Борис Грачевский: «Думаю, что дочь не придет даже на мои похороны»

0

Неизменный руководитель «Ералаша» недавно поразил всех. Он не только записал диск с романтическими песнями, но и вывел в свет свою молодую супругу Аню. К слову, разница в возрасте между молодоженами 38 лет!

– Борис Юрьевич, вы отлично выглядите! Стройный, в новой модной рубашке.

– Спасибо, я хожу в спортзал: жена ведь молодая. Она довела всех здесь: не ест ничего! Меня тоже мучает всякими диетами, чтобы я худел. Килограммов десять мне надо сбросить. Но это не главное. У меня душа молодая. Жена постоянно говорит: «Я никак не могу понять, сколько тебе лет?» Я ведь еще и ее постоянно прикалываю. Могу отчебучить что угодно.

– На сколько себя ощущаете?

– Я тебе скажу, что лет в сорок пять я понял, что дошел до определенного уровня мудрости. Я всю жизнь, с малых лет тянулся к известным, сильным людям. Известным не значит популярным, а тем, кого я уважаю.

– Часто вам звонят и просят посмотреть ребенка на роль в «Ералаше»?

– Богатые, конечно, достают, но я отбиваюсь от них, как могу. Мне жалко тех зрителей, которые будут смотреть на этих детей. Приехал тут недавно мальчик с мамой, я час с ним бился, но он же совершенно деревянный! Я говорю ему: «Досчитай до десяти», он и этого не может! Я стараюсь идти по жизни так, чтобы потом мне не было стыдно. Как герой рассказа Шукшина «Думы» закрывал глаза и представлял, что о нем будут говорить люди, когда он умрет. Вот так же и я. Помню 90-е годы: никому «Ералаш» не нужен, что будет дальше, неизвестно. И я стал думать: для чего я живу-то? Потом ситуация выправилась, и эти мысли больше ко мне не возвращались. Но я понял, что человек должен оставить после себя какой-то след. Не просто напачкать, а след, который говорил о том, что этот человек был нужен людям.

– Борис Юрьевич, помните, о какой профессии вы мечтали в детстве?

– У меня была тайная мечта. В доме отдыха, где я вырос, работал испанец. Мы его звали Сайка. Он не говорил по-русски и очень любил детей. Так вот, этот Сайка работал конюхом. И я мечтал тоже быть конюхом, но понимал, что папа не одобрит моего выбора. И тем не менее к лошадям я все равно приходил, смотрел им в глаза, они мне что-то нашептывали на ухо. Я никогда не думал, что буду заниматься творчеством, хотя с шести лет работал на сцене.

– Но потом ведь вы стали увлекаться ракетами.

– Да, я учился у самого Королева, который курировал нашу учебу. Но спустя какое-то время понял, что сойду с ума, если буду делать одно и то же. И я ушел работать в кино, вначале подрабатывал грузчиком. Каким-то чудом попал в фильм Александра Роу «Варвара-краса, длинная коса», работал администратором. Фильм снимали в Крыму, и Роу попросил меня найти голубей. Там же я узнал о профессии таксидермиста. И это не плохой таксист, как думают многие (смеется), а человек, изготавливающий чучела. Я испытывал такое счастье, когда Роу говорил: «Борька – молодец!» Ладно, это дело прошлое. У тебя мой диск есть?

– Честно говоря, нет.

– Ну, держи. Я раньше никогда не пел. Однажды на шоу «Народный артист» я спел, всем понравилось. Потом на презентации диска другого известного певца Николая Дроздова (ведущего «В мире животных») ко мне подошел композитор Роман Булгачев и предложил записать диск. Рома родом из шансона. У него в одной песне был такой припев «Колесики, колесики ведут меня вдоль просеки». Мне он не понравился, и я написал «Под стук колес, под стук колес свою любовь я вдаль унес».

– На презентации вашего первого диска поддержать вас пришла жена Анна. Где вы с ней познакомились?

– Я ее увидел на премьере фильма «Стиляги». Она такая яркая, красивая, с горящими глазами. И влюбился сразу. Долго ее уговаривал: «Не связывайся со мной, мне много лет, поиграйся и брось». Я ведь тоже стою на земле. Мне 62 года, а ей скоро будет 25. Но она говорит, как ей со мной повезло, как она меня безумно любит и счастлива. Каждый день признается мне в любви. А знаете, в чем секрет? Я ее тоже люблю. Мне просто интересно жить. Я ведь хожу по солнечной стороне жизни. Я хочу, чтобы люди поняли – я буду во всех жизненных ситуациях искать хорошее.

– Хотели бы вы ребенка от Анны?

– Она говорит, что ей пока не надо.

– После развода вы думали когда-нибудь, что снова женитесь?

– Я решил освободиться от каких-либо обязательств и жить в удовольствие. Я жил огромную часть жизни для семьи, а сейчас буду для себя. Быт меня не беспокоил, я наладил его в одну минуту. А женитьба… Я встретил Аню, и она своей любовью растопила мне сердце.

– Вижу, у вас на стене висит портрет внука. Собираетесь его снимать в «Ералаше»?

– Внучек Кирюша – моя гордость. Когда моя невестка ведет его в поликлинику, все прохожие говорят: какой симпатичный мальчик, его бы в «Ералаш»! (Смеется.) Я вообще не недолюбливаю родственников на работе.

– Именно поэтому вы в свое время уволили дочь Ксению из «Ералаша»?

– Дочь проработала у меня два с половиной года. Мы разошлись по разным поводам. А когда я ушел из дома, она с наслаждением перестала со мной общаться. Многим кажется, что родственники должны иметь поблажки. Не должны они! Вот моя жена Аня работает в «Ералаше» ассистентом по детям и не дай бог, чтобы она получала поблажки.

– С тех пор вы ни разу не общались с Ксенией?

– Нет, она не поздравляет меня с днем рождения. Я уверен, что она даже на похороны мои не придет. Я как-то проснулся и подумал: «Боже мой, я ведь совсем перестал переживать, как дела у моей дочери».

– Борис Юрьевич, говорят, вы в юности были настоящей звездой танцпола. Почему же отказались от участия в шоу «Танцы со звездами»?

– Я раньше очень хорошо танцевал. Так зажигал под рок-н-ролл, что на меня смотрели, раскрыв рты. Помню, однажды на какой-то площадке танцевали Борис Сичкин, Махмуд Эсамбаев и я. Мне было 23 года. А от участия отказался только потому, что у меня нет времени. Вместо меня танцевал Борис Смолкин.

Ирина Смелова,
«Только звезды»

Поделиться.

Комментарии закрыты