Дарья Повереннова: «У актеров обязательств море, прав – никаких!»

0

Эта актриса знакома зрителям по таким успешным телепроектам, как «День рождения Буржуя», «Бригада», «Ангел-хранитель».

– Вы стали гостем фестиваля «Евразия». Тем не менее, пока режиссеры не балуют вас приглашениями в полнометражные фильмы. А как вы вообще относитесь к арт-хаусу?

– Если честно, то очень сложно. Сам этот ярлык – арт-хаус – зачастую дает сигнал зрителям, чтобы делали скидку на качество. Это ужасно. Фильм должен сниматься для зрителя. К сожалению, часто бывает так, что за арт-хаусом и так называемым фестивальным кино скрывается элементарная чернуха. К счастью, мне пока этого не предлагают. Все роли, которые я сыграла, мне очень нравятся.

– Но вы же снялись в знаменитом эротическом сериале «Дневники Красной Туфельки».

– Ну и что? Снялась и горжусь этим! Это великолепный сериал, блестящий пример эротического кино. Я была молодая, заработала много денег – тем более в те 90-е годы. Я работала с профессионалами – оператор Алексей Родионов просто мастер. Я играла на английском языке – такого никогда после в моей жизни не было. И, когда я посмотрела серию «Дневников» с моим участием, я была очень собой довольна.

– А есть ли у российских актеров перспективы в Голливуде?

– Нет. В первую очередь, конечно, из-за языка. Акцент почти невозможно перебороть. Хотя, к примеру, я хорошо знаю английский язык, я училась в спецшколе и даже некоторое время работала переводчицей. Но я считаю, что на Западе актеры гораздо пластичнее, чем у нас. У них более гармоничная и разнообразная система обучения. Их обучают и для театра, и для кино, и для мюзикла. У нас больше делают упор на театр переживания. Нам бы еще подтянуть театр представления – было бы замечательно.

– Одна из первых ваших ролей – небольшая роль мачехи Космоса в легендарной «Бригаде». Не обидно было, что это всего несколько эпизодов?

– Мне позвонил Леша Сидоров и сказал всего одну фразу: «Я написал для тебя роль. Твои партнеры – Николай Еременко-младший и Валентина Теличкина». Роль была небольшая, но, как только я услышала фамилии своих партнеров, я дальше не слушала и уже согласилась. О таких ролях с такими актерами можно только мечтать.

– У каждого актера есть такая роль, о которой мало кто слышал, но о которой очень хотелось бы рассказать. Есть ли у вас что-то подобное?

– Я надеюсь, что этот проект увидит свет. Это проект «Игра». Я считаю, что это шедевр. Редко когда смотрю проекты со своим участием, но тут я просто услышала, что люди скачивали с Интернета, покупали пиратские диски и были очень довольны. Признаюсь, я сама просто не могла оторваться. Настолько хороший сценарий и настолько хорошо сделан, что грех не выпустить такой фильм на экран. Это тоже своего рода история противостояния добра и зла. Зло воплощает в себе Паша Баршак, а добро – капитан ФСБ, мой экранный муж Прохор Дубравин.

– Как вы относитесь к попыткам разделить актерский цех на «киношников» и «сериальщиков»?

– Такое разделение делают продюсеры, и отчасти я могу их понять. С другой стороны, мне это обидно, так как я давно не снималась в полном метре, и я очень хочу этого. Такое клеймо сериальной актрисы сделала не я. Мне предлагают – я работаю. Можно сидеть и ждать, когда тебе позвонит Никита Сергеевич Михалков и пригласит тебя в свою картину, и не дождаться. И скорее всего, я этого не дождусь. Такое разделение плохо сказывается на нашем кино. Ты идешь в кинотеатр и видишь одни и те же лица – хочется чего-то нового. Да и на телевидении актеры часто кочуют из сериала в сериал.

Вообще, сейчас артистам в России нужен свой профсоюз, так как мы абсолютно не защищены. И если сейчас моему коллеге Володе Вдовиченкову удастся реализовать идею актерского профсоюза, это будет большой шаг вперед. Хотя бы у нас будут какие-то гарантии, которых сейчас нет. Закрылся проект – и закрылся! А ты сиди без работы – от других проектов ты специально отказался ради этого. У нас обязательств море, прав – никаких!

– Часто ли вы сталкивались с непорядочностью продюсеров?

– Постоянно это происходит. Я закончила сниматься в одном проекте почти месяц назад – деньги мне до сих пор не заплатили. Хотя по договору должны до десятого числа каждого месяца. К сожалению, сейчас уже почти отмерла система каждодневной оплаты. Такого, что ты отснялся, а тебе в конце дня деньги, – сейчас почти не осталось. Все стараются выплачивать, как зарплату, раз в месяц.

– Как к вашему творчеству относятся ваши родители?

– Мама воспитана на классике, поэтому ей гораздо ближе тот репертуар, который я играю в театре Маяковского. Но из последнего ей очень понравился сериал «Меч».

– Кстати, о «Мече». В этом сериале рассказывается о людях, которые сами творят справедливость иногда поперек закона. Как вы сами морально оцениваете этих людей?

– Я против самосуда. Но тут важно сделать несколько оговорок. Самосуд когда возникает? Когда люди или ответственные органы, которые должны карать преступников, не действуют, тогда возникает самосуд. Потому что справедливость должна быть! Если человек совершил преступление, то он должен быть наказан. Но по большому счету я против самосуда. Судьи должны выносить справедливые приговоры, чтобы этого не возникало.

– Многие помнят ваше участие в проекте «Цирк со звездами». Занимались ли вы каким-то спортом, чтобы так блестяще владеть цирковым искусством?

– Единственный спорт, которым я когда-то более-менее серьезно занималась, – это верховая езда. Но вообще, я очень уважаю спортсменов и не понимаю, как они существуют. На мой взгляд, им надо поаплодировать. Их жизнь – это сплошной подвиг.

– Над чем сейчас работаете?

– Заканчиваю сниматься в долгоиграющем сериале «Джамайка» – там у меня большая роль. Скоро выйдет также новый сезон «Семейного детектива», ну и полным ходом идет новый театральный сезон в Театре имени Маяковского, поэтому работы – непочатый край.

Константин Козлов,
«Литер»

Поделиться.

Комментарии закрыты