Диана Крюгер: «Стала иначе относиться к сериалам»

0

За её хрупкими плечами фильмы «Сокровища нации», «Троя», «Бесславные ублюдки». А теперь Диана – звезда детективной теледрамы «Мост». Это история со множеством тайн и преступлений, раскрыть которые способен только её персонаж.

– Диана, как быстро согласились вы на работу в проекте «Мост»?

– Почти что моментально, и тут двух мнений быть не могло. Видите ли, я не питаю иллюзий и прекрасно понимаю, что Квентин Тарантино, к примеру, вряд ли рвётся снимать «под меня». В общем, когда вопрос заходит о предложениях сниматься в кино, я никогда не кокетничаю с предлагающей работать стороной. Сколько у меня было проходных ролей, чего-то невнятного, непродуманного, кто если и видел, то уже и не помнит.

– Совсем иное дело – проект «Мост»?

– Я бы не стала так ставить вопрос. Дело всё в том, что я, как актриса, человек совершенно непривередливый: работа есть работа. Благо серьёзные теленовеллы в Америке сейчас не редкость. Возьмите за образец мною обожаемый телепроект «Во все тяжкие». Мудрая работа, тонкая, филигранная сценарная задумка, классная режиссура, актёры просто восхитительные. Такие сериалы тебя буквально закаляют, заставляют быть в тонусе. Бывает, выходишь на съёмочную площадку, а между делом вспоминаешь «Во все тяжкие», мысленно переносишь кое-какие наблюдения и образы, ситуации и моменты на свою работу. Думаю, так же, как и я, поступают многие мои коллеги: они выискивают подобное, высматривают у других детали игры, поведения ради действенного результата.

– Выходит, актёр криминального телесериала просто обязан смотреть аналогичное шоу по телевизору?

– Вовсе нет, просто проект «Во все тяжкие» мне запал в душу. Сериал этот злой, но злой «по-хорошему»: он правильно расставляет акценты, не героизирует преступление и смерть, заставляет нас испытывать боль и сострадание, сопереживать несчастью чужого человека, вымышленного персонажа. А это очень важно – когда ты начинаешь забывать, что перед тобой игровое шоу. Ты буквально вязнешь в предлагаемой ситуации и уже чуть ли не ногти грызёшь, переживая за того или иного героя.

Мы, работая над сериалом «Мост», стараемся преуспеть ровно так же и в том же, ведь и в нашем сериале всё строится и держится на реалистичности происходящего, жизненности предлагаемого материала, чтобы драма была, искры из глаз от переживания. Мне самой подчас страшно, я ведь живой и весьма эмоциональный человек. И хоть кровь у нас на съёмках течёт не настоящая и я вижу, как накладывают на партнёра грим, имитирующий ранение, след от пули или ножа, всё равно холодок бежит по коже, когда видишь готовый результат, только что отснятое.

– Вы любите вдумчивый, закрученный сюжет.

– А как же, кто его сейчас не любит? Кроме того, люблю сериал «Карточный домик». Скажете, опять криминальная история? Соглашусь, но в ней заложен глубинный смысл и невероятный драматургический потенциал. Телевидение сегодня больше чем просто развлечение, особенно, когда речь заходит о многосерийной работе. Здесь есть душа и смысл, которые не могут передать блокбастеры в кинотеатре. Да и потом, если говорить о телефильмах, я в буквальном смысле этого слова выросла на теленовелле «Ангелы Чарли». Кэмерон Диас, Дрю Бэрримор и Люси Лью воссоздали эти образы в крупномасштабном кинобоевике, но ведь в начале всех начал был сериал. Славные девицы попадали в криминальные, но ужасно презабавные передряги, из которых их выводила женская интуиция, хорошая физическая подготовка плюс кольт нужного размера.

– Вы уверены, это был кольт?

– Что вы, в таких вопросах я вообще ни в чём не уверена. Для меня тема оружия – нечто за гранью фантастики. Если говорить об оружии, мне проще стрелять из какого-нибудь бластера пришельцев или чего-то такого из будущего, нежели держать в руках настоящий пистолет. И это самое смешное, ведь моя героиня в сериале «Мост» – человек, ловко орудующий огнестрельным оружием. Это оружие иногда у меня просто из рук выскакивало! В самом прямом смысле этого слова. Режиссёр кричит: «Так, Диана, прицелилась, насупилась и…» И как только оружие в моих руках производит выстрел, я тут же его непроизвольно отбрасываю. Моё поведение смешило всех на съёмочной площадке. Представьте себе: серьёзный, хваткий детектив по сценарию ловко обращается с любым оружием – и вдруг при звуке выстрела вздрагивает всем телом, словно кисейная барышня, и роняет пистолет куда придётся. Чтобы вжиться в образ стреляного воробья, эдакого героя с Дикого Запада, бабахающего с бедра, пришлось основательно поработать.

– Притом вы как-то обмолвились, что этот сериал выбрали по причине глубокой психологичности всей ситуации. Исходя из того, что ваша героиня не просто солдат Джейн на службе закона, а тут всё куда основательнее.

– Это само собой. Фильм насыщенно психологический. Когда я прочла сценарий первой серии, была преисполнена размышлений. Нет, не о том, сниматься ли мне в этой новелле или нет. Сам сценарий был как роман, только в диалогах и со множеством ссылок и уточнений. Я увидела весь этот криминальный мир словно в объёмном изображении, увидела весь этот ад, в который погружается моя героиня. Плюс съёмки, режиссура, как всё организовано. И поняла всю серьёзность намерений создателей сериала, которые филигранно выписали каждый эпизод, каждую сцену. Сегодня такое не каждый телефильм может себе позволить. И я не смогла пройти мимо. Тем более что моя героиня в этом сериале отличается от всего, что я сыграла на киноэкране.

– И что вам, кроме денег и свежих ощущений, дал этот проект?

– Думаю, я стала иначе смотреть на многосерийные драмы, детективные сериалы. Раньше они все для меня были или пошаговой игрой в детектив, как у Агаты Кристи, или же занятным приключенческим экшеном, как «Ангелы Чарли». Но время идёт, всё меняется, и наш проект из числа таких, суть которых эволюция телекино. Такого не было раньше, но в будущем появится ещё круче, я уверена.

Дмитрий Московский,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты