Чулпан Хаматова: «Обожаю роли, где можно пошалить»

0

У Хаматовой необыкновенная актерская смелость, она ничего не боится и может сделать самое острое, парадоксальное абсолютно живым. Ради искусства может научиться летать на трапеции, выкручивать пируэты на цирковой лонже и даже разразиться солдатской бранью.

«Принципиально не хочу ни с кем соревноваться»

Чулпан Хаматова родилась 1 октября 1975 года в Казани, в семье инженеров. Дворик в центре города, где в пятиэтажной хрущевке когда-то росла маленькая Чулпан, сейчас почти не изменился. Чулпан и ее одноклассницы – Оксана Головко и Олеся Сержантова – обожали играть здесь в футбол с мальчишками, а Хаматова часто стояла на воротах. Дома, в школе и во дворе (и позже — на сценических площадках) друзья вместо имени Чулпан, означающего «утренняя звезда», вечно сочиняли что-нибудь производное: Чуня, Чуля, Чупа, Чулпаша, Пашенька, Чулпаха, Чуча, Чулпашонок… Вечерами три подруги сидели на скамеечке и болтали. Например, о будущем. Они еще не знали, что Оксана станет столичной журналисткой, которая потом возьмет большое откровенное интервью у популярной актрисы Чулпан Хаматовой. И что пять картин Олеси – будущей знаменитой художницы – купит московский театр «Современник», где Хаматова станет ведущей актрисой…

Но для трех девчонок, сидящих в маленьком дворике в центре Казани, это были слишком смелые желания. Тогда они мечтали только о любви. «Был мальчик, – вспоминает Олеся, — который едва ли не каждое утро упорно стоял под окнами Чулпан с плакатом “Доброе утро!” – ждал, что она откроет шторы и увидит его. Он был безумно в нее влюблен. А Чулпан так смущалась».

Хаматова была слабым ребенком: перенесла нефрит и чуть ли не каждый год попадала в больницу с воспалением легких. Папа отдал Чулпан в фигурное катание, чтобы она немного окрепла. «Только сейчас понимаю, сколько нервов ему это стоило — таскать меня во Дворец спорта, а потом еще возить на Черное озеро, чтобы вместе со мной кататься на льду. Болеть я, правда, в самом деле перестала. Но и фигурное катание мне быстро надоело», – признается актриса.

В школе олимпийского резерва, куда ходила Чулпан, от воспитанников ждали побед, а девочка терпеть не могла соревнований. Родители переживали, что дочка занимает последние места. Но однажды Чулпан наконец заявила: «Больше туда ходить не буду, принципиально не хочу ни с кем соревноваться». Кто бы мог подумать, что навыки катания пригодятся Хаматовой в будущем и она, популярная актриса, примет участие в шоу «Ледниковый период», а компанию ей составит чемпион мира по фигурному катанию Роман Костомаров?!

Абитуриентка с горящими глазами

В детстве Чулпан увлекалась The Beatles, участвовала в толкиеновских играх, плела кольчуги из колечек для занавесок, в школу приходила в рваных джинсах… Одна учительница как-то повысила на девочку голос. «Взрослая женщина так орала на меня – а у нас дома это было не принято, – так нервничала, что мне стало неудобно за нее, – вспоминает Хаматова. – Как я могла защитить себя? Сделала глубокий реверанс и вышла из кабинета». За талант и прилежание учителя все-таки прощали Чулпан шалости, до которых она была большой охотницей.

После школы Хаматова поступила в финансовый институт: «Это, можно сказать, случайность, потому что на выпускных экзаменах в школе я набрала такие баллы, которые стали автоматически вступительными. А уже потом, во время учёбы в институте, подумала: всё-таки со своим будущим я что-то не то делаю… Поэтому институт оставила – тогда я была достаточно смелой и решительной – и поступила в театральное».

Старинный особняк Казанского театрального училища расположился в центре старой Казани. Заведующая библиотекой Насима Райманова прекрасно помнит Чулпан и бережно хранит фотографию актрисы: «Чулпан пришла к нам в 16 лет. На официальные вступительные экзамены она опоздала. Помню, прибежала в августе – такая живая, с горящими глазами. В ней было столько энтузиазма, что в порядке исключения педагоги решили устроить внеплановый экзамен (у нас это редко, но случается). Ее отвели в аудиторию и попросили что-нибудь почитать. Не знаю, что она читала, но педагоги в один голос заявили: берем! За один день девушка прошла все три тура! Училась наша звездочка на курсе у Юноны Каревой и очень много занималась пластикой».

Преподаватели были уверены, что такой талант невозможно полностью раскрыть в провинции, и посоветовали Чулпан отправиться в Москву. Она легко поступила в ГИТИС на курс Алексея Бородина, где сразу же оценили ее природный вкус и удивительное чутье. Еще студенткой третьего курса режиссер Вадим Абдрашитов пригласил Хаматову сыграть медсестру Катю в свой фильм «Время танцора». Эта роль стала ярким кинодебютом Чулпан. Потом был не менее известный «Лунный папа». За первыми удачами в кино последовал длинный шлейф предложений сыграть что-то похожее. Ее героини носили обычные имена, обычные одежды, влюблялись в обыкновенных мужчин. И все эти роли могли бы остаться незамеченными, если бы не Чулпан. Это она придумывала «безликим» девушкам характеры, награждала талантами. Проходных и «стыдных» работ у нее не было. И все-таки ей самой надоел типаж этакого «ангела во плоти». От «ангельской» рутины актриса пыталась сбежать в зарубежное кино, снялась в нескольких фильмах на немецком языке. Там она продолжала учиться профессионализму, оставаясь русской подданной. Однако и на Западе за Хаматовой закрепилось определенное амплуа «красивой женщины с трудной судьбой». Кстати, за границей ее воспринимают, как славянку, и даже уверены, что Чулпан – настоящее русское имя.

Порой Хаматова заявляла, что недовольна тем, как ее используют в кино российские режиссёры: «Обожаю характерные роли, в которых можно ещё и пошалить. Хотя… Есть знаковые режиссёры, у которых просто интересно сниматься. Именно поэтому я согласилась участвовать в съёмках фильма Владимира Хотиненко “72 метра”. И хотя у меня было всего четыре съёмочных дня, я поняла, какое же это счастье – работать с таким режиссёром! С одной стороны, я ничего нового для себя не делала. Вообще, то, что предложил Вадим Абдрашитов в моей самой первой роли в кино, и было моей “природой” на самом деле. До сих пор считаю, что это самое точное попадание в роль. А вот у Тодоровского в “Стране глухих” я даже не понимала, что надо делать. Трудновато оказалось и в “Лунном папе”, потому что долго не могла нащупать жанр, в котором мы работаем, и не успевала за режиссёрским гением. Зато как это было интересно!..»

«Ты же обещал мне Клеопатру!»

Хаматова всегда блистательно играла на сцене: «В театре мне хотелось отточить те острохарактерные роли, в которых можно “обнаглеть” на всю катушку и выдать такой безумный результат, который не только потрясет всех, но и от которого я сама получу удовольствие. Очень хочется сыграть что-нибудь смешное, эксцентричное, но при этом – непохожее на меня в жизни. В театре у актера больше власти. Ты – художник, ты держишь кисточку в руках. А в кино ты – один из тюбиков с краской».
Однажды в ее жизни появился театр «Современник». «Я снималась в фильме “Лунный папа” в Таджикистане и параллельно теряла все в Москве, – вспоминает Чулпан. – Съемки шли месяц, два, три, полгода… Были потеряны все контакты в столице, работу потеряла, летать туда–сюда было ужасно сложно, и пришлось выбирать. Выбрала – закончить картину. И как–то в один из перерывов съемки приехала в Москву. Из театра “Современник” мне позвонила Галина Борисовна Волчек, пригласила на встречу. Разговор начался с предложения играть главную роль в “Трех товарищах”, я объяснила, что в Таджикистане съемки еще продолжаются, и никому неизвестно, когда они закончатся. Волчек ответила, что будет ждать.

Сама ситуация была для меня просто сказочной и мало реальной, а Галина Борисовна уже представлялась мне той феей с волшебной палочкой. Я, конечно, обрадовалась. Купила толстенный сборник сочинений Ремарка и с легкой душой отправилась на съемки “Лунного папы”. Через несколько недель в Таджикистане началась война. В том городе, где шли съемки, заминировали гидроэлектростанцию, которая находилась буквально в двухстах метрах от нашей гостиницы. Стрельба, взрывы, дым, пыль столбом, грохот, бронетранспортеры ездят – в общем, настоящие военные действия. Встал вопрос об эвакуации съемочной группы, мы позвонили в российское посольство, нам отказали. Мол, сами сюда приехали, сами и выбирайтесь…

Вывозил нас швейцарский Красный Крест. Нам выделили две специальные машины, предназначенные для вывоза гражданских из мест боевых действий. Я впервые видела такие микроавтобусы – они сплошь обклеены знаками “Не стрелять”, в них практически нет окон, посадочные места налеплены друг на друга, чтобы вместилось как можно больше людей. Нам запретили брать с собой вещи – только паспорта и немного продуктов. Я же, переживая, что в дороге придется подолгу простаивать и ждать, схватила Ремарка. Подбегаю с этой книгой к чудо–машине, а водитель говорит: “Хм, Библия? Это очень хорошо!” На какой–то момент эта книга стала главной в моей карьере. В дальнейшем столкнулась с весьма странным явлением: сами немцы понятия не имеют о том, кто такой Эрих Мария Ремарк, редко кто со скрипом вспоминает “На западном фронте без перемен”. Мне стало любопытно, почему такое происходит, и я его прочла по-немецки. И в принципе поняла, в чем дело; русский перевод попросту гениален и даже прогрессивен для оттепели 60–х, он придал книге прозрачное, совершенно иное звучание. По-немецки все обозначения слишком конкретны, даже грубы. В итоге получились две совершенно разные книги. Потому именно в России “Три товарища” – культовая книга».

В театре у Хаматовой сложился замечательный творческий альянс с режиссёром Кириллом Серебренниковым. «Начался он так же неожиданно, как и с Галиной Волчек! – вспоминает актриса. – Мы случайно встретились с ним в аэропорту Шереметьево. Серебренников сказал, что мечтает со мной поработать, на что я ответила: “И я очень хочу!” Тогда Кирилл предложил почитать пьесу “Антоний и Клеопатра”, многозначительно предположив, что я вполне могла бы сыграть Клеопатру. Потом у него возник проект “Голая пионерка”, на который он согласился при условии, что главную роль сыграет Хаматова. И мы начали упорно репетировать. В какой-то момент предвыпускного ночного прогона спектакля в сапогах сорок шестого размера, в гимнастёрке, вся измученная, вися на нитке под потолком, я вдруг зарыдала. Меня тут же опустили вниз, но моя истерика продолжалась. Я смотрела на Кирилла и кричала: “Что я здесь делаю? Ты мне обещал Клеопатру. Обещал!!!” Но потом Серебренников своё слово всё-таки сдержал. К юбилею “Современника” он выпустил свой спектакль, где я сыграла Клеопатру».

Семья или работа?

Ещё студенткой Чулпан вышла замуж за Ивана Волкова, своего однокурсника, клоуна из труппы Вячеслава Полунина. Чулпан признавалась в своих интервью, что у них была сумасшедшая любовь, но жили они всё время порознь: он гастролировал с театром Полунина по всему миру, она – постоянно улетала на съёмки. Чулпан долго не могла позволить себе рождение ребёнка. И всё же их связывала какая-то особая искра в отношениях. Потом родилась Ариша, и, казалось бы, жизнь должна была вывести семью на новый уровень. Как раз в это время Чулпан репетировала спектакль «Мамапапасынсобака». Но съёмки на Западе снова позвали актрису за границу. И вдруг новость – Чулпан рассталась со своим супругом и уехала с маленькой дочкой. Она работала тогда в австрийской картине «Озерн». А ещё некоторое время спустя по Москве поползли слухи, что Чулпан снова ждёт ребёнка. Именно там, в Австрии, она встретила своего загадочного «лунного папу», отца своей второй дочери, которого, почти так же, как в картине всё семейство девушки, на протяжении нескольких лет безуспешно пытались «вычислить» представители «жёлтой прессы».

В конце концов, все узнали, что загадочный мужчина в жизни Чулпан – Алексей Дубинин, бывший танцор балета. Несколько лет он прожил с Хаматовой, они официально зарегистрировали свои отношения. Но в последнее время между супругами начались частые ссоры. Якобы Алексей настаивал на том, чтобы Чулпан больше времени уделяла семье, а не работе. Но работа, как известно, для актрисы как воздух.

Осложняло отношение пары и то обстоятельство, что они жили в разных странах. Кому-то такие разлуки идут на пользу, но, видно, не в этом случае. В общем, как утверждает кинобомонд, Чулпан рассталась со своим мужем и ее снова можно считать свободной женщиной.

Однако близкие друзья актрисы считают, что не все еще потеряно, и пара, несмотря ни на что, вполне может воссоединиться. «Это все високосный год, – говорят они. – Леша и Чулпан любят друг друга. Уж что такого могло произойти, чтобы они разбежались? Невозможно поверить, что они разведутся!» Но все знают, что даже невозможное порой возможно…

Подготовила Лина Лисицына
По материалам  [link=http://www.teleweek.ru]«Теленеделя»[/link],  [link=http://www.smena.ru]«Смена»[/link],  [link=http://www.khamatova.ru]«Чулпан Хаматова»[/link], [link=http://www.dailyshow.ru]DailyShow.ru [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты