фамилия – не показатель успеха»

0

Аскольд Запашный с супругой Элен и маленькой дочкой Евой живут на колесах, кочуя с гастролями «Цирка братьев Запашных» из одного города в другой. Но сейчас семья в Москве – здесь полным ходом идут новые спектакли цирка.

– Папой я стал во второй день года, – говорит Аскольд. – Родилась бы дочка первого января, наверное, расстроился бы. Всю жизнь ее праздник был бы объединен с новогодним. И мы с Элен в ночь под Новый год просили дочку: «Подожди! Еще не время». И она послушалась родителей – умница!

Отцовство – главная перемена в жизни любого мужчины. Когда родился мой старший брат, Эдгард, наш папа прервал представление, выскочил на улицу Ялты, где гастролировал, и устроил салют. Вечером напоил на радостях весь коллектив и сам выпил, хотя не пил вообще! Здорово они погуляли! А как же – наследник появился!

– Наличие наследника так важно для мужчины?

– Конечно, сын продолжит фамилию. А для циркового это особенно важно. Супруга со мной солидарна, теперь мы оба хотим мальчишку. Но когда у нас появилась Евочка, я был безумно счастлив.

– И через несколько недель уехали от жены и ребенка.

– А что было делать? В конце января начинались гастроли. Не тащить же с собой новорожденного ребенка.

– И как же вам, Элен, дается жизнь жены циркового артиста?

Элен: Гастрольная жизнь оказалась вполне комфортной. Мы же не в вагончиках ютимся, как в старых фильмах показывают. Я адаптируюсь быстро, буквально два-три дня – и навожу уют. Хотя раньше любое изменение привычного уклада доводило меня до слез. В разлуке мы живем с Аскольдом все те пять лет, что знакомы. Если раньше еще как-то терпела, то когда родила дочку, вообще стала сходить с ума. Боялась, что однажды дочка своего отца не узнает. В Хайфе, где живут мои родители, возле кроватки Евы много фотографий Аскольда. И когда прилетал папа, сразу шла к нему на руки и улыбалась. Чувствовала родную кровь.

– Элен, ради семьи вы многим пожертвовали: одна эмиграция из Израиля чего стоит. И карьеру врача забросили. Не много ли жертв?

– Да, карьера для меня очень важна. Когда я, отслужив в армии, поступила в Белорусский государственный медицинский университет, думать не думала, что стану женой циркового артиста. Государственные экзамены сдавала уже будучи в положении, поэтому поступление в ординатуру или интернатуру отложила. Сейчас я только жена и мама, но уже рвусь из дома. И, как только определимся, на кого оставлять Еву, буду учиться дальше.

– По данным Forbes, ежегодный доход братьев Запашных составляет $5,7 млн. И каково быть женой миллионера?

Элен: Не забывайте, что указанная сумма не в карманах братьев лежит. Есть животные, которых надо содержать, а это очень дорого. Есть коллектив в две сотни человек, дорогостоящие проекты.

Аскольд: $5 млн – это те деньги, которые у нас в обороте, в производстве. Мы с братом заработали их своим потом и кровью. Наши с Эдгардом жизни – доказательство формулы успеха: мечты сбываются, если прикладывать к этому усилия. Нам говорят: «Ну да, вы же дети Вальтера Запашного, вам фамилия устлала путь розами!» Я говорю: «Извините, пожалуйста, у нас еще сестра есть, дочь папы от первого брака – Марица, и племянник, они тоже цирковые. Есть направление Мстислава Запашного и Игоря Запашного, папиных братьев. Они вместе работали, были очень успешными акробатами». Вы про них так же много знаете? Нет, такого успеха, как у нас, у них, к сожалению, пока нет! Я говорю это к тому, что фамилия – не показатель успеха. Я считаю, что деньги приходят как последствия труда. И кстати, я очень спокойно к ним отношусь, лишь как к средству приобретения удобств – хорошего дома, машины.

– Аскольд, в своих ранних интервью вы говорили, что женитесь лишь на той девушке, которой удастся вас чем-то сильно удивить. Чем же Элен вас поразила?

Аскольд: Удивительно непредвзятым отношением ко мне. Она вела себя очень естественно.

Элен: Первое наше свидание прошло в машине Аскольда. Он крутил по DVD свои любимые ужастики: проверял, как я среагирую. Если бы друг не предупредил, что Аскольд – человек уважаемый, не прохиндей какой-нибудь, встала бы да пошла. Но я хотела посмотреть, что будет дальше. Ну и досмотрелась… Он мне очень и очень понравился.

– Говорят, что Вальтер Запашный произвел на будущую жену неизгладимое впечатление, когда пришел на свидание с тигром на поводке.

– Да, я слышала эту чудесную историю. Когда мы с Аскольдом встречались, мечтала на лекциях: вот сейчас откроется дверь и в аудиторию войдет мой принц с тигром.

Наверное, Вальтеру Михайловичу было проще так сделать, времена были другие.

Аскольд не может взять тигра и посадить в машину. Перевезти тигра – это целая история.
 
И так уже до смешного доходит: гаишники останавливают и, заглядывая в окно, спрашивают: «А где же тигры?» Причем каждый думает, что удачно пошутил. Ребята отвечают: «Сейчас подтянутся!»

– Аскольд, вы прожили в Китае четыре года. Правда ли, что вы, влюбившись в китаянку, выучили сложнейший китайский язык?

– Язык я выучил из-за того, что мы сразу подписали контракт на три года. А влюбленность – да, была. Но это же пацанство, мне было всего 15. Первая девушка была китайской монголкой, немного меня постарше. Вторая – китаянка. Мы с ней даже недолго прожили вместе, а она потом уехала в Гонконг сниматься в кино. Ее отъезд стал для меня трагедией: «А-а-а… поеду за ней на край света». Мама поулыбалась, похлопала по плечу: «Держись! Может, скоро и увидитесь». Девчонка ей нравилась, но она понимала: это все детское. Расстояние нас сразу разъединило. Помню, послал ей две открытки – с иероглифами «Я тебя люблю» («Во ай ни») и «Поздравляю с Новым годом» («Синь ен хау»).

– Ну а сами о чем мечтаете в 2011 году?

– Только о хорошем. Недавно мы были в Магнитогорске, наш друг поднял нас в гору, на которой растет дерево желаний – на него все привязывают ленточки. Я тоже привязал. Ничего конкретного мне не надо, только здоровье близких и свое. А остальное – в моей власти.

Алла Занимонец,
«Знамя юности»

Share.

Comments are closed.