Топ-100

Дмитрий Дюжев: «Я – фанат Безрукова. Обожаю его»

0

Звезда «Бригады» – о том, как мать рожала его под звуки салюта, как приходил на кастинги с похмелья, что жалеет актеров одной роли, почему носит обручальное кольцо, которое «выбросили», и о сыне-драчуне.

— Дмитрий, говорят, что в день вашего рождения вашей маме Людмиле Григорьевне напророчили, что ее сын станет известным рыбаком?

— Знаете, я ведь родился в Астрахани в День рыбака. Это случилось во второе июльское воскресение девятого числа 1978 года. Именно в этот день в порт каждый раз приходили военные корабли. Я до сих пор четко помню, что ровно в 9:15 раздавался первый приветственный залп. И весь город приходил на набережную: все кричали, праздновали. И вот около девяти часов утра у мамы начались роды. И когда я появился на свет, одновременно с этим грянул залп, закричали люди, акушеры, закричал я. Роддом-то стоял на набережной. И там просто все это было слышно. Люди кричали моей маме: «Женщина, кого вы рожаете? Кто он? Что это за человек такой будет?» Думали, что будет знатный рыбак. (Смеется.)

— Вы в Астрахани окончили школу для одаренных детей. Что это была за школа?

— Нас было лишь четыре человека в классе. У меня было художественно-эстетическое направление
.
— А это правда, что вы перед кастингом на «Бригаду» напились?

— Было дело.

— Для смелости?

— Нет, с ночи просто… Я вообще знать не знал об этом кастинге. Я был в театре. На тот момент я работал в ТМЗ — Театре молодого зрителя. Играл коров, кабанов, зайчиков, медвежат, Змеев Горынычей всяких. И меня пригласили попробоваться. Я сначала отказался. В таком-то виде. Я был уверен, что с перепоя вообще не нужно появляться на людях. Но почему-то мама в тот момент мне сказала: «Сходи». И я пошел. Подхожу я, значит, с бутылкой минеральной воды к Леше Сидорову, режиссеру «Бригады», и, чуть не икая, краснея, говорю: «Вы уж извините. Я вот не мог не прийти. Но я не в очень хорошей форме. Я следующий раз зайду». А он говорит: «Подождите, подождите! Заходите. Сможете сыграть вот это?» И предложил мне роль Мухи. Меня даже утвердили, но через какое-то время звонят и говорят: «Дима, мы сейчас ищем главного героя Сашу Белого. И у нас есть актер на эту роль. Можно вас попросить нам подыграть?» И я согласился. Я стоял за камерой и подыгрывал Безрукову. И это проходило так легко и свободно — я даже не думал, что и как говорить, — все получилось само собой. И режиссер сказал: «Прекрасно. Далее». И мы настолько гармонично сыграли, что мне отдали роль Космоса.

— Как вы относитесь к Безрукову?

— Я его фанат. Я его обожаю, люблю. Он — идеальный артист. Замечательный человек, прекрасный друг.

— «Бригада» могла сыграть с вами злую шутку. Ведь есть актеры одной роли.

— Бывают такие истории. Когда актеры не смогли перерасти ни во что другое. Я всегда с жалостью отношусь к таким людям, потому что жизнь сначала дала шанс и улыбнулась, и повернулась к ним лицом, а потом… Все зависит от человека. Нужно просто не «зарастать» в своей роли, идти дальше. Знаете, нам после «Бригады» сразу же предложили создать группу «Космос» и петь шансон!

— Фильм «Каникулы строгого режима». Правда, что консультантом в нем был человек, который 12 лет отсидел в колонии?

— Да. Их было двое. Один сидел, а другой в милиции работал. Затем они нашли друг друга и написали сценарий. И один из них прописывал тех персонажей, которые были оттуда — из колонии, а другой — оперативников. К тому же это было очень неожиданное предложение, буквально так: «Дмитрий, вас приветствует “Первый канал”. Где вы находитесь? Вам пришлют сценарий. Послезавтра съемки». Я говорю: «Подождите. Как? А когда подготовительный период?» – «Нет, нет, — ответили мне. — Играет Сергей Безруков и вы. Мы уже все придумали».

— В фильме «Остров» вы сыграли отца Иова. Я знаю, что вы религиозный человек, видимо, для вас это была желанная роль?

— Не совсем так. С режиссером Павлом Лунгиным меня познакомил Алексей Балабанов, когда мы были на «Кинотавре» и представляли фильм «Жмурки». Он участвовал в конкурсе. Я номинировался на главную мужскую роль за роль Саймона. Приз мне не дали, но цветы вручили со словами, что эту роль невозможно не заметить. Я сказал: «Спасибо, что хоть не только люди в спортивных костюмах на улице одобрили мою картину, мою работу». После этого Лунгин говорит: «Я буду снимать историю о жизни Маяковского. Встретимся с вами и поговорим». Я ему позвонил. А он мне говорит: «Ты знаешь, проект остановился. Но я сейчас буду снимать такую картину, я не знаю, кто там должен играть, настоящие актеры-профессионалы или люди из жизни, но если тебе интересно, приходи на пробы. Сценарий не даю. Но скажу, что это будет история о монастыре».

— И что дальше?

— В общем, я приехал на съемки с несколькими толстыми книгами: «Закон Божий», «Житие», «Евангелие». Готовился. Роль — это ведь не все. Здесь важно состояние. Монахи ведь живут совсем в другом мире — в мире замкнутом.

— Что за история связана с вашим обручальным кольцом?

— Я еще совсем ребенком был. Вдруг мама приходит и говорит: «Дима, я купила два кольца сегодня. В ювелирном выбросили». В то время, когда в продажу выбрасывали дефицитный товар, народ на всякий случай его разметал, даже если он не был нужен. Это кольцо у меня сейчас на пальце.

— Что главное в ваших отношениях с женой Таней?

— Безусловно, это чувство, которое не угасает. Это бесконечное уважение друг к другу. И такая разумная поддержка. Каждый чувствует, когда кому-то что-то нужно.

— Как у сына успехи в саду? Как он с детьми общается?

— Ванечка? Хорошо. Мальчик вежливый, мальчик умненький, сдержанный. Но борьба уже началась. Там уже пошли разговоры типа: «Папа, я сегодня такого вот мальчика поборол». Я говорю: «А что такое?» А Ваня: «Он сказал, что у него папа больше тебя. А я ему сказал, что у меня папа больше. Он сказал, что его сильнее во много раз. А я ему — что мой. А он — что придет его отец и моего побьет. Тогда я сам взял и избил его». Дети, что с них взять.

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Share.

Comments are closed.