«Черный паук» Лев Яшин

0

Ни один вратарь мира не пользовался такой популярностью. Его игра – это целая эпоха в развитии вратарского искусства.

Карьера началась с конфузов

Лев Иванович Яшин появился на свет 22 октября 1929 года в Москве. Детство и юность вратаря были нелегкими. Маленький Лев жил с родителями и другими многочисленными родственниками в тесной квартирке на Миллионной улице, неподалеку от завода «Красный богатырь». Футболу учился в родном дворе, между игрой в казаки-разбойники и подкладыванием пистонов на трамвайные рельсы.

Покупка дерматинового мяча в складчину приносила в то время огромную радость. Но детские годы Яшина, как и всех его сверстников, закончились в 1941-м, с началом войны. Вместе с родителями он отправился в эвакуацию под Ульяновск. Окончив 5 классов, Лев пошел на военный завод, где был учеником слесаря.

В 1944 году Яшины вернулись в Москву, однако рабочие будни для парня продолжились.

Льву приходилось ездить на завод двумя трамваями и на метро. Вставал в пять часов утра, возвращался домой затемно, но все же вечерами порой успевал сыграть в футбол за заводскую команду. Первый тренер Яшина Владимир Чечеров сразу выделил его в шеренге пацанов и поставил в ворота. А во дворе Лев считался бомбардиром.

С 1949 года Яшин начал играть за молодежную команду футбольного клуба «Динамо» (Москва). С тех пор он выступал только за этот клуб, вплоть до окончания своей футбольной карьеры в 1971 году. Уже весной 1949-го он был третьим вратарем основной команды, после Хомича и Вальтера Саная. Правда, вратарская служба Яшина начиналась с трех глупейших конфузов. Сначала в Гаграх «Динамо» играло контрольный матч со сталинградским «Тракторо». Вратарь сталинградцев лихо выбил мяч, и Яшин готовился его поймать, но столкнулся с защитником Аверьяновым. А в это время бесхозный мяч предательски залетел в ворота – маститые динамовцы во главе с Бесковым, Карцевым и Малявкиным надрывали животы от хохота.

Осенью 1950 года Яшину пришлось выйти на замену получившего травму Хомича в принципиальной игре со «Спартаком». Коленки у юноши дрожали по полной программе, и дело добром не кончилось. Яшин опять столкнулся, на этот раз – с Всеволодом Блинковым, и спартаковец Николай Паршин спокойно сравнял счет. После матча в раздевалку явился некий милицейский чин и повелел убрать «этого сосунка» с глаз долой. До 1953 года Лев глухо сидел в запасе, а когда ненароком появился на поле в игре с тбилисцами, цифры 4:1 в пользу москвичей быстро превратились в 4:4. Хорошо еще, Бесков в конце матча забил победный гол. Яшин с горя ушел играть в хоккей с шайбой и даже выиграл с динамовцами Кубок СССР.

«Какой же это вратарь, если не терзает себя за пропущенный гол!»

И этот неудачник уже в середине 50-х вдруг стал лучшим вратарем Союза. Все объяснялось до неприличия просто: Хомич научил его работать на тренировках до седьмого пота. И количество исподволь перешло в качество. Яшин стоял в воротах красиво, даже элегантно. Вопреки традиционной методике 50-х, Лев Иванович позволял себе далеко выходить из ворот и эффективно срывать атаки превосходящего противника.

Усердие Яшина счастливо совпало с подъемом советского футбола – победой на Олимпиаде в Мельбурне (1956) и завоевание первого Кубка Европы (1960). В 1966-м Лев Иванович стал призером чемпионата мира в Англии. В его вратарской биографии  – победы в Кубке СССР и чемпионате страны. После Яшина московское «Динамо» выиграло турнир только раз, в 1976-м, да и то это была фактически половина чемпионата (в тот год почему-то, как в Аргентине, определялись «весенний» и «осенний» чемпионы).

Лев Иванович стоял в воротах до 41 года. Однако долголетия могло и не случиться – в советском футболе тех, кому за 30, выбраковывали безжалостно. В 1962-м, после злосчастного четвертьфинала с Чили на чемпионате мира, Яшин решил расстаться с вратарским ремеслом. По телевизору тот чемпионат не показывали, а запущенная журналистами версия о том, что в обоих пропущенных мячах в том матче виноват только он, моментально разлетелась по стране. Народ потребовал удалить виновника «на пенсию».

Тогда Яшин уехал в деревню, но потом все же решил вернуться и заиграл так здорово, что «Динамо» уверенно выиграло чемпионат страны. Однако Яшин все же постоянно переживал любые свои промахи: «Какой же это вратарь, если не терзает себя за пропущенный гол! Обязан терзать. Если спокоен, значит, конец. Какое бы ни было у него прошлое, будущего у него нет».

«Дьявол в воротах»

Подтянутый, приветливый, располагающий к себе Лев Яшин стал одним из самых узнаваемых в мире советских граждан. Осенью 1963 года он играл за сборную мира в матче, посвященном 100-летию английского футбола. Тогда такие матчи были редкостью, и им уделялось пристальное внимание. В звездной компании (Пушкаш, ди Стефано, Копа, Эусебиу) Яшин не только не затерялся – он великолепно сыграл на «Уэмбли», не пропустив за отведенный ему тайм ни одного мяча. Журналисты, прорвавшиеся в перерыве в раздевалку, писали о том, как обычно сдержанный и самоуверенный центрфорвард Джимми Гривс, игравший в тот день против команды Яшина, не мог сдержать эмоций: «Это наваждение, это какой-то дьявол в воротах, ему невозможно забить!»

«В Лондоне Лев показал высочайший класс, – рассказывал Эдуард Мудрик, который играл с Яшином 11 сезонов. – Помню, с близкого расстояния по его воротам били Бобби Чарльтон, Гривз, Пэйн, а Лев не отбивал мячи, а ловил намертво. Из Лондона он привез нам, игрокам основного состава (а не руководителям!), пятнадцать галстуков. Мы были очень тронуты этим жестом. Кстати, тот галстук, хотя и вышел из моды, до сих пор хранится в моем гардеробе. Позже мы узнали, что на скромный гонорар Яшин мог бы купить, наверное, только один галстук. Выручил немецкий защитник Шнеллингер: “Лев, в Москве ждут от тебя сувениры. Но зачем тратить деньги, которых у тебя, мы знаем, мало? Ты – блестящий вратарь, возьми лучше эти галстуки от нас в память о нашей встрече и подари их своим друзьям”. Лев, который никогда ни у кого ничего не просил, долго отказывался, но Шнеллингер положил галстуки на кровать и вышел из номера».

В том же году Яшин стал единственным в истории вратарем, получившим «Золотой мяч», приз лучшему футболисту Европы. А еще Льву Ивановичу дали прозвище Черный паук – за черный вратарский свитер и характерную манеру стоять, расставив высоко поднятые руки. Казалось, что ими он перекрывает всю площадь ворот. В Европе Яшина еще прозвали Черная пантера – за подвижность и невероятные акробатические прыжки.

Он прекрасно умел предвидеть, как будет развиваться атака, и соответственно выбирать позицию. Поединки с нападающими – один на один – Яшин выигрывал практически все.

Он был не только выдающимся вратарем, но и в большой мере новатором. В частности, его выходы далеко из ворот, очень помогавшие защитникам отражать атаки соперников, введение мяча в игру рукой, позволявшее быстро начинать контратаки, умелое руководство обороной прочно вошли в практику игры вратарей, и до сих пор специалисты и комментаторы называют эти приемы яшинскими.

