Дмитрий Маликов: «Хочу быть исключением»

0

За двадцать пять лет на сцене Дмитрий Маликов не раз приезжал в различные города с эстрадными песнями. А сейчас он выступает с инструментально-классической программой Pianomaniя и проводит благотворительные мастер-классы для учащихся музыкальных школ.

— Как и кому пришла идея проекта «Уроки музыки»?

— Этот проект у меня родился спонтанно. Я был на гастролях на Севере, и руководство одного из городов сказало мне: Дима, мы тебя очень любим, уважаем как артиста, у нас есть такая просьба — помимо концерта днем заехать к ребятишкам в музыкальную школу и позаниматься с ними, пообщаться. Я подумал и согласился. Тот визит запомнился: я понял, что есть в этом некая миссия, есть необходимость, чтобы у детей, которые занимаются музыкой, были пример и возможность побывать на подобном мастер-классе. Чтобы лишний раз убедиться в том, что занятия музыкой — вещь очень важная, нужная.

К сожалению, сегодня отрасль дополнительного музыкального образования находится на грани катастрофы. Детские музыкальные школы просто исчезают. Это ведет к тому, что страна может лишиться новых специалистов, новых музыкантов, новых преподавателей музыки, в том числе — великих российских традиций исполнительского мастерства. Проведение мастер-классов дает возможность не только стимулировать самих ребят к обучению, но и привлекает внимание представителей власти и бизнеса к проблемам детского музыкального образования.

— Проект Pianomaniя помогает популяризировать классическую музыку?

— В последнее время заметил тенденцию, что люди готовы воспринимать более серьезную музыку. Мне же сам Бог велел этим заниматься, потому что я много лет своей жизни посвятил музыкальному образованию и всегда старался пропагандировать классическую музыку в формах и в количествах, доступных массовому слушателю. В Pianomaniя, с одной стороны, я реализовал то, к чему шел всю жизнь. С другой стороны, я так много вложил в это души и сил, что чувство некоторой опустошенности не покидает меня до сих пор. Инструментальная музыка — моя отдушина. Если песни заставляют ориентироваться на определенную форму, на зрителя, для которого ты работаешь, то здесь я абсолютно свободен. Я делаю что хочу, это приносит мне колоссальное удовольствие. Вообще, свобода — самая большая роскошь. Ну, а Pianomaniя – очень динамичное и красочное шоу.

— Какие ниши в музыкальной России, на твой взгляд опытного человека, артиста и продюсера, сегодня не заполнены?

— Шоу-бизнес так устроен, что не рассчитан на длинные дистанции. Многие артисты сегодня появляются на сцене на два-три года и исчезают. Но бывают исключения. И мне хочется быть исключением! В инструментальной музыке существует маленькая ниша, и попасть в нее у меня как музыканта шансов гораздо больше, чем как у поп-исполнителя.

— Сегодня поп-музыка, как всем известно, в глубочайшем упадке, там интересного мало. Неужели поле эстрадной музыки настолько переполнено, что нет места новым артистам?

— Люди пресыщены, у каждого человека есть набор своих любимых артистов и песен. Гиперталанты появляются только случайно.

— Возможностей море, а ярких имен катастрофически мало. Фабрик много — певцов нет. Ты как-то сказал, что все эти телешоу интересны рейтингово для каналов, а для тебя в них нет творческого значения. В «Битве хоров» это значение есть?

— Этот проект действительно был про музыку. У телевидения, конечно, свои законы. Немножко обидно, что там нет оригинального материала, проект построен на перепевках, и мне как композитору там нет места. Но у песни должны быть грамотная аранжировка и красивая подача. Вот это уже была моя задача. В проекте ведь были не профессиональные музыканты, а люди, которые просто любят петь. Я считаю, что музыкальное образование нужно поддерживать, музыкой должны заниматься практически все. Потому что мы гораздо тоньше воспринимаем мир, если впитываем в себя музыку.

— Что входило в «должностные обязанности» наставника хора?

— Научить ребят быть командой — раз. Быть хорошими артистами — два. И получить неоценимый творческий опыт — три. Я следил за качественным исполнением песен. Жаль, что наш хор выбыл из конкурса. Но одну девушку я уже пригласил к себе на бэк-вокал, моя сестра в «Самоцветы» двоих пригласила, еще одного парня я устроил в достойный музыкальный коллектив. Это не по контракту — просто хочу помочь ребятам, потому что голоса мощные.

— Не задумывался: сколько еще будешь выступать на сцене?

— Максимально долго! Сегодня мне очень интересно сочинять. Хочется еще многое написать. Именно инструментальная музыка меня сейчас переполняет. Буду счастлив, если мои произведения смогут стать способом привлечения новой публики к классическому искусству.

— Ты как-то сказал: «Задача музыканта — очищать пространство вокруг себя, вокруг людей, делать мир лучше». Что для решения этой задачи нужно делать и получается ли изменить мир к лучшему?

— Сверхзадача — нести радость людям. Меня волнуют несколько вещей. Во-первых, культурное воспитание молодежи, как бы пафосно это ни звучало. Во-вторых, падающий престиж профессии музыканта. Люди не хотят быть трубачами и скрипачами, а хотят быть юристами и банкирами. Чему есть сугубо экономическое обоснование. Конечно, это проблема. И я хочу лишний раз сказать, как важно любить музыку. Музыка, как ничто другое, очищает пространство. Мы — врачеватели душ. Чем большим душам мы принесем облегчение, тем лучше справимся со своей задачей.

— Ты сейчас много занимаешься благотворительностью. Что-то сильно задело струны души?

— Мне тяжело видеть боль и страдания людей. Я поддерживаю детский дом для слабослышащих детей в Сергиевом Посаде, создал благотворительный фонд. Считаю, что если есть возможность, надо помогать.

Дарья Деловая,
«Советская Сибирь»

Поделиться.

Комментарии закрыты