Джейсон Флеминг: «Провел пять дней в коробке с переводчиком»

0

Наконец-то на экраны вышел один из самых значительных долгостроев российского кинематографа – «Вий 3D». Главную роль сыграл Джейсон Флеминг, известный нам по фильмам «Карты, деньги, два ствола», «Большой куш», «Битва титанов» и «Люди Икс: Первый класс».

– Слышала, что вы были в Москве на закате СССР.

– Когда я был студентом, да.

– Помните что-то из того периода?

– Да, это было другое время совершенно, 25 лет назад. Для меня все это было удивительно волнующе, ведь я приехал на родину Станиславского, Чехова и всего того, к чему я, как молодой актер, испытывал глубочайшее уважение. Мы учились во МХАТе, ставили «Дядю Ваню». Разучивали сцены из Чехова на чеховской даче, использовали его настоящую повозку. Это был потрясающий опыт. Правда, видео, где я играю в этих сценах просто ужасное, несмотрибельное.

– Почему вы выбрали Москву для обучения?

– Это был культурный обмен между СССР и Великобританией. Программа, согласно которой в каждом театральном училище выбирали по одной девушке и одному юноше и отправляли в СССР. После чего 15 советских актеров так же отправились учиться в Америку или Европу. Даже сейчас, когда я смотрю фильмы типа «Русский отдел» или любой другой фильм, в котором участвуют настоящие русские актеры, я вижу ребят, с которыми учился тогда. Конечно, спустя 25 лет они постарели, кто-то облысел, но каждый раз, когда я узнаю их – ужасно радуюсь. Парочка этих товарищей переехали жить в Лос-Анджелес.

– Вы помните какие-то стереотипы о России того времени?

– Я помню, мне говорили о том, что есть определенные вещи в СССР, которые мне будут частично или полностью недоступны. Например, мне сказали, что я не смогу достать в Москве пиво. Я прекрасно помню день своего приезда – ящики с пивом были повсюду. Пиво продавалось на каждом углу, у каждого второго прохожего было в руке пиво. Я еще тогда подумал «Зачем было пугать понапрасну? Здесь везде есть пиво». Поэтому тем вечером я купил всего лишь две бутылки. Это был единственный и последний раз, когда я видел пиво за шесть недель моего пребывания в СССР.

По моему опыту, это было совершенно типично для России того времени. Хоть мы и были нищими студентами, но ужинать мы ходили в рестораны. Когда мы в первый раз пришли в один из этих огромных просторных советских ресторанов и принялись читать многообещающе длинное меню, официант как заведенный повторял «нет» до тех пор, пока мы не добрались до наименования «котлета по-киевски». На следующий день мы отправились ужинать в другой ресторан, история повторилась. Когда нам стало совсем дурно от котлет по-киевски, мы поговорили с Калягиным. Он пообещал отвести нас в «самый лучший ресторан в Москве». Этот ресторан был даже красивее Большого Театра, все официанты были в костюмах, еду подавали в красивых серебряных подносах с крышками. Нам накрыли стол на 12 человек, расставили 12 подносов с разными блюдами. Когда все уселись, старший официант кивнул, и одна за другой поднялись крышки с подносов – везде лежали котлеты по-киевски.

– Чего вы ожидали от этой поездки? Что вас удивило или впечатлило?

– Тогда никто из моих знакомых не бывал в Москве, поэтому у меня не было ни предвзятого мнения, ни каких бы то ни было ожиданий. Понимаете, мы тогда романтизировали старый Советский Союз. Я взрослел в период правления Маргарет Тэтчер, которая, как известно, состояла в Консервативной Партии. Когда ты молод, тебе хочется отвергнуть норму. Так что, пренебрегая политикой Маргарет Тэтчер и всем тем, во что верили наши родители, мы заразились идеями социализма. Для меня Советский Союз был романтическим идеалом, который, впрочем, довольно быстро померк, как только я приехал и увидел все своими глазами. Россия 90-х… Да, даже при Сталине у работников искусства возможностей было в сто раз больше, чем в 90-х. Да, искусство было инструментом прославления Советов и социализма, но оно хотя бы имело поддержку со стороны государства. То, что увидел я – это отсутствие каких-либо возможностей и перспектив для русских актеров.

– Вы смотрели какие-нибудь современные русские фильмы до того, как получили роль в фильме «Вий»?

– У нас выходили только «Ночной дозор» и «Дневной дозор». Кажется, Чадов там играл. Вот эти два фильма действительно хорошо сняты. Само собой, я смотрел «Броненосец Потемкин» и другую классику русского кино, но новые – нет.

– Заметили ли вы разницу между российским кинопроизводством и европейским или американским? Что-то удивило или разочаровало?

– Ничего не разочаровало. Удивила страсть, с которой все это делалось. И режиссер и продюсер были полностью поглощены проектом. Не было похоже, что они просто зарабатывают деньги, было ощущение, что они получают огромное удовольствие от процесса. Костюмы, реквизит – все было на высшем уровне. Вам нравятся фильмы Финчера?

– Естественно!

– Я снимался в «Загадочной истории Бенджамина Баттона». Он был номинирован на 11 оскаров, включая костюмы, грим, реквизит и спец-эффекты. Так вот в «Вие» все это сильно превышает уровень того, что было достигнуто в «Бенджамине Баттоне». Я не говорю о самой истории, я говорю о воодушевлении и страсти, с которой работал каждый департамент. И это было действительно неожиданно для меня.

– Вы общались с русскими актерами за пределами съемочной площадки?

– С молодежью. Чадов и Агния Дитковските хорошо говорят по-английски. Но вот с актерами от 50 лет и старше было посложнее, потому что у них не было ни возможности, ни желания, ни надобности учить иностранные языки. Конечно, у нас был свой интернациональный артистический способ общения – много смеялись и шутили. Но в то же время меня очень расстраивало, что я не могу поговорить с Валерием Золотухиным, например.

– Сложно было говорить по-русски?

– Да. Видите ли, рассматривался вариант, что меня будет озвучивать другой актер. Я саму эту идею ненавижу. Для меня это вопрос принципа. Продюсеры и съемочная группа поддержали меня. Было принято решение, что я сам сделаю дубляж. Я провел пять дней в коробке с переводчиком, озвучивая строку за строкой, чему весьма рад. Горжусь собой.

– Назовите, пожалуйста, самое страшное и жуткое классическое произведение

– Это сложно. «Женщина в белом» Уилки Коллинза вполне себе страшная. Но вообще, вот честно, в этой категории мне больше всего нравится история Доктора Джекилла и Мистера Хайда.

Женя Шабынина,
«Кино-Театр.РУ»

Поделиться.

Комментарии закрыты