Но были у вратаря и свои недостатки. Известно, что Яшин очень много курил. Правда, такие наставники, как Якушин и Качалин, которые категорически запрещали делать это своим подопечным, относились к пристрастию Льва Ивановича снисходительно. А как-то был случай: на тот самый матч 1963 года в Лондоне вместе с Яшиным приехал легендарный венгерский футболист Ференц Пушкаш. После венгерского восстания 1956 года, когда премьер-министр государства объявил о выходе Венгрии из Варшавского договора, в ответ на что в страну ввели советские войска, Пушкаш эмигрировал в Испанию. Там он выступал за мадридский «Реал», выиграл Кубок европейских чемпионов, стал лучшим бомбардиром турнира, но в Союзе его называли «ренегатом» и «предателем». Ференц при этом очень восхищался Яшиным. Зная, что тот курит, Пушкаш на тренировке подарил ему золотой портсигар в знак уважения. Но разведка не спит – и Яшину в «мягкой и деликатной форме» сказали, что он не должен был принимать подарок от коллеги по сборной ФИФА. Пришлось портсигар вернуть. Пушкаш к этому отнесся с пониманием и не обиделся.

27 мая 1971 года, в присутствии 103 тысяч зрителей, состоялся прощальный матч Льва Яшина. Тогда его клуб «Динамо» играл против сборной звезд мира, за которую вышли на поле Эйсебио, Бобби Чарльтон, Герд Мюллер и многие другие. Уходил Лев Иванович по-королевски – непобежденным и непревзойденным. Покидая поле по ходу матча, Яшин передал свои перчатки 23-летнему вратарю Владимиру Пильгую, символично назначив его своим преемником в «Динамо». А по окончании игры Лев Иванович обратился к трибунам с короткой речью: «Спасибо, народ…»

Лучший вратарь XX века

После завершения футбольной карьеры Яшин некоторое время был тренером детских и юношеских команд, уделял много времени семье. Со своей женой Валентиной Яшин познакомился когда-то на танцах. В те времена Лев Иванович выступал еще за вторую команду московского «Динамо», Валя знала об этом от брата, страстного болельщика, и его друзей. Однажды ребята предупредили девушку: «Сегодня Яшин к нам приедет, можем познакомить». Вечером появился сам футболист и забавным басом представился: «Лев». «Длинный, тощий, но симпатичный и, главное, вежливый», – именно таким его впервые увидела Валентина.

До свадьбы они встречались около шести лет, поженились в 1955 году. Яшин постоянно дарил жене цветы, а Валя родила ему двух дочерей – Ирину и Елену. Супруга во всем поддерживала Льва Ивановича, не разделяла лишь его увлечения рыбалкой, даже начинала бояться, что подумают люди, увидев знаменитого футболиста, собирающего дождевых червей. Уху в семье не любили, поэтому весь свой улов Яшин собственноручно жарил, причем делал это с удовольствием.

Лев Иванович не мог отказаться от курения, и это привело к очень тяжелым последствиям. У него развилась болезнь кровеносных сосудов, и в результате врачам пришлось ампутировать Яшину ногу – у него стала развиваться гангрена. На праздновании своего 60-летия (его для удобства публики перенесли на август 1989 года) Яшин в последний раз предстал перед публикой, мужественно превозмогая болезнь. Потом были тревожные больничные будни, вручение звезды Героя Социалистического Труда. Указ был подписан 6 марта 1990 года, 15-го председатель Совета Национальностей Верховного Совета Рафик Нишанов приехал домой к Яшину вручить награду, а 20-го Льва Ивановича не стало.

Однако его помнят все, кто любит футбол. С 1994 года лучшему вратарю чемпионатов мира вручается приз имени Яшина, учрежденный ФИФА. В 1991 году в Москве был создан Фонд Л. Яшина, ставивший своей задачей помощь ветеранам футбола, развитие футбольной инфраструктуры в городе. В 1996 году именем Яшина названа улица в Тольятти, а 2 мая 1997 года на территории Центрального стадиона «Лужники» в Москве был открыт памятник Яшину. В 2000 году ФИФА назвала Яшина лучшим вратарем XX века.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам KM.ru, Foot-ball.ru, People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты