Эдгард Запашный: «Тигры угадывают наше настроение»

0

14 февраля по китайскому календарю наконец-то наступил Год тигра. О нравах этих животных рассказывает известный дрессировщик Эдгард Запашный.

– Помните, как вы впервые вошли в клетку с тиграми?

– Мне было 7 лет, брату Аскольду – 6 лет, когда мы уговорили отца взять нас с собой. Мы обняли отца за ноги, и он как терминатор прошел среди тигров. Конечно, это ненужная бравада. Но когда-то надо было начинать!

– Вы родились в Ялте, Аскольд – в Харькове. У вас было обычное для циркового ребенка детство, состоящее из постоянных переездов из города в город.

– Да, я родился в Ялте, но даже не представляю, как этот город выглядит. Видел его только на открытках. Но детство свое вспоминаю с большим удовольствием. Хотя у нас с братом не было постоянных друзей и компаний, потому что папа со своим аттракционом по пять-шесть городов в год сменял, ну а мы – такое же количество школ. Но в то же время отец очень много времени уделял нашему просвещению. Он хотел, чтобы мы выросли образованными людьми, развивались разносторонне, поэтому нанимал нам педагогов то по музыке, то по рисованию, а если мы начинали отставать по школьной программе, оплачивал дополнительные занятия с учителями. Так что у нас с братом хорошее детство было.

– Папы, к сожалению, уже нет, а ваша мама является продюсером цирка «Братьев Запашных». Как вам работается под ее началом?

– Она все делает правильно. Мама сильная женщина, хотя оставалась всегда на втором плане после папы. Отец был строгим и резким человеком, и мама разрешала все конфликты, возникавшие в его окружении и с его знакомыми. После ухода отца из жизни она взяла на себя все организаторские и продюсерские функции, поэтому она должна быть строгой, ее должны бояться в коллективе. Я ее уважаю, с ней дружу.

– У вас в программе большое количество зверей, получается не цирк, а просто зоопарк какой-то. И какие отношения складываются между различными вашими подопечными?

– Мы стараемся сделать так, чтобы враждующие друг с другом животные между собой никак не пересекались, например медведи и верблюды или обезьяны и тигры. Тогда остальные животные между собой прекрасно уживаются. Верблюды выходят большим караваном из шести животных, каждое весом около тонны, попугаи – это семейные птицы, потому что живут парами и являются однолюбами. Обезьяны – это стая, львы живут прайдами. Мы считаемся со всеми их желаниями, пристрастиями и привычками.

– Давайте попробуем заглянуть в вашу творческую мастерскую. Как выдрессировать льва или тигра?

– Прежде всего, необходимо много времени посвятить общению с хищником. Нужно досконально изучить его характер, знать привычки, манеру поведения и, главное, относиться к нему как к животному. Дрессировщик должен уважать личное пространство хищника, но всегда помнить, что доверять ему на сто процентов нельзя. Это иной «интеллектуальный» уровень плюс наличие инстинктов. Несколько дней назад во время представления два тигра объединились и попытались броситься на своего собрата, мы с Аскольдом пару раз довольно жестко одернули их. Зрители не почувствовали настроения животных и, наверное, подумали, что мы с братом перебарщиваем.

– Есть ли ощущение взаимодействия с вашими подопечными? Ощущают ли они ваше настроение?

– Конечно. Я не раз обращал внимание на то, как тигры поглядывают на нас с братом, пытаясь угадать наше настроение. Если видят, что мы находимся в благодушном настроении, то тогда они позволяют себе полениться, схалтурить, потому что, конечно же, понимают, что мы простим это баловство и даже не попросим повторить трюк. А иногда бывает, что животное, посмотрев на тебя, понимает, что сегодня баловаться нельзя, что нужно отработать на все сто.

– Существует ли у вас какой-либо язык общения с ними?

– Когда тигры находятся в хорошем расположении духа, они определенным образом фыркают, и если человек сумеет повторить этот характерный звук «фррр», то ему легко удастся наладить с тигром контакт. И вот таким образом с тиграми мы «разговариваем». Мы пытаемся приучить всех наших зверей к командам, интонациям, самое главное – к языку жестов. Это даже важнее, чем речь, потому что хищник больше следит за картинкой перед глазами, нежели слушает слова дрессировщика.

– Про многих дрессировщиков ходят слухи, что они жестоко обращаются с животными. Это случается?

– Знаете, про людей у нас тоже много чего рассказывают. Обобщать тут не стоит и с каждым случаем нужно разбираться отдельно. Мы с братом животных никогда не мучили и не истязали. Я знаю многих дрессировщиков, которые просто жизнь отдадут за своих животных, и когда их подопечные заболевают, ночуют с ними или берут к себе домой, воспитывают, из пипетки кормят. Заботятся о том, чтобы животное в старческом возрасте жило как можно дольше.

К сожалению, в семье не без урода, и если в нашей среде оказывается какой-то варвар, надо быстро его выводить на чистую воду, дабы он не портил имидж цирка. Но в целом сейчас цирк научился быть гуманным, и многие дрессировщики отказываются от палок и хлыстов, хотя и подвергают тем самым свою жизнь риску.

– За вами закрепилась слава сердцееда и ловеласа. А как вы относитесь к семейному очагу и супружеской верности?

– Я не ловелас, не меняю женщин как перчатки. У меня нет никакой фобии брака, я не из тех людей, которые кричат во всеуслышанье, что дали обет безбрачия.

– Что в представительницах прекрасного пола привлекает вас прежде всего?

– Конечно, прежде всего, красота. А еще хочется, чтобы моя спутница жизни умела быть если не душой компании, то хотя бы достойной ее частью. В женщине мне кажется очень важной преданность, желание создать и хранить семейный очаг. Мужчина – это добытчик, завоеватель и в какой-то степени даже разрушитель, поэтому женщина должна быть способна удерживать мужчину от глупых поступков.

Александр Славуцкий
«Вечерняя Москва»

Поделиться.

Комментарии закрыты