Дмитрий Харатьян: «В жизни ничего не бывает случайно»

0

Даже сыграв в более чем 40 картинах, он так и остался в памяти благодарного зрителя дерзким гардемарином Алешей Корсаком.

Знак судьбы

Дмитрий Харатьян родился 21 января 1960 в городе Алмалык в Узбекистане. Его отец преподавал в техническом вузе, а мама работала инженером-строителем. Об актерстве Дмитрий в то время не думал, но сам порой шутит: «У меня получилось почти по Жванецкому: на меня в детстве упал телевизор, с тех пор я обречен быть на его экране. На самом деле я чуть не погиб. Мы жили в подмосковном Красногорске, приехали туда с Алмалыка. Телевизор стоял на шкафчике, я потянул за дверцы – и он на меня упал. Так я оказался в телевизоре. Потом думал: наверное, это был знак судьбы».

Хотя на самом деле Харатьян увлекался музыкой: «Мое детство, с третьего по десятый класс, проходило в трех местах: дом, школа и пионерский лагерь “Метеор”, где я проводил лето. Лагерь и сейчас существует, и я периодически туда приезжаю, потому что это место мне очень дорого: там был мой первый вокально-инструментальный ансамбль “Аргонавты”, моя первая любовь, мой первый поцелуй. Я в восьмом классе научился играть на гитаре, а летом в лагере организовал ансамбль. У нас песня такая была: “Звездопад, звездопад – это к счастью, друзья говорят”. Я как ее спел в лагере – с тех пор меня путеводная звезда ведет по жизни. И когда приехал после смены домой, мне позвонила Галя Стовбуцкая, которая тоже принимала участие в нашем ансамбле. И сказала, что на “Мосфильме” для съемок в фильме ищут ребят, которые умеют играть на гитаре. Я решил попробовать».

Владимир Меньшов долго перекладывал фотографию Харатьяна из стопки «Прошли пробы» в стопку «Не прошли пробы» и наоборот. Наконец решился. Фильм имел ошеломляющий успех: в 1977 году его посмотрели 34 миллиона зрителей. Меньшов получил за него Государственную премию и приз ЦК комсомола. А Дмитрию Харатьяну почтальоны стали приносить мешки писем от поклонниц.

«Мне не нужно было ничего играть: мы были очень похожи с моим героем, – рассказывает актер. – Мы жили в одно время. Я так же, как и Игорь Грушко, играл на гитаре, был фанатом “Битлов”, “Машины времени”. Был таким же целеустремленным и азартным. И даже комплексы у нас с героем похожи. Так что актером себя даже не почувствовал. И когда на озвучивании “Розыгрыша” Меньшов сказал мне: “Советую подумать об этой профессии серьезно”, – я не придал его словам большого значения».

Но съемки не могли остаться без последствий: вскоре другой режиссер – Анатолий Васильев – пригласил Дмитрия в свой фильм «Фотографии на стене», предложив ему сложную драматическую роль старшеклассника, взгляды на жизнь у которого меняются после знакомства с первой женой своего отца.

«Владимир Меньшов открыл мне дверь в кино, а Анатолий Васильев увлек профессией актера, – говорит Харатьян. – Он много рассказывал о том, как учился в Щукинском училище, о студенческом братстве, о работе в театре на Таганке с такими столпами, как Высоцкий, Филатов, Смехов. Картину снимали в Одессе, куда я приехал после десятого класса, не сдавая выпускные экзамены, потому что меня освободили от них – я же снимался в кино! Это был мой первый самостоятельный опыт взрослой жизни – отдельно от дома, мамы, школы. И Васильев настолько увлек меня своими рассказами, что я, снимаясь в фильме, пытался поступить в Щукинское училище – приезжал на экзамены из Одессы. Провалился. Но уже настолько твердо решил стать актером, что после съемок подал документы в училище имени Щепкина. И поступил. До сих пор жалею, что из-за постоянных съемок в кино мне часто приходилось пропускать занятия, а потом с годами самостоятельно заполнять пробелы».

Дружба, любовь, драки и скачки

На роль Алеши Корсака в фильме «Гардемарины, вперед!» был утвержден Юрий Мороз. И уже начал сниматься, но из-за дипломной работы во ВГИКе вынужден был прервать свое участие. Кандидатуру Харатьяна режиссеру Светлане Дружининой предложил ее муж и оператор Анатолий Мукасей. «Ну давай попробуем», – без особого энтузиазма согласилась она. Но стоило Дмитрию запеть, Дружинина выдохнула с облегчением: герой был найден!

«В “Гардемарины” я пришел сразу после армии, – вспоминает Харатьян. – В то время все, что происходило на гражданке, для меня было праздником. А там еще и компания подобралась шикарная: Шевельков и Жигунов, тогда еще юные совсем, Машная, Боярский, Лютаева, Балон – мы были дружны, задорны! И съемки увлекательные: дружба, любовь, драки, скачки.

Я там, кстати, чуть не погиб во второй раз. Нужно было снимать скачки, а навыки верховой езды у меня еще слабенькие – я за пять лет до этого, когда пробовался на роль Пушкина у Марлена Хуциева, ходил на ипподром заниматься верховой ездой, но с тех пор все подзабыл. И вот в один из моментов лошадь взбрыкнула, опрокинула меня и чуть было не налетела сверху – в самый последний момент успела перепрыгнуть. Я чудом остался жив».

С «Гардемаринами» Харатьян обрел не только славу, но и дружбу с режиссером Светланой Дружининой, которая позже пригласила его на роль Ивана Долгорукого в картину «Тайны дворцовых переворотов». А вот с Жигуновым Дмитрий давно не общается: «Тут вот какое дело. Когда люди сходятся, у них возникают общие интересы. Потом, когда они узнают друг друга глубже и больше, начинают понимать, что их взгляды на жизнь и принципы во многом расходятся. Как только мы поняли, что мы расходимся во всем, не было смысла продолжать общение дальше. Человека ведь определяют его поступки. Произошел ряд поступков, после которых я решил, что не желаю общаться с Сергеем. Это как семьи, которые расходятся и больше не встречаются. Остается лишь опыт общения и совместного проживания».

«Гайдай снимал фильмы для детей»

С большим теплом Харатьян отзывается о работе с Леонидом Гайдаем. Хотя первое знакомство с прославленным мастером комедий не сулило, казалось бы, ничего хорошего: «В 1989 году меня пригласили на пробы в фильм “Частный детектив, или Операция “Кооперация”. Я не сразу понял, что передо мной легендарный Гайдай. В моем представлении человек, который снимал такие веселые фильмы, должен быть задорным, сыпать анекдотами. А я увидел надменного тощего старичка со вздернутым носом. Он был каким-то ершистым, казался недоброжелательным, настороженным. Но потом, когда я лучше его узнал, понял, насколько обманчиво порой первое впечатление. На самом деле Гайдай был милым человеком и ребенком в душе. Он снимал для детей. Говорил: “Если дети смеются – фильм удался”. Несмотря на большую разницу в возрасте, мы были духовно близки. Леонид Иович относился ко мне очень тепло – примерно как к внуку. И я к нему – как к дедушке».

Когда-то Дмитрий был приглашен Марленом Хуциевым на роль Пушкина, но так ее и не получил: «Просто режиссеру не доверили выбор артиста. Этот человек сделал революцию в свое время! И ему не доверяют выбор актера… Это же просто унизительно! А Госкино отвергло мою кандидатуру, и в результате картина не состоялась. Хотя все можно было понять — я зеленый был тогда еще, 21 как-никак. А нужно было играть возраст от шестнадцати до тридцати семи, а тут малоизвестный артист, юнец желторотый».

Поговаривали, что кандидатуру Харатьяна отвергли еще и из-за нерусской фамилии, к тому же в его паспорте в графе национальность значилось: «армянин». Когда-то Дмитрий лично настоял, чтобы записали именно так: «Для меня это было делом принципа. Когда в 16 лет я, голубоглазый мальчишка со светлыми волосами, получал паспорт в подмосковном Красногорске, паспортистка, услышав мою просьбу, пришла в замешательство: “Да какой из тебя армянин? Ты в своем уме? Посмотри на себя в зеркало!” Но я твердо сказал ей: “Напишите “армянин”!” Хотя во мне всего четверть армянской крови, я к этой нации с уважением отношусь с самого детства».

«Не мог не отдать пас президенту целой страны»

В первый раз Харатьян женился еще в училище. Брак был не совсем по любви – чувства были, Дмитрий и Марина даже жили вместе, но пришла пора окончания учебы, и девушке потребовалась прописка, чтобы получить распределение в Москве. Харатьян, видя корыстные цели Марины, сразу отказался жениться, но потом все же передумал. Тогда, кстати, по Москве ходили слухи, что Харатьян на своей свадьбе получил в подарок голову спаниеля. Сам Дмитрий только смеется на это: «Я получил не голову, а половину спаниеля. В то время один из сокурсников жены был по второй специальности ветеринаром и разводил собак. Когда возник вопрос, что подарить на свадьбу, он предложил студентам в качестве подарка щенка спаниеля, назначив за него цену в 50 рублей. Наши сокурсники скинулись, кто сколько мог, и набрали 25 рублей, остальные 25 добавили мы с женой.

Таким образом, половина собаки была от студентов, а половина – от нас».

Первый брак Харатьяна неожиданно для самого артиста продержался целых восемь лет, у Дмитрия родилась дочь Александра. Но потом Харатьян все же развелся и встретил другую женщину, которую зовут Марина, как и его первую супругу. На Всесоюзном конкурсе красоты ее как-то заметил режиссер Александр Зельдович и пригласил в свой фильм «Закат». Судьба свела её с Харатьяном в туркомплексе в Одессе. К удивлению «гардемарина», никакого интереса к нему «Мисс Тирасполь» не проявила. Оказалось, Марина даже не знала, кто такой Харатьян! Однако завязаться их роману это не помешало. И они вместе уже больше 20 лет.

«С возрастом понимаешь, что в жизни ничего не бывает случайно, – говорит Дмитрий Харатьян. – У меня был кризис среднего возраста, который я попытался преодолеть традиционным русским способом – и чуть не погиб в третий раз. Из алкогольной трясины мне помог выкарабкаться спорт. Просто в 33 года я понял, что начинают разваливаться. Природа берет свое. Нет тонуса, я стал толстеть, плохо выглядел. Я понял, что надо восстанавливаться. Начал с большого тенниса, любовь к которому мне привили Балуев и Меньшиков. Я играл 2-3 раза в неделю, теннис даже стал для меня важнее дома и профессии. С Балуевым до сих пор играем, а вот Меньшиков несколько отдалился от нас. Жена моя и сын тоже приобщились к теннису. Они вдвоем играют против меня одного. Но серьезно спортом я не занимаюсь. Играю в футбол в команде артистов. Но после того как однажды дал пас Кирсану Илюмжинову, который забил гол в наши ворота, стало стыдно выходить на поле. Сказал ребятам, что провинился и подставил их. А, следовательно, не могу более пребывать на поле. Но с другой стороны, я ж не мог не дать пас президенту целой страны».

«Мой герой Сэм – дуболом в ковбойской шляпе»

Последние десять лет Харатьян называет активным, наполненным, гармоничным для себя периодом: «Даже когда мне стукнуло 50 лет, я понимал, что это золотая пора: я ощущаю пользу каждого дня, у меня есть силы, возможности, профессия». Его часто можно увидеть на телевидении в роли ведущего разных программ. Однако вот чего Харатьян не терпит, так это передач, в которых перетряхивают чужое грязное белье.

«Никогда бы не согласился участвовать в программах типа “Детектора лжи” или вести их – мне претит публично обнажать душу, – говорит артист. – Также я не люблю, когда это делают другие. Вряд ли стану “светиться” в политических ток-шоу. Программы типа “Последнего героя”, “Короля ринга”, ледовые шоу привлекают меня только как зрителя, хотя меня неоднократно приглашали в них участвовать. Зачем? Актеры перед началом съемок в кино подписывают договор, где в том числе обязуются не подвергать себя излишним рискам, чтобы не поставить под удар весь проект. А эти шоу как раз и есть излишние риски. Артисты тратят свое здоровье. А ведь оно необходимо нам для нашей основной работы!»

В последние годы Харатьян старался пробовать себя в разных амплуа, даже смеялся, что перешел на роли отцов семейства. «А еще я сыграл в картине “Золотая рыбка в городе N” – это современная притча. Играю бизнесмена Сэма, который решил купить часть России – пруд, в котором обитает золотая рыбка. Мой герой – это ответ американцам, которые в своих фильмах всегда показывают русских в карикатурном виде. Вот и Сэм – дуболом в ковбойской шляпе». Кстати, Дмитрий когда-то и сам играл «карикатурного русского» в фильме «На Дерибасовской хорошая погода». Так что вовсе не странно, что его американец как две капли воды похож на незадачливого агента КГБ Федора Соколова.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Казанские ведомости», «Собеседник», «Смена», «Сегодня», KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты