Дмитрий Дикусар: «Когда состарюсь, открою свою танцевальную школу»

0

Многие сначала говорили, что его роман с Ириной Билык – это несерьезно. Но вот уже несколько лет пара доказывает скептикам, что связана настоящими крепкими чувствами.

Бразильская свадьба

Дмитрий Дикусар родился 24 октября 1985 года в Одессе в семье медиков. С шести лет он начал заниматься спортивной гимнастикой, затем бальными и спортивными танцами, принимал участие во многих зарубежных соревнованиях. Пару лет назад его пригласили участвовать в телепроекте «Танцы со звездами», где он выступал с Ольгой Сумской. В следующем сезоне он уже танцевал с Ириной Билык, хотя вначале певица выходила на паркет с другим партнером, Вячеславом Левченко. Тому пришлось отказаться от программы из-за обострения старой травмы плеча, медики тогда запретили Левченко танцевать в течение года. Вячеслав очень расстроился и уехал лечиться в Харьков, а Ирина даже не знала, где ей найти нового танцора. В слезах Билык позвонила Полине Комысовой – партнерше Александра Пономарева, та вспомнила о Дикусаре. Ему позвонили за полночь и стали упрашивать помочь. Дмитрий сразу же согласился.

Им с Ириной тогда нужно было придумать танец из ничего, хотя до выступления оставалось меньше суток. Тренировались до двух часов ночи, разучивали основные движения. Потом все же решили передохнуть, но с самого утра за Дмитрием заехал водитель Ирины, и с того момента танцор и певица работали без остановки вплоть до начала концерта. Такая стрессовая ситуация очень сблизила Билык и Дикусара, и вскоре у них начался роман. А потом все узнали, что Ирина и Дмитрий в 2007 году все же стали мужем и женой. Свадебная церемония состоялась в Рио-де-Жанейро, где молодожены провели «медовую неделю». Сначала парочка романтично отпраздновала день рождения Димы, которому 24 октября исполнилось 22 года, а через три дня, 27 октября, они поженились по бразильским традициям.

«Решили, что гулять свадьбу на Украине — это слишком просто, – вспоминает Дикусар. – А признавался я по-простому: сидели у Иры дома, говорю: “Давай поженимся”. В тот вечер как раз было полгода наших отношений. Я хотел быстро жениться, не затягивать. Мы не венчались, потому что это очень серьезный шаг. Ира уже была обвенчана с Андреем Оверчуком, потом их развенчали. Мы не расписывались и не собираемся. Когда пойдем в ЗАГС, это станет окончательным сигналом, что я претендую на Ирины квартиры или машины. Всем предыдущим мужьям Ира оставляла по машине. А я езжу на такси, потому что не люблю водить. Да и машину Ира мне не покупала».

«Ирин заработок — это голос, мой — ноги»

Восемь лет Билык жила со своим продюсером Юрием Никитиным. В 1998-м вышла замуж за модель Андрея Оверчука, потом встречалась с хореографом Дмитрием Коляденко. Сын певицы Глеб от брака с Оверчуком называет Дмитрия по имени, иногда — Дикусаром, но только не папой. «У него есть отец! – говорит Дмитрий. – Андрей приходит каждые выходные. Мы общаемся, пьем чай. А я Глебу друг. У него есть любовь в школе, но как настоящий мужчина он личное держит при себе. Нам с Ирой он может только рассказать, что с кем-то подрался. Учится посредственно, в точных предметах у него провалы. Но хорошо играет на гитаре, пианино, ходит на хор, танцы. Занимается плаванием. Когда я впервые пришел к ним в дом, Глеб подал мне руку и обнял. Ира очень любит Глеба, постоянно его обнимает».

Дмитрий смеется, что Билык с сыном объединяют двойки по математике: «Ирина с точными науками не ладила и потому огорчается больше, когда у Глеба не клеится с гитарой, чем когда он приносит неуд». Еще они умеют победить страх: «Глебу бывает боязно на сцену выходить, но он быстро берет себя в руки. А вот когда они в чем-то виноваты, ведут себя по-разному. Мальчик отмалчивается, но ошибку понимает. А Ира скажет прямо — корона с головы не падает», — признается Дмитрий.

На пальце у Дикусара обручальное кольцо из белого золота с бриллиантами. Дмитрий называет его «шайбой». Говорит, что кризис их семью почти не зацепил: «Мы же не бизнесмены — ничем не торгуем. Ирин заработок — это голос, мой — ноги. У меня работы немного стало меньше. А Иру по-прежнему приглашают. Как покупали еду, одежду и подарки, так и покупаем. У нас был небольшой вклад в банке. Но еще задолго до кризиса друзья посоветовали забрать его. Теперь держим деньги дома».

Дикусар хвастается, что его жена очень вкусно готовит: «Больше всего люблю Ирины котлеты. Хотя слово ”котлеты” как-то некрасиво звучит. Ира готовит их из свинины, сама делает фарш. Еще вкусно делает окрошку. Когда есть время, может долго стоять у плиты. А я умею приготовить разве что кофе».
Мама певицы Анна Яковлевна работает главным шефом на телеканале «Интер». «Хорошо запомнил ее день рождения — тогда впервые назвал ее тещей, – говорит Дикусар. – Она была в восторге, потому что я был первым, кто ее так назвал. Теща меня любит. Как-то пришел домой в 10 часов с работы. Анна Яковлевна была у нас в гостях. Наделала мне бутербродов и чая. На подносе принесла аж на диван. Я был в шоке. Потом привык».

Родители самого Дикусара живут в Одессе. Мама – фармацевт, папа работает на «скорой». Старший на шесть лет брат — архитектор. «Мою маму Ира называет феей — у нее добрые глаза, – рассказывает Дмитрий. – Родителей с женой познакомил на проекте “Танцы со звездами”. Через несколько месяцев пригласили папу с мамой в Киев. Мама очень старается угодить нам. Ира полюбила мамину фаршированную рыбу. Когда выступает в Одессе, мама рыбу несет ей на концерт».

«Поцелуй на работе — табу»

Говорят, что женщина помнит первый поцелуй, в то время как мужчина уже забыл о последнем. Для Дикусара это совсем не так. «И дело даже не в том, где я целуюсь, а чувствую ли я себя при этом счастливым или нет», — философствует танцор, но признается, что самые лучшие для него поцелуи — в местах романтичных. «Одно из лучших переживаний — на вершине горы Корковаду в Рио-де-Жанейро, возле статуи Иисуса Христа, где мы с женой Ириной Билык побывали. Просто закрываешь глаза, забываешь о туристах, отдаешься ветру и поцелую! — романтично закатывает глаза Дмитрий. — А вот под водой — тоже экзотично, но мне не понравилось: вода в море для меня оказалась слишком соленой. Поэтому поцеловали мы с Ирой рыбку, и сначала нам пришлось ее поймать! А с партнершами по паркету даже для того, чтобы изобразить страсть, я не целуюсь. Губы могут быть в миллиметре друг от друга, но контакта нет. Словом, поцелуй на работе — табу. Во-первых, кого-то такое прямолинейное выражение любви может задеть, например, пожилых людей, во-вторых, ее сценическое проявление должно быть полусловом, по которому можно все понять».

Для Ирины Дмитрий по своим мыслям, поступкам — настоящий мужчина. Она совершенно не обращает внимания на то, что старше своего мужа: «Ему столько же, сколько мне, а мне столько, сколько ему. Совершенно не ощущаем этой разницы. Конечно, если бы она бросалась в глаза внешне, было бы не очень приятно. Но поскольку она между нами вообще не видна — ни в жизни, ни на фото — никто не может сказать, что между нами 15 лет разницы. Поэтому мы вообще не страдаем и, наоборот, — мечтаем о пополнении нашей семьи… Я хочу закончить все свои дела, хотя бы на данном этапе. И в перерыве между ними я найду время и возможность, чтобы родить ребенка. Но когда это случится, я не стану свою беременность афишировать, рекламировать, сниматься обнаженной, как это делают мои коллеги. Я очень постараюсь, чтобы это был праздник для моей семьи, а не для всей страны».

«Съемки отнимают слишком много времени»

Специально для третьего сезона проекта «1+1» шоу «Танцую для тебя» группа формата проводила большой всеукраинский кастинг профессиональных танцоров – чтобы зрители смогли познакомиться с новыми лицами, и на паркете зажигались новые звезды.

Тем не менее, трое человек остаются постоянными участниками танцевальных проектов канала – Алена Шоптенко, Дмитрий Дикусар и Сергей Костецкий снова в программе. Только на этот раз – в качестве «играющих тренеров», так как каждый из них берет под опеку три пары и занимается исключительно с ними. Так что соревнование проходит не только между парами, но и между их хореографами. По словам Дмитрия Дикусара соперничество – это всегда хорошо, особенно если оно не переходит границы и остается в спортивном конкурентном режиме. В этом сезоне Дмитрий курирует пару актера Александра Никитина, гимнастки Анны Бессоновой и фронтмена «ТНМК» Олега Михайлюты «Фагота». «Для меня в этих проектах самый главный стимул – не выиграть, – говорит Дикусар, – а максимально помочь нашим детям-мечтателям».

Во втором сезоне программы Дмитрий участвовал в паре с Настей Каменских, но неожиданно прямо в разгар проекта певица отказалась от участия в нем, предпочтя концертный тур по Германии. Однако мама девочки Рейчел, за которую выступала пара, говорила, что в помощь они получили больше, чем ожидали. «Я хочу сказать, что, например, мы не выиграли и в первом проекте, когда танцевала пара Оли Горбачевой, – говорит Дикусар. – Но, тем не менее, мы максимально приложили усилия к тому, чтобы полностью помочь ребёнку, ради которого выступали. И я навещаю этого ребёнка, когда она делает операции в Киеве. Опять же – хотя мы не выиграли, но сделали все, что должны были сделать. Основная цель выполнена. Мы помогли этому ребёнку. Сейчас Алина стоит на этапе поправления своего здоровья. Она становится все красивее и красивее».

Дмитрий готов к тому, чтобы брать на себя ответственность за этих детей: «В этом проекте у нас талантливые ребята с интересными судьбами. В принципе, они тоже требуют помощи, и им, в принципе, проще помочь, чем дать ребёнку здоровье. Такие материальные блага – пианино, саксофон – это совсем другое, это более реально, чем дать возможность бегать по улицам, смотреть без страха на себя в зеркало, дать возможность видеть мир, который вокруг тебя. В этом сезоне не будет такого морального прессинга. Но дети есть дети, надо что-то делать, надо им помогать. Мы тоже были детьми, и каждый был ребёнком. Это богоугодное дело, – помогать людям. А детям – тем более. Они беззащитные. Помогать талантливым ребятам – так это даже в наших интересах, в интересах страны. Чтобы, например, услышать, что Украина известна не только словом “бокс”, а нашими творческими людьми, скрипачами, вокалистами…»

Уже много лет Дмитрий мечтает о том, чтобы открыть свое дело – танцевальную студию, как, например, это сделала Алена Шоптенко. «Думаю, что было бы неплохо открыть свою школу, работать, – говорит Дикусар. – Но как это сделать, если из года в год каждый из проектов забирает пять-шесть месяцев? Я обычно говорю, что когда состарюсь – вот тогда и открою свою школу. Потому что иметь школу и быть действующим тренером, преподавателем для детей, это быть и мамой, и папой, и братом, и тренером. Это – слишком много. Надо привести ребёнка, переодеть, сделать прическу. Все это непросто и требует полной самоотдачи, которую я дать пока, в принципе, не могу. В силу того, что существуют другие проекты, занимающие львиную часть моего времени. Сейчас у меня – вот такая часть жизни: съёмки, интервью, программы. Придет время – и начнется совсем другая часть».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам  «Сегодня» , «Газета.ua» ,

Поделиться.

Комментарии закрыты