Эмир Кустурица: «Порой продюсеры хотят меня задушить»

0

Он играет в рок-группе, вызывает на дуэль политиков, а своих помощников по съемкам доводит до безумия. Однако в последние годы его все чаще тянет на лоно природы: месяцами он живет в собственной деревне, задуманной как своеобразная коммуна для творческих и ищущих людей.

«Надежда мирового кино»

Эмир Кустурица родился 24 ноября 1954 года в Сараево в мусульманской семье с православными сербскими корнями. Может быть, именно поэтому он называет себя югославом, хотя такой национальности просто не существует. Сам режиссер о своем рождении говорит так: «Я появился на свет на окраине, где в радиусе трехсот метров стоят четыре храма: католический, православный, мусульманский и синагога. Они стоят на земле, на которой не растет ничего, кроме сливы. На земле, по которой прошагали все завоеватели нового времени».

С детства Эмир Кустурица занимался любительским кино. В 1973 году будущий режиссер отправился в Прагу, к сестре отца. Там он поступил в знаменитую Пражскую киноакадемию FAMU на курс известного чешского режиссера Отакара Вавры. Будучи студентом, он успешно снимал короткометражные фильмы, которые были отмечены наградами различных киноклубов. После окончания академии, в 1977 году Кустурица вернулся в родное Сараево и начал работать на телевидении. Дебютом молодого режиссера была первая полнометражная картина «Помнишь ли Долли Белл?»

Следующий фильм Кустурицы, «Отец уехал по делам», последовал только через 4 года. Фильм рассказывал об эпохе политических репрессий в Югославии в начале 50-х годов, увиденную глазами ребенка. Причем, знаменитый режиссер Милош Форман за эту картину объявил Кустурицу «надеждой европейского и мирового кино».

В 1988 году Эмир снял в Македонии картину «Дом для повешения», которая в мировом прокате вышла под названием «Время цыган». Сценарий фильма был написан под впечатлением газетной статьи о вовлечении цыганских подростков в криминальный бизнес. Большинство ролей в картине сыграли непрофессиональные актеры-цыгане, говорящие на своем родном языке. Сам Кустурица, кстати, вырос неподалеку от цыганской общины. А о своем фильме он сказал после премьеры: «Я еще тогда почувствовал, что этим беднякам присуще редкое внутреннее благородство. Они могут убивать, воровать, но их модель существования дает миру альтернативу».

С 1990 года Эмир Кустурица по приглашению Милоша Формана преподает режиссуру в Колумбийском университете. Однажды студент по имени Дэвид Аткинс принес своему преподавателю Кустурице сценарий фильма под названием «Мечты Аризоны». Режиссер доработал его и в 1992 году поставил фильм, в котором были заняты звезды американского кино: Джонни Депп, Джерри Льюис, Фэй Данауэй и Лили Тейлор. Однако картина особого успеха не имела. Кустурица отказался от намерения завоевать Голливуд, так как слишком разными оказались характеры и взгляды на жизнь у самого режиссера и у «фабрики грез».

В 1995 году вышла одна из известнейших картин Эмира Кустурицы – «Подполье», где он попытался осмыслить причины югославской войны. События происходят в подземелье, куда герои попадают во времена нацистской оккупации. Много лет спустя, в 1991 году, узнав, что на поверхности по-прежнему идет война, они предпочитают остаться в заточении. Фильм вызвал бурную негативную реакцию в Боснии, в результате чего дом режиссера занял Фонд боснийских писателей, а его матери пришлось перебираться в Черногорию. Кустурица был настолько уязвлен некоторыми критическими отзывами, что объявил о своем уходе из кинематографа.

Однако этого не произошло. И в 1998 г. он снова снял фильм про цыган – «Черная кошка, белый кот». Только этот фильм стал не трагедией, а комедией. «Черная кошка, белый кот» – картина, в которой в гротескной форме смешались любовь и смерть, радость и грусть, деньги, ссоры и примирения.

«Хороший футболист – все равно, что хороший архитектор»

Кустурица невероятно экстравагантен и любит эпатировать публику. «Я вспыльчивый, но не агрессивный. Я такой в жизни, в сексе», – признавался как-то сам режиссер. Об эмоциональности Кустурицы ходят легенды. Он легко впадает в гнев и часто действует под влиянием эмоций, а не холодного разума. Примеров тому множество. Однажды на Каннском фестивале он схлестнулся с режиссером Тео Ангелопулосом, чей фильм «Взгляд Улисса» был посвящен балканским событиям и претендовал на «Золотую пальмовую ветвь». Приз все же получил фильм Кустурицы «Подполье». На Белградском международном фестивале режиссер напал на Небойша Пайкича – лидера правого движения – и долго мутузил его на глазах у собравшихся. Тогда на защиту мужа встала жена Пайкича, которая уважила Кустурицу по голове дамской сумочкой.

Был даже случай, когда Эмир совершенно серьезно вызвал на дуэль лидера сербских националистов, предоставив тому выбор оружия. Вспыльчивый режиссер потребовал провести дуэль в полдень на главной площади Белграда. Политик, впрочем, Дантесом стать не пожелал, понимая, что окажется в дураках при любом исходе поединка, и отказался от дуэли.

Среди наиболее серьезных увлечений Кустурицы можно назвать музыку и спорт, в частности, футбол. Иногда он даже заявляет, что на самом деле является рок-музыкантом (он действительно выступает с группой The No Smoking Orchestra, исполняющей этническую музыку), а кино снимает в перерывах между репетициями.

В спорте Кустурица тоже успел себя проявить. Прежде чем заняться кино, он успел стать почти профессиональным футболистом. «Есть много интеллектуальных кретинов, пренебрежительно относящихся к футболистам, но нет ни одного великого игрока, который при этом был бы глупцом: хороший футбол – это чистейшей воды геометрия и способность к опережению и абстрагированию», – уверен Кустурица.

Одной из последних работ режиссера стал фильм о Диего Марадоне, который Эмир представил на Каннском фестивале этого года. «Человек на поле должен обладать идеальным ощущением пространства-времени, что, на мой взгляд, является одним из важнейших условий равновесия человеческой природы, – говорит Кустурица. – Ну, определенное образование, тоже, конечно, не повредит. Но хороший футболист для меня – это все равно, что хороший архитектор: у обоих должен быть поставлен глаз, оба должны иметь идеальное ощущение трехмерной композиции. Конечно же, Марадона – один из наиболее серьезных “архитекторов” футбола, и потому мне было страшно интересно снимать про него фильм. Его лучшие голы и лучшие матчи – часть истории. Современный футбол сильно изменился. Достаточно посмотреть на Роналдиньо – он классный игрок, сомнений нет, но разве можно назвать его великим игроком? Конечно же, нет. А вот Марадону можно».

Режиссер признался в том, что съемочный процесс стал для него «тяжелейшим испытанием», так, много сил ему пришлось потратить на многочисленные визиты Аргентину, во время которых он пытался выведать у Марадоны причины, по которым футболист начал принимать наркотики. Кустурица отметил, что фильм состоит из семи частей, каждая из которых носит название одного из смертных грехов.

Из тех, кто ненавидит Голливуд

Говорят, на съемочной площадке Кустурица просто невыносим. «Это не совсем так, – говорит режиссер. – Я просто хочу создавать шедевры, я хочу, чтобы каждый кадр был шедевром. А в фильме примерно 2000 кадров. Значит, мне нужно 2000 шедевров. Конечно, нервы сдают, я и кричу, и грязно ругаюсь. Некоторые даже рукоприкладство позволяют. Но сам не пробовал. Довольно того, что я продюсеров довожу до обмороков, делая по 20 дублей. К концу работы продюсеры, как правило, просто пытаются меня задушить. Но пока везло. Я им объясняю, что Кубрик по 40 дублей делал, но их это, в отличие от меня, с действительностью не примиряет».

Кустурица упорно называет себя югославом, хотя такой национальности нет. При этом такое поведение – вовсе не своеобразная дань родине. «Я, откровенно говоря, не знаю, что такое “родина”. Я знаю, что такое “моя земля”, я знаю и всю жизнь буду помнить ее запах, звук опадающих листьев, буду помнить прикосновения к знакомым и любимым предметам. Это то, что мир сейчас безудержно теряет, и что мне хочется хоть чуть-чуть, хоть как-то вернуть, – эмоциональную память. Я ненавижу прагматизм. Поэтому и не стал работать в Голливуде, мне там все противно. Там все эмоции под присмотром, под арестом, там работает огромная машина, чтобы не выпускать их из-под контроля. Я не хочу работать на какого-то безликого господина по имени Никто, он лишен человеческих чувств, он стерилен, у него не только эмоций нет, но он даже ничем не пахнет. Это ужас какой-то. Я ненавижу Голливуд Брюса Уиллиса, Кевина Костнера, они тоже – никто, они одинаковые и одинаково работают на этого стерильного господина. Это вредно для окружающей среды, это хуже любой радиации».

Кустурица совсем не думает о своем возрасте и о том, что будут думать, если он и дальше будет прыгать по сцене, выступая со своей рок-группой. «Я не женщина, но при упоминании о летах грущу, – говорит режиссер. – Когда-то мой сын на похоронах моего отца сказал: “Я теперь понял, что такое смерть. Вот яблоко упало, сгнило, а потом на этом месте новое яблоко прорастет”. Так неужели я не прорасту где-нибудь когда-нибудь?»

Подготовила Лина Лисицына
по материалам  [link=http://www.ng.ru]«Независимая газета»[/link], [link=http://www.nvspb.ru] «Невское время»[/link], [link=http://www.KM.ru]KM.ru[/link]
Поделиться.

Комментарии закрыты