Азаров-младший: «Мои дети будут говорить на идеальном украинском языке»

0

Сын украинского премьера впервые стал нардепом в прошлом году. До этого он значительное время жил за границей и практически «находился в тени».

В интервью УНИАН Алексей Азаров рассказал, почему решил уйти в политику, выросло ли его состояние во времена депутатства, имеет ли недвижимость за рубежом и какое будущее ждет его детей. Разговор происходил на русском языке.

– Избирательная кампания в прошлом, но интересно, почему вы – сын премьера – шли по мажоритарному округу, а не по списку? Почему не выбрали легкий путь? Например, сын президента – уже второй раз подряд в списке Партии регионов.
 
– Это было комплексное решение. Я советовался со многими: с друзьями, с членами партии. Если бы я пошел по списку, возникло бы много вопросов.

– Они и так возникли…

– Например?

– Относительно финансирования вашей избирательной кампании.

– Если сравнить объемы финансирования, например, Голосеевского района Киева, где победил оппозиционер (Сергей Терехин. – УНИАН), то мой округ получал значительно меньше.

– Но в Комитете избирателей вашу избирательную кампанию оценили в десятки миллионов гривен. Откуда деньги? Вы сами подсчитывали, сколько потратили на проведение кампании?

– Сейчас не готов точно сказать… (Во время разговора Азаров обещает передать УНИАН информацию через пресс-секретаря, однако за неделю подготовки материала к выходу информация так и не была предоставлена. – УНИАН.)

– Почему решили баллотироваться именно в Донецкой области в округе с центром в Славянске? С чем это связано?

– Когда выбирал округ, мне хотелось идти в Донецке. Ибо много времени провел там. Но мне пришлось идти на тот округ, который был свободным. Из нескольких округов, которые мне предложили, я выбрал Славянск. Предыдущий депутат, который был закреплен за этим округом, как раз принял решение не баллотироваться.

Славянск обязан вам именными скамейками, новыми троллейбусами, «скорыми», отремонтированным вокзалом… Но выборы закончились, и все? Вы забыли об округе в новой кампании?

– Каждую последнюю неделю месяца я, как правило, провожу в округе. Не обязательно всю неделю. Но 3-4 дня стараюсь там быть. Округ географически достаточно большой…

–  У вас там квартира, дом? Где живете?

– В городе Святогорск есть Лавра. Там много отелей, баз отдыха, где можно остановиться. Есть гостиницы и в Славянске. По-разному бывает. Но стараюсь быть ближе к Лавре и свой день в округе обязательно начинаю с похода туда.

– Депутаты-мажоритарщики признаются, что в среднем тратят на округ за месяц около 25 тысяч гривен. А вы?

– Не могу сказать точно. По-разному бывает. Например, приезжаю на округ и просят срочно дать деньги на операцию ребенку. Не могу отказать. Но я проверяю информацию, узнаю у врачей, действительно ли нужна операция. Если да, то связываюсь с областным врачом и прошу принять больного. Много обращений ко мне, связанных с исками людей к коммунальным предприятиям. Недавно пришел человек, у которого пенсия по инвалидности – 800 гривен. Ему насчитали долг за коммунальные услуги. Он говорит мне – помогите, чтобы коммунальное предприятие признало свою неправоту. Сегодня изучаем этот вопрос.

– Можете хотя бы приблизительные цифры назвать, сколько тратите денег на округ?

– По-разному.

– Согласно вашей официальной декларации за 2011 год, вы заработали 600 тысяч гривен и 96 тысяч евро. По 2012 вашей декларации официально еще никто не видел, хотя треть нардепов свои уже обнародовали. Ваше состояние за последний год выросло?

– Увеличилось. Но я не помню цифры… (Азаров говорит, что его декларация о доходах за 2012 год уже в Верховной Раде и обещает передать ее УНИАН. Но до дня интервью этого не было сделано. – УНИАН.)

Если честно, меня сегодня волнует больше не то, сколько я конкретно трачу на округ или сколько зарабатываю. Меня волнует то, будет сегодня работать парламент или нет? Мы должны строить Украину, делать ее правильной, красивой. Потому что, если меня спросят, где будут жить мои дети – они будут жить здесь. Я не вижу никакой другой страны, где бы им было комфортно жить. Я жил за границей. Я видел многих наших людей и не видел ни одного человека, который нашел бы там счастье…

Но ни для кого не секрет, что политики вывозят свои семьи, детей за границу. Они там живут, учатся. Тем более, как известно из сообщений в СМИ, и у вас есть недвижимость в Австрии…

– Если бы у меня действительно там была недвижимость, я ее задекларировал бы и совершенно этого не стеснялся. Еще раз повторяю: недвижимости у меня в Австрии нет. Я снимал жилье. Дом, который сфотографировали журналисты, – это многоквартирный жилой дом. Но написали, что это дом Азарова. Это же абсолютная ложь…

– То есть, вы никакого отношения к этому помещению не имеете?

– Я его снимал. Точка.

– Незадолго до парламентской кампании 2012 года вы заявляли, что в вашей семье хватает одного политика – отца. Но все же решили идти в депутаты.

– Когда я принимал это решение, то понял, что знаний, которые были у меня в то время, достаточно, чтобы работать в парламенте и пытаться что-то изменить. Уверен, что у меня получится, у меня новые подходы, принципы, видение. Надеюсь, что смогу привнести в работу Верховной Рады что-то новое, такие законопроекты, которые будут направлены на качественные изменения.

– Вы о знаниях, которые получили за рубежом?

– Я об опыте в целом. Его я перенимал от отца, от знакомых политиков и, конечно, за рубежом. В комплексе – это достаточно большой опыт. Думаю, у меня есть идеи, которые помогут изменить ситуацию к лучшему.

– Например?

– В первую очередь – это касается нашей европейскости. Если Украина хочет приблизиться к Европе, она должна быть европейской во всех аспектах: культура, ментальность, политика, экономика… Но Европа – это, в первую очередь, культура. И когда у нас с трибуны выступают определенные депутаты и говорят, что «донецких надо забивать битами», видимо, это не совсем европейский путь, а то, что отдаляет Украину от цели.

– Это вы цитируете высказывание одного из представителей «Свободы»?

– Я знаю лидеров австрийской «Свободы». Их там называют фашистами, крайними националистами… Посол Швейцарии как-то сказал: «Швейцария – это страна не одного народа, не одного языка. Но наша идентификация – желание существовать вместе».

Сегодня Партия регионов пытается эту идею воплотить на Украине. Мы все – украинцы и мы должны жить здесь вместе. Эту страну строили вместе наши предки. Я говорю об украинцах, русских, грузинах, белорусах… Именно они строили ДнепроГЭС, ту инфраструктуру, благодаря которой Украина, несмотря на проблемы, держится в списке самых развитых стран. Мы должны научиться уважать нашу историю, не сносить памятники, а формировать уровень культуры в себе. Украина – это многонациональная страна, где всегда жило много людей разных национальностей. Когда мы научимся уважать друг друга, тогда и будем ближе к Европейскому Союзу.

– Вы лично поддерживаете все инициативы партии власти, которые выносятся на рассмотрение в сессионный зал?

– Все эти законопроекты обсуждаются на заседаниях фракции. Каждый может высказать свое мнение «за» или «против», сделать замечание. Некоторые законы не проходят в парламенте, потому что не учитывают замечания депутатов. Некоторые парламентарии отказываются голосовать, пока не будут внесены поправки. С другой стороны, именно в парламенте, который часто блокирует оппозиция, имеет место большая провокация. Депутатам не дают возможности принимать необходимые законы.

– Очевидно, некоторые законопроекты не принимаются, потому что нет необходимого количества голосов в зале, а не по причине дискуссий…

– Однажды один из представителей оппозиции сказал, что Партия регионов сгоняет своих депутатов в зал. Но мы – не скотина, чтобы нас сгоняли… У каждого есть выбор.

– Вы не можете отрицать, что, когда происходят важные для власти голосования, депутатов обзванивают, просят отложить все дела и появиться в парламенте.

– Мы понимаем, что ситуация в Раде изменилась. И если ожидается важное голосование, должны присутствовать все. Это сознательность каждого отдельного депутата.  

– За последние 7 месяцев сколько раз вы лично пропустили заседание?

– Не считал. Но немного. И только по состоянию здоровья.

– Депутаты часто жалуются, что у них нет нормальной работы в комитете: например, его работа блокируется или нет кворума… Как с этим в комитете финансов и банковской деятельности, где вы работаете?

– Несмотря на отдельные яркие личности, у нас – стабильность. Мы сразу договорились, что политику оставляем за дверью. Есть дискуссии, споры. Но они взвешены.

– Вероятно, дискуссии были и по законопроекту о векселях. Вы – один из сторонников этого документа. Что он реально даст Украине? Не получится ли так, что с его принятием государство просто спишет определенные долги?

– Если бы государство погашало все задолженности деньгами, это было бы идеально. Но у нас есть реалии. Государству сегодня трудно выплатить все суммы, есть задержки, долг растет. Если Минфин сегодня предложит рациональный график выплат, это будет выходом из ситуации. Мне кажется, предприятиям это выгодно. Тем более, если этот вексель банки будут принимать в качестве залога. Тогда они смогут погасить кредиты. Поэтому, поскольку у государства нет возможности погасить всю задолженность, вексель – это лучший выход, который ставит всех в равные условия.

–  Сегодня мы наблюдаем за тем, как «свободовцы» в сессионном зале пытаются заставить некоторых депутатов говорить на украинском языке, стуча во время их выступлений. Как вы это воспринимаете? Вы тоже русскоязычный. Вашего отца часто упрекают, что он – государственный служащий, а не знает языка. А как у вас с украинским?

– Наверное, я говорю на украинском не очень хорошо. Но я как перфекционист стараюсь говорить на том языке, на котором я говорю хорошо и умею говорить лучше. Но мои дети изучают украинский и они будут говорить на идеальном украинском языке. Я это знаю. Я знаю, что им здесь будет жить гораздо комфортнее, чем в другом месте. Здесь они растут и ни одна страна мира их не примет.

– Страна беднеет, ситуация все более напряженная. Не боитесь за своих детей?

– Очень боюсь. Именно поэтому я призываю всех прислушиваться друг к другу. Надо сделать страну не пророссийской, не проевропейской, а проукраинской.

– Кто это может сделать?

– Партия регионов.

– Из того, что вы ранее сказали о Европе, можно сделать вывод, что вы поддерживаете евроинтеграцию, а не Таможенный союз с Россией?

– Партия регионов – исключительно за евроинтеграцию. Сегодня мы делаем все, чтобы Украина сблизилась с Европой. Кто, как не Партия регионов, поддерживает евроинтеграцию? Конечно, мы за ЕС. Один русский как-то мне сказал: предыдущее правительство – лучшее для России. Я спрашиваю: почему? А он отвечает: потому что вы за каждый доллар торговались по газу, а они сразу сказали: какая цена вышла? Давайте подпишем… Не знаю, правда ли это. Но говорю то, что слышал. Мы торговались за каждый доллар. Так кто пророссийский, а кто – проукраинский? Те, кто торговался за каждый доллар, или тот, кто поставил Украину на колени перед Россией?

Ольга Смалюхивская,
Ольга Каретникова-Котягина,
УНИАН

Поделиться.

Комментарии закрыты