Джон Малкович: «Сейчас в кино все диктует мода»

0

Многие удивлялись, когда на роль красавца виконта де Вальмона в экранизации знаменитого романа Шодерло де Лакло «Опасные связи» Стивен Фрирс пригласил лопоухого Джона Малковича. Но внешность – не главное. «Когда я впервые увидел Малковича на сцене, – вспоминал один из голливудских режиссеров, – то подумал, что он либо психопат, либо величайший актер нашего времени. Ребячливый, неприглядный цирковой уродец, смешной и эксцентричный одновременно».

«Странно, что зрители любят моих персонажей»

Джон Малкович родился 9 декабря 1953 года. «Моя мать была с детства очень любознательна, – говорит о своих родных актер. – Ее семье принадлежала местная газета в Бентоне, штат Иллинойс, где я вырос. Мать всегда отлично разбиралась буквально во всем на свете. Она из тех, кто в состоянии рассказать вам о свежем бестселлере и о последнем видеоклипе U2, а заодно перечислить произведения К. С. Льюиса и сообщить, сколько очков получил “Лейкерс” в первом матче сезона. Это просто потрясающе! Также она очень остроумна. Отец был человеком иного склада. Его больше нет на свете, но, когда я о нем думаю, он встает перед моими глазами: темноволосый, обаятельный, элегантный. Он был борцом за сохранение окружающей среды и издавал экологический журнал, что в нашем маленьком городке угольных шахт делало отца чем-то вроде маргинала».

У самого Малковича было трудное детство. Отец его бил, мать игнорировала, сестры смеялись: маленький Джонни был толстым мальчиком. «Помню, мне очень нравилось играть в бейсбол, и отец все время говорил: “Оставь это дело парень, не смеши людей”», – вспоминает Малкович. Потом Джон вырос, сел на жесткую диету из одних леденцов (похудев, между прочим, на 40 кг), и сбежал из дома. Когда Спайку Джонсу, режиссеру фильма «Быть Джоном Малковичем», понадобились детские фотографии актера, тот дал ему телефон матери и попросил предупредить, что он теперь кинозвезда: «Не уверен, что мама об этом знает».

Свою артистическую карьеру Джон начал в 23 года, бросив колледж ради самодеятельной театральной труппы «Степной волк». Ее основатель, актер и режиссер Гари Синиз, на долгие годы станет Малковичу лучшим другом, а прима театра, актриса Гленн Хедли, – его первой женой. Семь первых лет работы прошли в полной безвестности, пока, наконец, Нью-Йорк не позвал всю труппу на гастроли. Театральная Америка приняла Малковича гораздо быстрее, чем Америка кинематографическая: его первым триумфом был дуэт с Дастином Хоффманом в «Смерти коммивояжера».

А потом были «Опасные связи», где Малкович блистательно сыграл вместе с Гленн Клоуз и Мишель Пфайффер. Этот фильм – хроника нравственного падения и неизбежной смерти дворцового интригана, виконта де Вальмона, который сам запутывается в расставленной им вместе с маркизой де Мертёй искусной паутине. Французы, соотечественники автора романа, восприняли образ, созданный Малковичем, в качестве антипода того соблазнителя, которым он был в интерпретации Жерара Филиппа в самой первой версии «Опасных связей», снятой Роже Вадимом ещё в 1959 году. Согласно трактовке английского постановщика Стивена Фрирза, специально приглашённого в Голливуд после успеха своих как бы «андерграундных» лент «Моя прекрасная прачечная» и «Навострите свои ушки» об изнаночной стороне жизни в Лондоне, аристократы конца XVIII века мало чем отличаются от испорченных урбанистической культурой людей конца ХХ столетия.

Удивительно, но даже после «Опасных связей» Малковича с трудом узнавали в лицо. Настоящую известность принесли ему роли маньяков: Митча Лири («На линии огня»), доктора Джекилла и мистера Хайда («Мэри Райли») и особенно Сириуса «Вируса» («Воздушная тюрьма»). К этим ролям Малкович относился совершенно несерьезно, считая их лишь легким способом подзаработать: «Для меня каждый из этих персонажей просто жестокий садист и негодяй. Я их ненавижу, а зрители любят. Это странно». Кстати, Джон Малкович известный сторонник смертной казни – и каждый из сыгранных им героев, по его словам, заслуживает электрического стула.

Опасные связи Джона и Мишель

Большинство друзей Малковича – женщины, а почти все его возлюбленные были актрисами. И в себе самом Джон находит куда больше женских черт, чем мужских: «Все эти мужские забавы, ну, знаете: сыграть в баскетбол, из серии “давай надерем их гребаные задницы”, а потом пойти выпить пива – это не для меня». Женщины, считает Малкович, обладают более острым глубоким умом, они отважнее и ранимее – но при этом сами умеют ранить так, как не умеют мужчины. Именно женщины больше приспособлены для выживания, они противоречивы и загадочны.

Когда Малкович женился на Гленн Хедли, в их браке совсем не было соперничества. Они работали вместе в Нью-Йорке, и, несмотря на то, что оба актеры, никогда не завидовали успехам друг друга. Именно талант Гленн больше всего привлекал Малковича в этой женщине.

Джон заботился о своей супруге, она отвечала ему своей поддержкой. Спокойно переносила его метания от одной «нормальной работы» к другой, а также периоды погружения в алкогольное забвение. Они прожили вместе шесть лет, за которые Джон из провинциального театрального актера превратился в предельно успешного дебютанта большого кино. И первые признаки славы уже успели испортить его характер. Он стал непредсказуем и раздражителен. Во время совместной жизни с Гленн Малкович был номинирован на первого «Оскара» за фильм «Место в сердце».

Но спокойствие семейной жизни разрушили «Опасные связи». Джон всерьез увлекся Мишель Пфайффер, героиню которой соблазнял его виконт де Вальмон. У актрисы к тому времени был свой собственный удачный, хоть и бездетный брак. Но ради Малковича она бросила все. Позднее Мишель рассказывала, что Джон оказался восхитительным любовником. Гленн была не слишком обрадована столь высокой оценкой своего мужа. Она пришла в ярость от его измены, ушла от Джона и потребовала развода. Малкович немедленно расстался с Пфайффер и умолял Гленн остаться, но она так и не вернулась к нему. Итогом этого романа стали сразу два развода: Джона с Гленн и Мишель со своим мужем. После расставания с супругой Малкович отказался продолжать отношения с Пфайффер, объяснив, что не хочет «причинять ей такую же боль, какую доставил Гленн». Он вообще заявил, что не собирается когда-либо еще жениться, а также принял решение обратиться к психологу, чтобы разобраться с «проблемами мотивации».

Каждый из предыдущих периодов своей биографии Малкович сегодня рассматривает как отдельную жизнь. «Сначала я жил в Бентоне, и был счастлив, и это была одна жизнь. Затем учился, и это была другая жизнь. Затем работал в Чикаго, и это была еще одна жизнь – с Гленн, и она мне нравилась. Нельзя сказать, какая из них была главной, и ни одну из них нельзя назвать репетицией. Это просто разные жизни разных людей – и я почти ничего не помню из того прошлого», – говорит он. Но переходить из одной жизни в другую было нелегко: под руководством психолога Малковичу пришлось научиться расставлять приоритеты и сосредотачиваться на одной цели.

Непредсказуемый Малкович

Жизнь актера снова изменилась, когда он уехал в Северную Африку на съемки фильма Бернардо Бертолуччи «Под покровом небес». Раскаленная пустыня, гениальный режиссер, роль, полная саморазрушения и сексуальности, – вот где Малкович оказался на своем месте. Бертолуччи обращался с Малковичем жестко, не разжевывал сценарий и не объяснял, что нужно делать. В итоге, в кадре бродил растерянный и потерянный человек, разочаровавшийся во всем: начиная от собственного брака и заканчивая всей западной цивилизацией.

Спасла Джона встреча с ассистенткой Бертолуччи, франко-итальянкой Николеттой Пейран. Она долго не соглашалась стать его женой – репутация взрывного, неуравновешенного Малковича далеко превосходила его реальные прегрешения. Даже его друзья отговаривали Николетту от брака, но Джон сумел ее убедить в том, что намерения его серьезны. «Мое сердце подсказывало, что я должен это сделать», – говорил он, забыв о том, что меньше года назад обещал остаться вечным холостяком. Они поженились в 1989 году. Через год Николетта родила Джону дочь, еще через два – сына.

Малкович обрел счастье в браке, но характер его при этом ничуть не изменился. Те журналисты, которые отваживались на интервью с Джоном, рассказывают о том, как сложно не ассоциировать актера с его персонажами. Он говорит очень спокойно и тихо, сверлит глазами собеседника и может неожиданно взорваться истерикой, если ему не понравился какой-то вопрос. Однажды он разнес вдребезги ателье только за то, что его костюм был сшит не по мерке. В другой раз разбил булыжником окно автобуса, когда водитель не пожелал остановиться. И как забыть случай, попавший во все газеты: прогуливаясь по Центральному парку Нью-Йорка, какой-то воришка стащил у Джона Малковича сумку. Актер спокойно пошел домой, достал из ящика кухонного стола здоровенный тесак для мяса и вернулся в парк. Под каким-то деревом он нашел вора и приставил нож к его горлу со словами: «Никогда больше этого не делай, motherf***!»

Джон очень любит хорошо одеваться. «Да, я денди, – признается Малкович – Мне не нравятся эти кретины от шоу-бизнеса в бейсболках и растянутых свитерах. 40 или 50 лет назад мужчины выглядели мужчинами: они носили костюмы, они носили шляпы. Вспомните Марчелло Мастрояни – как он был элегантен! Вы можете вспомнить хоть одного современного актера, одетого с той же степенью вкуса?!» У Малковича есть, кстати, своя линия одежды под названием «Миссис Мадд». «Мистер Мадд» – это название кинокомпании самого Джона Малковича. Причем о его происхождении  актер рассказывает с большим удовольствием: «Мистером Маддом звали моего водителя на съемках моего первого фильма “Поля смерти”. Его личность глубоко меня впечатлила. Мистер Мадд отсидел срок за убийство. У него была коронная фраза, которой он объяснял вою жизненную философию: “Иногда мистер Мадд убивает, иногда нет”. Очень колоритный мужчина».

«Большая часть фильмов – не о сердце, а о половых железах»

В последнее время на экраны выходит множество фильмов с участием Малковича – «Подмена», «Бесчестие», «Бег на выживание» и «После прочтения сжечь». Он много работает, но не зацикливается на своей славе. Джон большую часть времени живет во Франции, он рад, что его дети вырастут уже не коренными американцами, а космополитами. Они не помешаны на Голливуде, как большинство их сверстников. «Им не интересна жизнь кинозвезд. Даже когда меня показывают по телевизору, они посмотрят на экран, скажут: “О. это папа” – и продолжат заниматься своими делами. По-моему, это замечательно», – считает Джон. Возможно, поэтому Малковича ничуть не смущает тот факт, что большинство его ролей – проходные или эпизодические. Он не читает рецензий на свои фильмы – неинтересно: «Я десять лет играл в театре, и никому не было до меня дела. А после того как сыграл несколько психов, у меня просит автограф даже водитель, который только что меня едва не сбил».
Джон всегда предпочитал фантастические фильмы реалистическим: «Ведь, что такое по большому счету, реальность кино? Стоят перед камерой несколько миллионеров и изображают на лице страдания. Какой уж там реализм! Сейчас в киноиндустрии все диктует мода. В данный момент в моде герой, который бегает и стреляет, а также взрывы и мордобой. Но, думаю, очень скоро народ от всего этого устанет, и мы начнем производить что-нибудь другое. Я уверен на сто процентов. Думаю, в недалеком будущем фильмы типа “Смертельного оружия” уйдут на покой. Как однажды сказал Фолкнер об одном рассказе: “Его горести не бередят сломанных костей мира и не оставляют шрамов. Он пишет не о сердце, а о половых железах”. Именно так сейчас обстоят дела. Большая часть фильмов – не о сердце, а о половых железах. Но ситуация изменится. А если не изменится, то, значит, сам род людской исчезнет, да и фиг с ним, невелика потеря».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам [link=http://www.vashdosug.ru] «Ваш досуг»[/link], [link=http://www.Klio06.by.ru]Klio06.by.ru[/link], [link=http://www.peoples.ru
]People’s History [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты