Цена успеха Коко Шанель

0

В жизни этой женщины всегда было множество любовных романов, однако ни один так и не закончился чем-либо серьезным. Предложения, порой, очень заманчивые, ей, конечно, делали. Как-то герцог Вестминстерский попросил ее руки, на что она с присущей ей прямотой и иронией ответила: «На свете полно всяких герцогинь, но только одна Коко Шанель». В конце концов, ее работа была для нее смыслом жизни.

Певичка кабаре

Габриэль Боннер Шанель родилась 19 августа 1883 года в маленькой деревушке Понтрей в Севеннских горах. Ей не исполнилось и 6 лет, как умерла мать от туберкулеза, и тут же семью покинул отец: он вышел якобы за сигаретами и больше не вернулся. Маленькую Габриэль поместили в монастырский приют, где она прожила до 16 лет. После приюта была школа при монастыре в небольшом городке Мулене. Там Шанель обучили шить и вышивать. Она оказалась настолько способной к этому ремеслу, что по окончании обучения ее без труда определили в «Торговый дом ведомства Святой Марии» («шелк, кружева, ленты и прочее») в Мулене. Вскоре об ее золотых руках стали ходить легенды, хотя Габриэль было тогда 20 лет.

Мулен – гарнизонный город. Офицеры 10-го коннострелкового полка подметили и оценили прелести Шанель. Девушку водили в кафе, на концерты и ипподромы. Жизнь Габриэль находилась тогда в некоем неустойчивом равновесии, и она всеми силами старалась, прежде всего, создать себе репутацию добропорядочной девушки, дабы ее не сочли «доступной женщиной». Она, безголосая и угловатая, пыталась пробиться на эстраду в кабаре «Ротонда», которое посещало только высшее офицерство. Там Шанель часто исполняла песенку «Сосо», после чего и получила свое прозвище Коко, закрепившееся на всю жизнь. Особых успехов в музыкальной карьере она не добилась, зато завела тесную дружбу с несколькими состоятельными мужчинами. Шанель была знакома с такими знаменитостями, как Тулуз Лотрек, Ренуар, Пикассо. Там же, в кабаре, Габриэль, никогда не знавшая отцовской ласки,
познакомилась с богатым бизнесменом Этьеном Бальзаном и поселилась с ним в аристократическом предместье Парижа – Виши. Она хотела отличаться одеждой от богатых куртизанок, также живших в этом районе, и предпочитала строгие костюмы, которые дополняли маленькие элегантные шляпки.
Но Этьена, вскоре унаследовавшего огромное состояние, стала тяготить экстравагантная и требовательная простолюдинка. И когда весной 1908 года Шанель увлекается его приятелем по кругу «золотой молодежи» Артуром Капелем, Этьен с облегчением передает возлюбленную на его попечение.
Шанель быстро переросла узкие рамки подружки богатого светского мальчика. Деньги и связи английского аристократа Капеля она использует и для своего возвышения. Переехав в Париж, Коко (теперь она звала себя именно так) обзавелась престижными клиентками и уже через четыре года открыла свой первый магазин. Шанель очень скоро поняла, что никогда не станет своей в великосветском окружении Капеля, и поэтому их законный союз просто невозможен. Теперь ее целью была независимость. От бедности, снобствующих аристократов и… от возлюбленного.

Ароматы Шанель

Помните, как пел Андрей Миронов: «Соломенная шляпка, золотая…»? Для Коко она стала действительно золотой. Шляпки пошли нарасхват, особенно после того, как в самом популярном женском журнале «Мода» были помещены фотографии актрисы Габриэль Дорсиа и певицы Женевьев Вис в экстравагантных шляпках от Шанель. Сама Коко всегда носила головные уборы, закрывающие едва ли не половину лица, считая, что «в шляпе предстаешь перед людьми в лучшем свете».

Платье от Шанель с удовольствием одевали все красавицы XX века: Грета Гарбо, Глория Свенсон, Марлен Дитрих, Грейс Келли, Жаклин Кеннеди, Роми Шнайдер… Безудержная фантазия Коко подарила разнообразие миру моды: в 1913 году появилась женская матроска, в 1916 — платье-рубашка, в 1918 — вязаный жакет и клетчатая ткань, в 1920 — брюки и короткие волосы, в 1924 — черное платье, в 1925 — плиссированная юбка… А еще — деловой костюм из твида, мешковатые плечи, пляжные пижамы, соболя в качестве подкладки на пальто, разнообразная бижутерия, дамская сумочка…

А духи!.. В 1923 году появились духи «Шанель №5» — и снова сенсация! Во-первых, непривычный узорчатый и изощренный по форме пузырек, а простой – квадратный, из толстого стекла. А, во-вторых, запах! Грубая форма флакона контрастировала с утонченным ароматом.

Коко Шанель посчитала, что новый имидж женщины требует и новой ауры аромата. Новые духи интриговали ароматом и… высокой ценой. «Ну, что ж, – говорила Шанель, – чем духи дороже, тем с большей страстью женщины будут их желать».

Первыми «Шанель №5» бросились покупать звезды кино. В одном из интервью спросили у Мэрилин Монро: «Что вы надеваете на себя утром?» Монро ответила: «Юбку и пуловер». – «А на ночь?» — последовал другой вопрос. «Пять капель “Шанель №5”», — победно сказала Мэрилин.

«Где следует душить?» — этот вопрос как-то задали Шанель. На что она обезоруживающе ответила: «Там, где вы хотите, чтоб вас целовали». – «А…» — выдавила из себя удивленная дама. «И там тоже», — молниеносно отреагировала Коко – она понимала толк в духах и в любви.

Почти каждую ее новинку окружали легенды, но Шанель возмущали выдумки. Однако история ее первой короткой стрижки была правдивой. Она собиралась в «Гранд-оперу», но газовая колонка взорвалась и подпалила ей несколько прядей. Коко взглянула в зеркало, взяла большие ножницы, и… проблема была решена. Новую прическу тут же заметил весь Париж.

Коко работала всегда. Известно, что Великая Мадемуазель была сомнамбулой. Во время приступов лунатизма она, бывало, выкраивала из попавшего под руку ночного халата или полотенца чудесные платья и цветы.

Она первая стала делать украшения, смешивая фальшивые камни с настоящими. Она вообще любила смешивать воображаемое с действительным, придуманное с подлинным. Она говорила: «Мне наплевать на драгоценности. Они ничего не добавляют к радости жить. Украшений должно быть много. Если они настоящие — это отдает хвастовством и дурным вкусом. Я делаю фальшивые и очень красивые. Они даже красивее настоящих. Украшения ставят свою метку на эпохе. Я бы хотела, чтобы моя была отмечена бижутерией Шанель».

«Русский период»

Осенью 1918 года Капель женился на юной леди Диане Листер. Но, будучи не в силах забыть экстравагантную француженку, он периодически оставляет молодую жену ради коротких и страстных свиданий с Коко. Спеша на одну из таких встреч, Капель не справляется с управлением своего авто и врезается в дерево. Эта смерть, как клеймо, отпечаталась на всей жизни Шанель. Каких бы высот в карьере она ни достигала, кто бы восторженно ни припадал к ее стопам, она будет лишена простого женского счастья.

А ведь претендентов на руку Великой Мадемуазель всегда было предостаточно. В 1920 году она заполучает в свой салон (и в свои объятия) двоюродного брата императора Николая II — великого князя Дмитрия Павловича Романова. Одна из подруг Коко, известная актриса, «уступила» его Шанель со словами: «Он мне дороговато обходится». Коко тогда уже могла не думать о «дополнительных расходах», и в ее жизни начинается «русский период».

Через Дмитрия Романова Коко познакомилась с великой княгиней Марией Павловной, дочерью младшего брата Александра III. Затем с князем Путятиным и другими представителями высшей знати России. «Все эти великие князья, — вспоминала Коко, — были похожи друг на друга: прекрасное лицо, которое ничего не выражало, зеленые глаза, тонкие руки… Они пьют, чтобы избавиться от страха. Эти русские величавы, красивы, великолепны. Но за всем этим ничего нет, только пустота и водка».
Не будем спорить с высказыванием Шанель, а отметим, что многие из великих князей отчаянно нуждались в деньгах и были вынуждены зарабатывать себе на жизнь. Так, великая княгиня Мария Павловна поставляла Шанель свои вышивки, которые Коко успешно продавала. Шанель была первым парижским модельером, нанявшим на работу продавщицами и манекенщицами многих дам из высшего общества царской России. С одной из них, княгиней Ирэн (Ириной) Голицыной, Коко Шанель даже пыталась установить лесбийские отношения.

Шанель очень любила музыку Стравинского, а тот был влюблен в нее как в женщину. Игорь Стравинский подарил недосягаемой королеве моды небольшую русскую икону, которая всегда стояла на тумбочке рядом с кроватью Шанель.

Среди русских друзей Коко Шанель был и замечательный художник Серебряного века Леон (Лев) Бакст. В воспоминаниях Коко можно найти такой пассаж: «Как фамилия этого художника, который постоянно там бывал? Бакст! Он меня очень смешил, старый попугай. Он же добивался написать мой портрет! У этого не было комплексов! Очень веселый, всегда веселый, он любил есть, пить, любил делать декорации. Я их находила божественными. В первый раз увидев “Шахерезаду”, пришла в полный восторг».

Операция «Модная шляпка»

Шанель никогда не была замужем. У нее не было детей. Последний любовный всплеск пришелся на годы Второй мировой войны. Коко было уже под 60, когда на ее пути встретился атташе германского посольства Ганс Гюнтер фон Динклаге, который был на 15 лет ее моложе.

Габриэль была тогда в зените славы. Среди ее любовников и друзей — одни знаменитости, последнее «приобретение» — Уинстон Черчилль. Правда, была одна «мелочь», которая удручала: война. Немцы в Париже. Конечно, и для немцев Коко Шанель — это Шанель, но ее терзала боль за Францию. Все военные годы она провела в отеле «Риц», почти ни с кем не встречаясь, тихо умирая от тоски и скуки. Любовный роман с относительно молодым Гансом Гюнтером был весьма кстати. Он горячил кровь стареющей Коко, но этого ей было все же мало, учитывая ее сверхдеятельную натуру. И тогда в ее голове родился план.

Идея получила название Modelchut («Модная шляпка»). Модистка решила поиграть в большую политику. Далее следует вполне детективная история…

…Коко вступила в контакт с Вальтером Шелленбергом, шефом разведслужбы СС. В апреле 1943 года Шанель отправилась в Берлин обсуждать с Шелленбергом детали сепаратного мира. Но… тут открылся Второй фронт, Париж был освобожден. А Шанель за подозрительные связи с оккупантами препроводили в тюрьму, откуда она вышла совсем скоро.

Марлен Дитрих уже после войны, беседуя с Шанель о ее загадочной миссии по поводу устройства сепаратного мира, спросила свою знаменитую приятельницу, зачем ей это было нужно. Ответ Коко Шанель был прост: «Потому что я умирала от тоски».

Свою последнюю коллекцию Коко сделала в 88 лет, незадолго до смерти. Идя от одного блистательного успеха к другому, она в последние годы познала и поражения. Ее имя по-прежнему сверкало на небосклоне моды, однако открытия делали уже другие. Модели Коко перестали быть откровениями. Но Великая Мадемуазель продолжала работать. Она говорила: «Я создала свой стиль. И не могу от него отказаться. Я нахожу себя довольно однообразной в том, что я делаю. Надо проявить вкус и показать, что я не изменяю себе. Иначе сказали бы, что это уже не мои платья».

Габриэль Шанель умерла тихой смертью 10 января 1971 года в возрасте 88 лет в номере-люкс отеля «Ритц» в Париже, через дорогу от роскошно отделанного, известного на весь мир Дома Шанель. Доходы ее империи составляли 160 млн. долларов в год, а в ее гардеробе было найдено всего три наряда, но «очень стильных наряда», как сказала бы Королева Моды.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам  [link=http://www.vmdaily.ru]«Вечерняя Москва»[/link], [link=http://www.peoples.ru]People’s History [/link],  [link=http://www.rodgaz.ru]«Родная газета»[/link],  [link=http://www.zn.ua]«Зеркало недели»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты