Боб Марли: легенда рэгги

0

Он прожил не так уж много лет, но оставил после себя огромное количество поклонников и последователей и большое число песен. И главное – он оставил после себя послание-призыв «освободить свой разум от гнева и проснуться к жизни».

«Причитающие плакальщики»

Роберт Неста Марли родился 6 февраля 1945 года в маленьком городе на севере Ямайки. Матерью его была черная восемнадцатилетняя Седелла Букер, отцом – белый пятидесятилетний моряк Норвал Марли. Семьи в традиционном понимании у мальчика не было – отец появлялся редко, хотя и помогал матери деньгами. В начале шестидесятых мать с сыном переехали в столицу Ямайки – Кингстон и, как и многие им подобные, осели в Тренчтауне. Здесь подрастающий Боб обзавелся друзьями, такими же отпрысками неимущих семей; вместе они проводили время, слушая радио, которое поставляло на Ямайку народившийся рок-н-ролл.

Марли бросил школу и устроился на работу в сварочную мастерскую, а все свободное время распевал песенки, тренируя голосовые связки. В этом ему помог знаменитый в Кингстоне певец Джо Хиггс, давший парню несколько уроков вокала на заднем дворе дома. В 1962 году Боб и его друзья, Банни Ливингстон и Питер Тош, попали на прослушивание к местной антрепренерше Лесли Конг, которая записала с ними в студии несколько треков. На следующий год Боб собрал из друзей группу и назвал ее The Wailing Wailers («Причитающие плакальщики»). В этом не было никакой иронии – традиции плача сильны в любой негритянской культуре.

Марли с товарищами, исполнявшие модную музыку, были быстро замечены и в течение последующих пяти лет стали островной знаменитостью. 1966 год был определяющим в судьбе Боба. Он побывал в Америке, где жила вновь вышедшая замуж его мать, и, составив себе впечатление об этой стране, вернулся на Ямайку. Именно тогда Боб Марли попадает под влияние религиозного направления растафари – чернокожие, что живут на территории многих стран Латинской Америки, верят, будто они сосланы сюда, словно в изгнание. И придет время, когда они смогут вернуться на «землю обетованную», то есть в родную Африку. Растафарианцы поклоняются своему богу, которого зовут Джа. У них даже есть своя Библия, в которой людей призывают петь, взывая к Богу и рассказывая о нем. Растафари, или раста, призывает к курению травы для достижения мудрости, а также иного видения мира. Религия растафари отобразилась на творчестве Боба Марли очень сильно. Но он сам, вероятно, еще сильнее повлиял на эту религию, а точнее – на ее всемирную популярность.

«Королева, жена, жизнь»

К тому времени Марли был уже женат на Алфарите Андерсон, или просто Рите. Урожденная кубинка, она встретила Боба, когда ей было 18, а ему 19 лет. Это произошло в 1965 году в Тренчтауне, в гетто Кингстон на Ямайке. Каждый день группа, в которой играл Марли, ходила в местную студию, где они записывали альбом, и путь музыкантов лежал мимо дома Риты.

Однажды девушка и ее друзья остановили группу и экспромтом исполнили для них какую-то песню – Марли очень понравилось, и он пригласил их на бэк-вокал. Скоро Рита и Боб стали любовниками. «Мы были так влюблены! Боб был романтичным и верным, и я думала, что так будет всегда, – рассказывала Рита. – Репетируя, мы смотрели друг другу в глаза и пели, а потом целовались. Это была какая-то магия».

В 1966 году пара поженилась. С того момента до 1972 года, когда Боб подписал контракт с Island Records, почти все пластинки Марли продавала Рита в самодеятельном магазинчике, который располагался в их доме. Когда начался звездный период, Андерсон гастролировала по миру вместе с Марли в качестве одной из его бэк-вокалисток.

Рита вспоминает, как в первые годы совместной жизни она каждый вечер вручную в
тазике перед их домом в Сент-Энн стирала Бобу его единственные трусы. Однако когда Боб Марли и его группа The Wailers получили мировую известность, король регги забыл все, что для него сделала Рита, и бросился во все тяжкие. «В каждой стране, куда он приезжал, Боб встречался с какой-нибудь мисс или с местной королевой красоты. Ночью она приходила к нему в спальню и не спешила уходить утром, – говорит Андерсон. – Конечно, я все это видела, потому что я была бэк-вокалисткой в его группе и его женой.

Так что мне было очень больно, я была охвачена ревностью. Большую часть времени я была миссис Марли, но это было лишь звание и ничего больше. Часто я считала себя разведенной. Я просто думала – к черту все это! – особенно когда он начал приносить мне детей от женщин, которых он обрюхатил, и хотел, чтобы я за ними приглядывала».

Когда Рита возмутилась количеством детей, которых Боб производит на свет, он объяснил ей, что он хочет иметь очень много детей, однако не хочет обременять беременностью свою жену. Он цинично говорил Рите: «Ты же не хочешь беременеть каждый год? Так что частично все это делается для того, чтобы не вешать это бремя на тебя и твое тело».

Однако несмотря на все это, по словам Риты, она любила его так же сильно, как и тогда, когда они только познакомились. «То, что он делал все это и изменял мне, не означает, что он был плохим мужем. Он всегда полностью обеспечивал меня, давал мне все, что мне было нужно, – говорит Рита. – Однако его испортил шоу-бизнес, девчонки, которые висли у него на шее».

И несмотря на постоянные романы с другими женщинами, Боб Марли сохранял хозяйское отношение к своей жене, называя ее своей «королевой, женой, жизнью», и ревновал ее. Хотя во время интервью одной американской газете, когда журналист спросил Марли о его жене, он ответил: «О, нет, Рита – моя сестра».

Возвратившись на Ямайку из турне по Великобритании в 1973 году, Боб сообщил Рите, что одна девушка в Лондоне ждет от него ребенка и что Рита должна позаботиться о младенце, когда он появится на свет. В это же время у Марли был роман с Синди Брейкспир, красавицей с Ямайки, которая три года спустя стала Мисс Мира. Для Риты сообщение о беременной любовнице в Лондоне стало последней каплей, и она требовала, чтобы муж перестал изменять ей: «Мне казалось, что меня разыгрывают и будут издеваться надо мной еще долго. Так что я решила, что больше не собираюсь играть в эту игру. Я сказала ему просто и четко: если ты собираешься продолжать изменять мне, никакого секса между нами больше не будет.

Еще я хотела надавить на него, потому что дети подрастали и начинали спрашивать: “Что происходит?” Когда я сказала ему: “Я не собираюсь больше спать с тобой”, Боб немедленно решил, что у меня есть любовник. Он разозлился. Ответ “нет” его не устраивал. И секс все-таки произошел, но только это был именно секс, а не занятие любовью. Он овладел мной насильно. После этого я чувствовала себя ужасно. Я кричала на него: “Я ненавижу тебя! Я ненавижу тебя!” Я думаю, что тогда-то я снова забеременела. Когда я обнаружила, что у меня будет еще один ребенок, я подумала: “Боже, что же это?” Несмотря на все свои попытки контролировать ситуацию, я так устала от его образа жизни!»

Стефани, третья дочь Марли и Андерсон, родилась в 1974 году. Переживая боль и унижение, Рита все же продолжала любить и поддерживать своего мужа и быть матерью для всех его многочисленных детей.

«Жизнь за деньги не купишь»

На Ямайке Боб Марли стал настоящей культовой фигурой, его политические и религиозные выступления публика воспринимала как откровения святого. О том, что его слова имели совершенно реальный политический вес, говорит инцидент, произошедший в Кингстоне 5 декабря 1976 года. В это время в городе шла настоящая война в гетто, а Марли, чей авторитет здесь был непререкаем, решил дать бесплатный концерт, чтобы призвать жителей к миру. Правительство же приурочило к концерту выборы в парламент, назначенные двумя неделями позже. Накануне концерта в дом Марли ворвались несколько человек и открыли стрельбу. Марли и трое членов его группы были ранены, тем не менее, концерт не был отменен, а только сокращен: Марли вышел на сцену и спел несколько песен.

В июле 1977 года у Марли была обнаружена злокачественная меланома на большом пальце ноги (появившаяся там вследствие футбольной травмы). Он отказался от ампутации, мотивируя это боязнью потерять возможность танцевать, кроме того, растафари верят, что тело должно оставаться целым.

В 1980 году Марли выступил в Зимбабве, получившей в том году независимость от Великобритании: к тому времени Боб был символом негритянского единства, особенно в бывших колониальных странах. Следом прошли успешные гастроли по Германии. Однако намеченное американское турне было отменено, когда, проведя два концерта в Мэдисон-Сквер-Гарден, певец потерял сознание во время пробежки в центральном парке Нью-Йорка. Боб Марли прошел курс лечения в Мюнхене у специалиста по раковым заболеваниям Джозефа Исселса, но безрезультатно.

4 мая 1980 года Боб Марли крестился в Эфиопской православной церкви в Кингстоне и взял имя Берхане Селласие (на амхарском языке — Свет Святой Троицы). Затем он был награждён Ямайским Орденом Почёта. Боб Марли желал провести свои последние дни на Ямайке, но из-за состояния здоровья перелёт пришлось прервать в Майами. Несмотря на интенсивное лечение, 11 мая 1981 года Боб Марли скончался в больнице.

Последними словами, сказанными им сыну, были: Money can’t buy life («Жизнь за деньги не купишь»). Боб Марли был похоронен на Ямайке, прощальная церемония,  на которой присутствовали все лидеры правящей партии и оппозиции, прошла по канонам Эфиопской православной церкви при соблюдении традиций растафарианства. В стране был объявлен национальный траур. В склепе рядом с телом Марли покоятся гитара Gibson Les Paul, футбольный мяч, свёрток марихуаны, Библия и кольцо, которое он носил постоянно (подарок эфиопского принца, старшего сына Хайле Селассие I).

Со смертью Боба закончилась солнечная эра ямайской музыки, «королевский рэгги» уступил место попсовым диско-копиям. И неожиданно все то, что говорил Боб Марли, стало безнадежно ушедшим золотым веком. А говорил он следующее: «Я не стою ни на чьей стороне. Ни на стороне черных, ни на стороне белых. Я на стороне Бога, который побуждает меня говорить от лица всех людей, независимо от цвета кожи».

Его жена Рита теперь возглавляет Фонд Боба Марли на Ямайке и руководит собственным благотворительным обществом, которое помогает детям из бедных семей в Гане в Западной Африке. Она простила своего мужа. «Боб был хорошим человеком и хорошим мужем, – замечает она. – Я всегда была рядом с ним, и я всегда оставалась бы рядом с ним. Он знал, что я была с ним не из-за блеска, прихоти или славы, а потому что я любила его. И я намерена хранить память о нем».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам DailyShow.ru, Inopressa.ru, Newsru.com, People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты