Топ-100

Дрю Бэрримор: «Хочу быть хорошей мамой»

0

Ранняя слава и ангельская внешность – вот два главных испытания, выпавших на долю этой известной голливудской актрисы.

С детства в мире кино

Дрю принадлежит к актерскому клану, начало которому положил Морис Бэрримор, английский трагик, живший еще в XIX веке. Дедушка Дрю – Джон Бэрримор – был выдающимся актером немого кино, в США его называли «великим профилем». Он также блистал в спектаклях по произведениям Толстого, Голсуорси и Шекспира — его Гамлет и Ричард III вошли в историю мирового театра. Отец актрисы Джон Бэрримор-младший с некоторым успехом снимался преимущественно в амплуа героя-любовника. Но помимо актерского дара, была в этом семействе и еще одна черта, передававшаяся из поколения в поколение – склонность к злоупотреблению алкоголем.

Мать Дрю, Джейд, была третьей женой Джона Бэрримора, предыдущие супруги расстались с ним по причине его беспробудного пьянства. Увы, третий брак не отличался от двух предыдущих ничем, кроме появления на свет малышки Дрю. Это случилось 22 февраля 1975 года. Позднее Джон систематически избивал жену и маленькую дочь, поэтому женщина была вынуждена от него уйти. Кстати, спустя много лет Дрю проявила благородство по отношению к своему непутевому отцу: когда тот заболел циррозом печени, от которого и умер в 2004 году, именно дочь оплачивала его лечение.

Прошлым летом Дрю узнала о гибели своей сводной сестры Джессики, которая была дочерью Джона Бэрримора и Нины Уэйн. Тело обнаружила некая Марта Лопез, которая не могла проехать на работу из-за автомобиля Бэрримор. Возле тела мёртвой женщины были разбросаны упаковки от лекарственных средств. Джессика боролась с алкогольной и наркотической зависимостью, вредные привычки и стали причиной смерти женщины. Дрю сразу отреагировала на печальное известие: «Хотя я и виделась с ней мельком, я хочу пожелать ей и ее близким мира и спокойствия, какого только возможно, и мне невероятно жаль их потери».

У нее самой всегда были сложные отношения с родными. Актриса не раз признавалась западным СМИ, что не разговаривает с матерью уже 25 лет. Это причиняет боль Дрю, но она старается об этом не говорить в прессе, чтобы не привлекать к этой теме лишнее внимание. Всем в Голливуде известно, что Джейд всегда мечтала, что Дрю станет знаменитой. Первую роль в рекламе Бэрримор получила в одиннадцать месяцев. Стоило ей немного подрасти, как мама стала водить ее по ночным заведениям – «потому что там можно завести нужные знакомства». Богема называла девочку «барсуком» – маленькая, юркая, она все время путалась под ногами. В пять лет Дрю дебютировала в кино в картине Кена Рассела «Иные ипостаси». А в шесть выиграла конкурс из сотни кандидаток на роль Герти в фильме Спилберга «Инопланетянин». Режиссер выбрал ее потому, что на пробах этот белокурый ангел бесстыдно врал. Обо всем: своем имени, возрасте, своей маме.

Роль Дрю в «Инопланетянине» вовсе не была самой главной, но маленькая Бэрримор сама сделала ее такой. После съемок фильма мама актрисы решила, что ее дочке для смены амплуа надо играть не ангелочков, а маленьких исчадий ада. Так появились «Воспламеняющая взглядом», «Ядовитый плющ». В то же время в жизни Дрю уже были спиртное и кокаин: «В девять я уже пила, в десять курила марихуану, в двенадцать нюхала кокаин», – признается актриса.

«Я тогда сошла с рельсов»

Постепенно девочка-подросток превратилась в скандальную знаменитость, теперь журналистов интересовали не её актерские заслуги, которых становилось все меньше, а её дикие выходки. В четырнадцать Дрю легла в наркологическую лечебницу, где после года пребывания пыталась покончить жизнь самоубийством: Покинув клинику, Бэрримор приняла решение юридически оформить свою полную независимость от родителей. И она сделала это, подписав соответствующие документы.

Дрю также подала в суд на мать, Джейд запретили подходить к дочери ближе, чем на тридцать метров. «Мама всегда говорила мне, что любой человек, с которым я попытаюсь связать свою жизнь, рано или поздно уйдет от меня, – вспоминает Бэрримор. – “Все мы рождаемся в одиночку, – твердила она мне, – и умрем тоже одинокими”. При всем этом моя мать искала любви, однако, ей не дано поддерживать нормальные отношения с кем бы то ни было – ни с любовниками, ни с друзьями, ни с членами собственной семьи. Это, в конце концов, настолько сбило меня с толку, что я была не в состоянии разобраться, что же такое любовь».

Сейчас она вспоминает, что, оставшись одна, буквально умирала от страха. «Я ничего не знала и всего боялась, — вспоминает Бэрримор, — ни как работает стиральная машина, ни того, что испорченную еду нужно выбрасывать из холодильника, а еще я боялась, что ночью кто-нибудь обязательно залезет в мою комнату». В шестнадцать Дрю сделала себе пластическую операцию по уменьшению груди, в восемнадцать вышла замуж за бармена Джереми Томаса. «Чего не бывает по пьяной лавочке!» – сказала актриса и через месяц развелась. Разница интересов не дала ужиться вместе этим совершенно непохожим людям.

Дрю встречалась с актером сериала «Беверли Хиллз» Джейми Уотерсом, гитаристом группы Hole Эриком Эрландсоном, актером Люком Уилсоном. Она уже думала, что никогда больше не выйдет замуж, но актер-комик Том Грин заставил ее забыть о грустных мыслях. Во время совместной жизни они постоянно давали повод для слухов, сплетен и статей в желтой прессе. Пара разыгрывала журналистов без перерыва: Дрю и Том то назначали свадьбу или венчание, то заявляли о беременности актрисы, хотя ничего подобного в их жизни не было. Когда они действительно поженились, об этом не знал никто, кроме самых близких друзей. Потом им стало скучно друг с другом, и они развелись.

Что касается карьеры, то она стремительно катилась вниз, в двадцать Дрю не давали ни одной роли в Голливуде. 4 июля 1989 года Бэрримор предприняла новую попытку самоубийства. Правда, это, скорее, была истерика: подруга, которую Дрю в телефонном разговоре попросила заехать в гости и купить немного травки, отказалась это сделать. Тогда Дрю в бессильной ярости бросилась на кухню, схватила нож и принялась беспорядочно наносить себе раны. В тот день ей повезло: подруга одумалась и все-таки решила зайти. Именно она и доставила актрису в больницу.

«Я тогда сошла с рельсов. И теперь я понимаю: нет ничего в жизни, что даровано или гарантировано тебе судьбой, – говорит Дрю. – Пока есть возможность, я работаю. Но никогда не жду подарков от фортуны». Она заново выстраивала свою карьеру. Сначала ее героиня умерла на семнадцатой странице сценария «Крика», потом Вуди Аллен снял Бэрримор в роли благовоспитанной девушки из приличной семьи в фильме «Все говорят, что я тебя люблю». Потом появилась ее собственная киностудия Flowers, в которой нет ни одного мужчины. Она стала известной благодаря «Ангелам Чарли».

«Все время подталкиваю себя вперед»

«Я вообще не считаю себя хорошей актрисой, – рассуждает Бэрримор. – Но при проведении определенных исследований характера героини можно сделать ее более понятной себе и близкой. И тогда я на время как бы становлюсь ею. Ты привносишь свою правду в интерпретацию поступков персонажа, а остальные просто в нее верят. Потом выходишь из роли и говоришь правду уже от своего лица. Актерство – это не вранье и не имитация».

Кстати, Бэрримор совершенно лишена духа соперничества. Как это ни парадоксально, она совершенно не хочет конкурировать с другими актрисами, продюсерами и режиссерами. Конечно, Дрю признает те успехи, которых ей удалось добиться в профессиональной сфере, но они, по ее собственным словам, не являются результатом конкурентной борьбы с коллегами.

Иногда ей приходится выпрашивать роли. Когда ей захотелось во что бы то ни стало сыграть в мини-сериале «Серые сады», Бэрримор попыталась пробиться к режиссеру Майклу Сакси, но тот отказался даже встретиться с ней. Ее блестящей репутации и внушительной фильмографии оказалось недостаточно для того, чтобы его заинтересовать. Тогда Дрю пошла обходным путем: она заполучила экземпляр сценария, внимательно его прочла и сделала на полях свои пометки насчет роли, а потом отправила его Сакси. Изучив то видение, которое предложила ему Бэрримор, режиссер пересмотрел свою точку зрения и предложил ей сниматься.

Многие считают секретом её успеха способность никогда не унывать, но это качество она выработала в себе сама. «Я заставляю себя быть счастливой, – говорит актриса. – Кажется, я все время подталкиваю себя вперед». На такой подход к жизни ее вдохновила коллега по кинокомпании Flower Films Нэнси Джувонен. «У нее на холодильнике висел магнит с надписью “Счастье – это твой выбор”, – рассказывает Дрю. – Когда я впервые его увидела, то подумала, что это очень просто, но все же сложно и мудро».

«Испытываю чувство вины, оставляя дочерей даже ненадолго»

Уже несколько лет Бэрримор замужем за искусствоведом Уиллом Копельманом, они познакомились в начале 2011 года, но старалась держать свои отношения в тени, не привлекая внимания прессы. Свадьба состоялась в июне 2012 года. «Когда я встретила Уилла, он удивил меня, – вспоминает Дрю. – У него отличное чувство юмора и прекрасные человеческие качества. Тогда я подумала: “Попался!”» Потом на свет появилась их первая дочь Олив, а еще через полтора года родилась и вторая – Фрэнки. Сбылось то, о чем так мечтала Дрю в детстве, — она всегда грезила о большой и дружной семье, которую родители просто не могли ей дать. Правда, даже будучи незамужней, Бэрримор и слышать не хотела о приемных детях — считала, что усыновление, на которое идут многие голливудские звезды, не более чем позерство и повод для пиара. «Если мне не суждено родить ребенка, я лучше буду без него!» — бескомпромиссно заявляла актриса в интервью.

Оказалось, что ей суждено. В интервью она не может говорить ни о чем и ни о ком, кроме своих дочерей, хотя ей многим пришлось ради них пожертвовать. По словам актрисы, в последние три года она только и делала, что сидела на диване в спортивных штанах, много ела, кормила Олив и смотрела телевизор. Потом забеременела, родила Фрэнки, и все началось сначала — диван, холодильник, подгузники. Но, даже начав снова работать, Дрю старается нигде не задерживаться и, освободившись, сразу бежит домой.

«Как любая нормальная мать, — откровенничает Дрю, — я испытываю чувство вины, оставляя дочерей даже ненадолго. Мне в детстве так не хватало материнской любви, что я хочу всегда быть рядом со своими девочками». И в муже Бэрримор больше всего ценит то, что для него главное — семейные ценности. В семье его родителей, которые живут вместе уже больше сорока лет, она наконец-то обрела то, о чем мечтала — любовь и поддержку близких людей.

«Думаю, я буду сниматься все меньше и меньше, – говорит Бэрримор. – Тяжело присутствовать на съемочной площадке, когда просыпаешься раньше детей, а приходишь домой, когда они уже спят. Это не тот метод, который годится для моего воспитания малышек. По крайней мере, на данном этапе их существования. Может, когда они подрастут, я начну иначе думать. Здорово, конечно, когда ты в командировке, масса новых впечатлений, но при этом ты месяцами не бываешь дома. Прямо сейчас — это не для меня. Я хочу быть хорошей мамой».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам Lady.tsn.ua, Movie.ru, Starslife.ru, «Ваш досуг», «Суперстиль», DailyShow.Ru

Share.

Comments are closed.