Братья Запашные: «Мы показали всем другой шоу-бизнес»

0

Разговор со знаменитыми дрессировщиками хищников зашел вовсе не о тиграх и львах. Братья Запашные рассказали о диалоге с властью, о перчатках Федора Емельяненко и о месте рокеров в своем шоу.

– Эдгард, 11 июля вы отметили свой 36-й день рождения. Всего ли, что задумано, удалось добиться к этому возрасту? И остались ли еще какие-то неисполненные мечты?

Эдгард: Все, что я сделал, – это благодаря брату в том числе. Да, мы многого добились, но я понимаю, что можно было бы и больше, будь другие обстоятельства или другая страна. За рубежом уровень зарплаты и мировой популярности другой. Но я не жалуюсь. Давайте вернемся на десять лет назад – ведь тогда чушью бы посчитали тот факт, что цирковые артисты вообще могут попасть в список Forbes. Мы с братом уже лет пять стабильно в первой двадцатке. Это говорит о чем? Мы показали, что шоу-бизнес – это не только люди с микрофонами. И театр кукол может стать миллиардером, если делать качественный спектакль, грамотно контролировать, идти в ногу со временем, уважать публику.

Чего хотелось бы еще успеть? Не знаю. Нас часто упрекают, что мы занимаемся политикой. А я считаю, наоборот: власть ведь все еще не повернута лицом к искусству. И наша с братом задача – поднимать цирковое искусство на высокий уровень, раз у нас есть эта возможность: мы стали медийными, у нас получается общаться с властью.

– Это мечта глобальная и общая. А личная есть?

Эдгард: Стать богатым, как Абрамович, и знаменитым, как Майкл Джексон (смеется). У обоих к 36 годам уже все хорошо было. Мы с братом уже сегодня стали открыто говорить: нам бы хотелось иметь свое собственное здание, которое стало бы базой, где можно делать шоу, обкатывать его и потом везти по регионам. Это совершенно другой уровень и другие возможности.

– Кстати, о гастролях по регионам. Есть ли в райдере братьев Запашных особые требования?

Аскольд: Понтоваться мы не любим – можем, когда нужно и когда есть перед кем. Но не перед своими же цирками, в которых мы работаем с самого детства, в которых еще наши родители выступали. Условия у нас обыкновенные. Некоторые цирки мало того что просто находятся в запущенном состоянии, они еще и не убраны, или банально не существует системы оповещения при пожаре, или температурный режим не соблюдается – вот это уже требования. Конечно, хотелось бы, чтобы мы могли приезжать и предъявлять…

Эдгард: Мне, пожалуйста, полотенце такого-то цвета!

Аскольд: Да, чтобы было какое-то баловство. Но нас беспокоят действительно важные вещи, в числе которых и условия содержания животных. Мы постоянно – и на уровне министерства культуры, и на уровне локальных цирков – обсуждаем условия расширения цирковых территорий для того, чтобы животные не ютились в маленьких вольерах, построенных еще в СССР.

– Часто бываете в министерстве?

Эдгард: Я недавно стал членом общественного совета при Минкульте, и мы организовали рабочую группу по выводу из кризиса компании «Росгосцирк». Кстати, то, что циркового артиста включили в общественный совет министерства культуры, – тоже достижение. Вы знаете, что последним руководителем страны, который заходил и смотрел цирковое представление, был генсек Брежнев? С тех пор и по сей день ни один из наших правителей не был ни на одном представлении. И это большой минус: пока сильные люди не будут ходить, чины пониже будут обращать внимание только исходя из личного отношения к цирку.

– Как проводите свободное время?

Аскольд: Мы не успели приехать на гастроли – и уже пошли в тренажерный зал. Брат меня удивил: мало того что толком свой день рождения не отпраздновал, так еще и под вечер побежал качаться. Ну видите – фанат! Помимо этого у нас коллектив очень любит кино, и мы целыми группами постоянно ходим в кинотеатры на все новинки.

– Эдгард, брат только что назвал вас фанатом «качалки». Чем еще увлекаетесь, кроме «железа»?

Эдгард: Я люблю контактные виды спорта. Мой кумир – Федор Емельяненко (спортсмен, выступающий в смешанных единоборствах, на протяжении почти 10 лет он оставался непобежденным. – Прим. Т. П.). Я специально ездил на последний бой Федора, и самое большое мое достижение – я смог снять с него перчатки и забрать их себе. Несмотря на то, что его брат Саша очень угрожающе на меня в этот момент посмотрел. По-моему, он сам хотел перчатки себе забрать. Но за меня вступился Федор, сказал: «Саша, отдай!» Они оба мне расписались на этих перчатках, и я горжусь этим.

– И последний вопрос – по поводу шоу братьев Запашных. В программе значится музыкальная группа Teo Sound. Для цирка это что-то новенькое!

Эдгард: Беда современного цирка в России в том, что в целях экономии все цирки практически утеряли свои оркестры. Намучившись, мы решили собрать собственную рок-группу, в которую вошли музыканты из действующих коллективов, таких как «Кипелов», «Маврин». Это серьезные ребята, которые давно работают, они же пишут музыку к нашему представлению.

Аскольд: Не подумайте, что у нас все шоу исключительно в рок-исполнении. Парням под силу абсолютно любые жанры, и потом – рок року рознь.

Эдгард: Мы понимаем, что в цирк приходит разная публика, в том числе пожилая, не привыкшая к такому жанру. Так что музыка Teo Sound ни в коем случае не утомляет. Я могу смело сказать, что эта группа – гордость нашего коллектива, потому что люди порой приходят по два-три раза на представления: «Ой, мы отвлеклись на оркестр, смотрели, как пацаны там жгли и пропустили несколько трюков». И приходят второй раз, чтобы смотреть уже на нас. Парни из Teo Sound реально меняют по нескольку футболок за представление.

Татьяна Попова,
«Вечерний Омск – Неделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты