Богдан Бенюк: «Сначала — семья, потом — театр»

0

Богдан Бенюк — это калейдоскоп чувств. Он прячет себя от окружающего мира и ждет от мира того же. Бенюку мало одной жизни, он прожил бы еще, если бы дали две. Он не ходит, а бегает, не смеется, а хохочет. Не боится показаться смешным и даже наивным.

Переоценка ценностей

Богдан Бенюк родился 26 мая 1957 года в Надворнянском районе на Ивано-Франковщине. Свою актерскую карьеру он начал в 1975 году на втором курсе института, сыграв в картине известного режиссера и актера Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты». Первую театральную роль Бенюк получил в 1977-м, работал в Театре юного зрителя. А с 1980-го года он – актер Киевского академического драматического театра им.И.Франко.

«Еще со студенческой скамьи нам твердили, что театр — самое главное в жизни каждого артиста, – говорит Бенюк. – После института мне так и казалось. Но со временем я понял, что театр — не самое главное. Есть вещи куда важнее, которые держат тебя на плаву и вдохновляют не только работать, но и жить. Это семья и сама жизнь, данная однажды и только раз. Когда меня спрашивают, мог бы отдать жизнь за театр, отвечаю: никогда. Оставил бы себя для семьи и вещей более достойных.

Я пытаюсь проанализировать, когда у меня произошла такая переоценка ценностей, и не могу вспомнить. Просто замечаю, как с годами периодически наступает новый этап изменений в предпочтениях. То, что мне нравилось в 20 или 30 лет, в какой-то момент поворачивается ко мне совершенно другими гранями, не столь драгоценными. Возможно, это годы уже дают о себе знать, или просто опыт. Может, все опять поменяется после шестидесятилетнего рубежа. Ведь в жизни нет ничего устоявшегося. Но сейчас, когда мне за пятьдесят, я думаю именно так: сначала — семья, потом — театр».

Со своей супругой Ульяной Бенюк познакомился еще в детстве, потом они поженились, у них родилось трое детей. «Я впервые поцеловал Ульяну еще в детском саду, – говорит актер, – и с тех пор уже много лет несу ответственность за этот поступок». Самым счастливым моментом в своей жизни Бенюк называет тот день, когда у него родился сын: «Просто он появился абсолютно неожиданно. Результаты УЗИ говорили, что у нас будут три сестры, как у Чехова. Но тут вдруг за день знакомый акушер, который принимал роды у моей жены, сказал: “Да с чего вы взяли? Посмотрите на экран! Кто скажет, что это девочка?” И действительно – на следующий день появился Богдан Богданович. После этого в моей душе что-то перевернулось. Просто когда мужчине уже 40 лет, он совсем по-другому к детям относится. Я люблю своих дочек, но они уже взрослые. Одна – философ, а другая занимается литературой. Они иначе воспринимают мир.

Недаром говорят, что дедушки и бабушки больше любят внуков, потому что они уже прошли этап своего становления. А когда у меня девочки еще маленькие были, я должен был заниматься своим имиджем, раскруткой, актерством. Я тягал их на работу, они за кулисами вырастали. А сейчас моя жизнь совсем иная».

«Все 365 дней в театре – сплошные курьезы»

Бенюк – очень эмоциональный человек: «Мое сопереживание — очень открытое. Оно может в любой момент вызвать у меня слезы. И слезы радости, и слезы грусти. Это, наверное, передалось от мамы.

Когда мы с ней вместе ходили смотреть в селе индийские фильмы, она все время щипала меня за ногу — так переживала. Я никогда не прячу слезы. Они — своеобразное очищение. Не нужно стыдиться происходящего в душе. Понял это, когда дочь защищала кандидатскую диссертацию. Как и полагается, “поляна” была накрыта, я уже нарезал бутерброды и ждал, когда профессура освободится. Тихонько зашел на обсуждение. Сижу, как мышь, слушаю, что ученые мужи говорят о моем ребенке. Звучало столько хорошего… Внезапно я поймал себя на том, что по мои щекам слезы текут ручьем. И подумал: “Опа! Уже старость пришла”».

Он работает ради семьи, старается во всем ее обеспечить: «Как-то народный артист России Виктор Павлов сказал мне: “Богдан, деньги мне могут быть и не нужны. Но когда я знаю, что они в кармане у меня, а не у Васи, мне спокойнее”. Я тогда посмеялся, подумал: “Вот какая красивая игра слов»” А позже понял: деньги дают уверенность, когда они есть. А еще Виталий Малахов говорил: “Никогда не надо грустить по деньгам, которые ты тратишь. Надо просто зарабатывать намного больше, чтобы ты не думал, сколько их у тебя. Хотя бы на один доллар больше, чем тебе нужно”. И я понял, что это не афоризм, а опыт людей, проживших жизнь. Деньги — условие, чтобы ты чувствовал себя человеком. К сожалению, такое у нас общество».

Для артиста страшнее испорченности деньгами только ожоги славой – именно так всегда думал Бенюк: «Ожоги пекут. Актеры, работающие в украинском театре, деньгами не испорчены. В большинстве случаев люди работают не ради денег — в театре вы их не заработаете. Работа в стенах театра — это, простите за высокопарные слова, отдушина. И… болезнь. В театре только такие и работают — одержимые. С утра до ночи торчат на репетициях, в то время как кто-то где-то деньги зарабатывает. О деньгах среди театральных декораций вопрос не стоит. Тут зарабатываешь другое — душевное спокойствие, которое никакими деньгами не оценивается».

Уже много лет Бенюк работает вместе с Анатолием Хостикоевым: «Мы с ним ко всему прочему еще и кумовья. Был такой случай. Мы отыграли спектакль “Мастер и Маргарита”. И вот идем с Толиком, обговариваем завтрашнюю работу. На дворе осень. Ветер задувает. А Толик ждет свою жену, которая должна выйти из театра. Подкатывает такси. Дверь открывается, и миловидная дама, глядя на Хостикоева влюбленными глазами, говорит: “Простите, пожалуйста, вас можно подвезти домой?” А Толик стоит такой угрюмый, патлатый и говорит насупленно: “Нет, спасибо, я жену жду”. Правду сказал. Она тогда глаза опускает на меня и спрашивает: “А вас?..” Я на Хостикоева показываю и говорю: “А я – мужа!” После того, как я это сказал, газеты раструбили, что мы педерасты».

В жизни артиста вообще было много курьезов, все упомнить он и не в состоянии: «Когда-то ко мне подошел корреспондент и спросил, как я провожу День смеха. Я сказал, что 1 апреля для актеров – самый траурный день. Ничего не происходит. Потому что все 365 дней в театре – сплошные курьезы: забывание текста, костюм не надели во время спектакля, еще что-то. Вся жизнь такова. Если тебе приходится выкручиваться из какой-либо ситуации – это и есть курьезы. Так что у нас их полно».

«Надо кушать украинские блюда, а не всякие суши-муши»

Бенюк бросил курить в сорок — гордится, что не травит себя уже много лет: «Первая моя сигарета была выкурена в двадцать лет, когда заканчивал институт. Это было модно. Смотрел, как курят мои однокурсники по театральному, и думал: “Какой же это я буду артист, если все вокруг это делают, а я — как белая ворона”. Ведь как было — пьют кофе, говорят о высоком искусстве и обязательно сигаретой дымят. Вот тогда-то я и запихнул сигарету в рот».

Мотивацией для отказа подымить артист считает рождение сына. Алкоголь же Богдан Михайлович себе позволяет. Но! Очень важным условием считает чувство меры: «У каждого мера своя. Спросите у алкоголика — он никогда не скажет, что злоупотребляет алкоголем. Но если бы мы могли увидеть воочию те органы, которые страдают от зеленого змия… Они могли бы нам рассказать намного больше».

По словам актера, люди, как существа субъективные, начинают осознавать важность фразы «здоровье нужно беречь» довольно поздно: «К кому-то это осознание приходит в 30—40 лет, а к кому-то — позже или не приходит вообще, — вздыхает Бенюк. — И мы начинаем обращать свое внимание на здоровье только тогда, когда тело надо загонять на СТО. А ведь могли свои “запчасти” сберечь». Бенюк твердо верит: основа здорового питания — употребление тех продуктов, которые растут на родной земле: «Вообще украинская кухня чрезвычайно полезна. И надо кушать украинские блюда, а не всякие суши-муши. Это вроде модно, а на самом деле — очковтирательство и неправда». Как-то в Америке Бенюк с друзьями впервые заехал в «Макдональдс» — им в машину дали что-то горячее: «В первые 10 минут показалось, что это необычайно вкусно. Но потом почувствовал, что еда стоит комком у меня в горле. Уже потом на Украине мы поняли: рестораны быстрого питания — это фокус для обогащения отдельных людей, а не для здоровья нации».

Для оздоровления Бенюк не любит ездить на море, потому что не умеет плавать: «А вот когда приезжаю к себе домой в село на Ивано-Франковщине, надеваю сапоги, беру куртку и иду в лес. Это для меня самый лучший отдых».

Танец живота в подарок

Недавно Богдан Бенюк сыграл в картине «Кандагар» режиссера Андрея Кавуна («Охота на пиранью»). Фильм основан на реальных событиях 1995 года. Экипаж самолета ИЛ-76, перевозивший гуманитарную помощь, захватили афганские талибы и продержали в плену десять месяцев.

«Во время съемок жили мы в Маракеше, в 250 километрах от побережья Атлантического океана, — рассказывает Бенюк. — Это древняя столица Марокко. Ежедневно ездили по серпантину в горы. Там была декорация ”тюрьма”. Снимались Александр Балуев, Владимир Машков, Андрей Панин».

В Марокко Богдан Бенюк отметил свое 50-летие: «Я никому не говорил, но на всякий случай взял с собой водочку. Утром 26 мая у меня на душе скребли кошки. Я в ”тюрьме” будто посреди двора стираю, а в действительности стою на стрёме. Мои ребята в это время готовят оружие, чтобы убежать. Один из душманов ведет на расстрел женщину в парандже, бьет ее прикладом. Несколько раз репетируют, женщину гоняют. Вдруг она подбегает ко мне, сбрасывает паранджу и исполняет танец живота. Я едва инфаркт не получил. Режиссер Андрей Кавун кричит: ”С днем рождения!” Откуда-то достают два желто-голубых флага. Меня поднимают на руки, а пиротехники начинают стрелять в воздух из автоматов.

Какие-то факиры пускали изо рта огонь, едва мне чуб не сожгли. Вечером принесли торт, на нем написали арабской вязью: ”Бенюку 50 лет”. Но самый дорогой подарок тогда сделала дочка Олеся — 28 июля родила мне внучку Орысю».

В том мае в Марокко в горах выпал снег, было холодно: «Хорошо, что жена бросила в чемоданчик легкую курточку. В пустыне Сахаре с трех часов дня свирепствовали песчаные бури, дождь шел.

Сельские дома в Марокко напоминают крепости. Такое впечатление, что нигде никого нет. Непонятно, где входные двери. А внутри — оазис: вода, растения. Петухи кукарекают, есть коровы и ишаки. Марокканский ишак кричит, как тигр и лев вместе взятые, аж жутко. Мы останавливали съемки, потому что говорить невозможно».

Мясо верблюда Бенюк так и не попробовал, хоть и говорят, у человека потом после него в желудке сорок дней поют ангелы: «Я пробовал кус-кус — пшенную кашу с острыми приправами, к которой добавляют мясо с подливкой. Местное вино вкусное, хотя в Марокко сухой закон. Но наша водка лучше.

Когда у меня было три выходных, летал домой. Набрал сала, колбасы, ржаного хлеба, двухлитровых бутылок водки. Но чемодан с продуктами потеряли в Милане. Через день позвонили из аэропорта, говорят, чемодан едет ко мне, но он мокрый. Мы поняли, что бутылки побились. Я говорю: ”Не переживайте, там хлеб есть. Водка потечет в хлеб, мы тогда хлебушек будем нарезать”. Раз поехал к океану, но вода там холодная. А так лежал возле бассейна в гостинице. Мечтал дома сесть под дерево, чтобы черешня упала мне в рот и кусочком сала ее заесть. Читал много. Если бы взял пятьдесят томов Ленина, прочитал бы».

В проекте «Кандагар» Бенюка интересовало все – и сценарий, о возможность сыграть вместе с раскрученными артистами, увидеть свой уровень. А о том, каким был результат, и как оценивает свою игру сам артист, Бенюк отвечает с хитрой усмешкой: «Все-таки звание народного артиста Украины просто так не дают!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новая», gazeta.ua, «Главред», «ТВ плюс»

Поделиться.

Комментарии закрыты