Эрик Клэптон: «Гитара – это мой голос»

0

Легендарному музыканту исполняется 65 лет
Награды и любовь слушателей – это лишь фасад судьбы этого музыканта, ней были не только розы и песни. Недаром официальный биограф гитариста Рэй Коулман, двадцать с лишним лет назад озаглавил свою книгу о Клэптоне одним словом – «Выживший». И это довольно точное определение.

«Медленная рука»

Эрик Патрик Клэпп, а таково его настоящее имя, родился 30 марта 1945 года в британском городе
Рипли и рос под присмотром бабушки и дедушки, которых до определенного момента на полном серьезе считал своими родителями. Отца – канадского солдата времен Второй мировой войны, Эрик фактически не видел. Бои в Европе закончились, и воин уехал за океан к своей законной жене, которой была вовсе не мама будущего музыканта Патрисия. Последняя, впрочем, горевала недолго, она закрутила роман с другим канадцем и уехала к нему в побежденную Германию. Чадо досталось ее предкам, которые поначалу, при редких встречах Эрика с мамой, представляли ему Патрисию как… сестру.

Эрик учился в Кингстонском художественном колледже, но был исключен за неуспеваемость. Виной тому были пластинки с записями Чака Берри, Мадди Уотерса, Роберта Джонсона, Билла Брунзи, Скипа Джеймса, которые Эрик слушал все свободное время, осваивая технику игры выдающихся американских блюзовых гитаристов.

Гитару взял в руки впервые в 14 лет, то был подарок бабушки и дедушки. Благодаря изучению классиков блюза, а также в результате усиленной работы над собой и над гитарой Клэптон всего за два года сумел достичь значительного мастерства без посторонней помощи и стал играть в местной группе.

Навсегда прилипшее к нему прозвище Slowhand («Медленная рука»), Клэптон заработал за особую манеру игры и перетяжки струн еще в ранней молодости, играя в Yardbirds. Теперь эта команда увековечена в энциклопедиях. Ее старт был впечатляющим, а у Эрика такой получилась вся карьера. Следующая страница, которая вышла и вовсе легендарной – несколько лет существования трио Cream, составленного выдающимися музыкантами: Клэптоном, Джеком Брюсом и Джинджером Бейкером – оставили ярчайший след в истории рок-музыки. В конце 60-х «сливки» иногда казались популярнее «битлов» и «роллингов». Но все в тройке стремились к лидерству, и в 69-м Cream попрощались с публикой альбомом «Гудбай».

«Мой взгляд утонул в глубоких серых глазах, время остановилось»

С этого момента начинается сольная история Клэптона, насыщенная событиями, хитами, крутыми

спусками и стремительными подъемами. «Гениальный основатель белого блюза, консервативный музыкант, признающий только настоящую музыку, самый известный соло-гитарист в мире» – это всего лишь несколько объективных признаний из громадного количества существующих и сопровождающих творчество Эрика. Его альбомы насыщены живым звучанием любимого инструмента – гитары, голос завораживает силой своей мелодичности и искренности. «Гитара – это мой голос, – говорит музыкант. – Когда у меня в голове возникает музыкальный отрывок, я слышу не саму песню, а только партию гитары. Я накладываю на нее слова и исполняю. Гитара в любом случае в

моей голове первична, я использую ее в качестве голоса и пытаюсь выразить через нее душу. У

меня нет особых способностей певца, поэтому приходится приковывать внимание слушателей к гитаре».

Его восторженные поклонники писали на стенах, что он ни много, ни мало, «бог». Однако сам Эрик всегда был личностью довольно скромной и, прежде всего, творческой. Деньги он воспринимал довольно спокойно, а вот слава ему даже мешала – в конце 1960-х Эрик чуть было совсем не упал духом — как в профессиональной, так и в личной сфере. Клэптон попытался создать новую группу — Blind Faith, но громкое имя превратило ее в машину для выбивания денег. Поклонники были в восторге уже от одного появления «бога» на сцене, а собственно творчество отошло на второй план. Проект пришлось закрыть.

В личной же жизни Эрик попал в крайне неприятную ситуацию классического любовного треугольника, а именно — по уши влюбился в Патти Бойд. Мало того, что она была женой «битла» Джорджа Хариссона, так еще и сам Хариссон приходился Эрику другом. Гитару Клэптона можно услышать в песне Джорджа While My Guitar Gently Weeps из «Белого Альбома» Beatles. Роковое знакомство Клэптона с Патти произошло в июле 1967 года, когда он еще выступал с Cream. «Мой взгляд утонул в двух глубоких серых глазах, время остановилось, а я влюбился с первого взгляда, – вспоминал Клэптон о встрече с Бойд. – Она была божественно красива: стройна, высока, с длинными волосами цвета спелой пшеницы, нежной кожей, похожей на взбитые сливки, и

глазами, которые поглотили меня целиком».

Патти была одной из самых популярных моделей 60-х годов, и Клэптон сходил с ума от любви к

этой девушке. «Я ездил к ней в Эшер несколько раз, и каждый раз, уходя, проведя приятный вечер, чувствовал страшную пустоту, – рассказывает музыкант. – Я знал, что никогда подобную женщину больше не встречу. Я был влюблен, влюблен в первого взгляда и чувство это становилось день ото дня тяжелее. Я поставил себя в безвыходное положение, потому что уводить жену у одного из Beatles было нельзя, так не делается. Все они были видными, известными людьми, награжденные Орденом Кавалеров Британской Империи. А тут, понимаете ли, какой-то заезжий молодец вроде меня пытается влезть в семью с черного хода. Ситуация была невозможной как для

меня, так и для Патти. Для меня был выход один — забыться».

Дуэль с «битлом»

Спустя некоторое время страсть Эрика выплеснулась в блюзовой балладе «Лейла». Название песни было навеяно восточной легендой, воспетой персидским поэтом Низами. Лейлу, выдали замуж, а Гаис, прозванный «меджнуном» – одержимым, ушёл от своего племени в пустыню и жил одиноко, слагая песни в честь Лейлы. Она же переехала с мужем в Ирак, где вскоре заболела и умерла. Через несколько лет был найден мёртвым и Гаис. Эту повесть Клэптону поведал его друг Иэн Даллас, и музыканта она тронула до глубины души – ему казалось, что история слишком похода на то, что происходило в его собственной жизни.

«Лейла» принесла музыканту мировую славу и обожание миллионов поклонниц. Но Эрику нужна была только Патрисия. Он атаковал ее звонками, умоляя о встрече. Однажды она согласилась, и любовный вихрь стремительно закружил обоих. Об этом узнал Джордж Харрисон и пригласил к себе Эрика и Патти на серьезный разговор. Когда они пришли к нему, выяснилось, что там собралась группа друзей. Клэптона и Бойд угостили выпивкой, а потом провели в комнату, где стояли два усилителя и лежали две гитары. Харрисон пригласил Эрика поиграть. По словам очевидцев, все это выглядело как дуэль в стиле XVIII века, только вместо холодного оружия у участников дуэли в руках были гитары. Более того — состязание было не очень честным, потому что Харрисон подсунул

Клэптону гитару и усилитель похуже. Все происходило почти без слов, оба музыканта играли

подряд два часа, напряжение в воздухе висело как электрический заряд, никто не произносил ни слова. По воспоминаниям очевидцев, Харрисон был возбужден и давил мелкой техникой, а Клэптон, хоть и навеселе, в общем правильно оценил обстановку и сосредоточился на музыкальной сути, мелодичности и фразировке. Как утверждает Бойд, когда прозвучал последний аккорд, возникло убеждение, что Эрик победил: «Даже когда он пьян, его игра на гитаре была непревзойденной».

После этого Харрисон решил развестись с Патти. «Я бы сказал, что сдал свою жену с рук на руки, – говорил музыкант. – Когда это произошло, мои отношения с Патти уже прекратились, так что, с моей точки зрения, никакой особой проблемы не было. Клэптон женился на ней, и это факт, но вот настоящая проблема возникла у Эрика: его страшно злило, что я на него совсем не злился! Как любой нормальный мужчина, который уложил в постель жену друга, он в глубине души мечтал о страданиях друга, он никакой не злодей и не садист, просто это нормальный ход мыслей. А я был счастлив, что она, наконец, убралась из моего дома! Если бы не Эрик, нам пришлось бы пройти через кучу всяких неприятных вещей, которые обычно сопровождают развод, — склоки, ссоры, битье

посуды и раздел черепков. А так она оказалась в надежных руках и, что самое главное, ей не

пришлось менять образ жизни, к которому она привыкла: виски, приемы, новые машины и платья, не очень здоровое веселье и музыка — все то же самое, только в других местах и под руку с другим музыкантом».

«Казалось, что все внутри остался только серый пепел»

Брак с Патти не принес Клэптону счастья. Эрик, не сумевший справиться с навалившимися на него трудностями, пристрастился к героину. Проходившие выступления постоянно находились под угрозой срыва из-за того, что он то пил, то кололся, а альбомы 1975-76 годов оказались в числе самых худших его работ. «В течение семидесятых я был склонен лечь на дно и делать то, что делал, не прилагая особых усилий» – признался впоследствии музыкант. В результате нервных стрессов, злоупотребления наркотиками и алкоголем у Клэптона возникли серьезные проблемы со здоровьем.

Он также постоянно ссорился с Патти. «Она все время пытается меня переделать, – говорил Эрик. – Ей не нравится мой образ жизни, ее раздражает то, что я сутками играю на гитаре. Она хочет, чтобы я был светским и таскался с ней по приемам». В итоге Клэптон крутил романы на стороне, а в 1988 году Эрик расстался с Патти. История любви, длившаяся 20 лет, закончилась. По иронии судьбы именно в тот момент Клэптон записал отличный альбом Behind The Sun и удостоился двух «Грэмми», но личную жизнь требовалось создавать заново.

И в этот момент Эрика настигает новый кошмар. В авиакатастрофе погибают его друзья, агент и музыканты, с которыми он записывал все свои альбомы, а спустя три месяца, едва Клэптон пришел в себя, судьба сбивает его с ног еще более жестоким ударом. Его четырехлетний сын Коннор от итальянской модели Лори дель Санто выпадает с 53-го этажа ее квартиры в Манхэттене. «Когда Лори кричала мне по мобильному, что Коннор выпал из окна, я не почувствовал абсолютно ничего, – говорит Клэптон. – Казалось, что все внутри меня выгорело дотла, и остался только серый пепел. На похоронах ее семья обвинила меня, что я холодный англичанин и не выдавил из себя ни слезинки».

После смерти сына Эрик долгое время не мог взять в руки гитару. Однако когда боль от утраты немного приутихла, одна за одной родились песни Tears in Heaven и My Father's Eyes. В том мучительном 1992 году Клэптон получил шесть «Грэмми» за альбом Unplugged, куда вошли и эти шедевры блюза.

У Эрика оставалась дочь Рут, ее мать, Ивонна Хан Келли, работала вместе со своим мужем на студии Клэптона на Антигуа. Ивонна была страстной поклонницей творчества музыканта и оказалась самой скрытной из всех его женщин. Их короткий роман остался тайной для всех. Как и их ребенок, о существовании которого Ивонна не рассказывала Эрику целых шесть лет. Лишь в 1990 году музыкант, вновь оказавшись на Антигуа, познакомился со своей дочерью.

«Лозунг “Секс, наркотики и рок-н-ролл” уже не для меня»

У Клэптона было много романов, в том числа и с очень известными женщинами – Наоми Кэмпбелл, Шэрон Стоун, Шерил Кроу. А потом он встретил молодую Мелию Макенери, в жилах которой течет корейская и ирландская кровь. Девушка окончила дизайнерскую школу и в какой-то момент ее пригласили оформить обложку нового альбома Клэптона. «Я равнодушна к вашему творчеству, – заявила она на встрече с музыкантом, – но ваш агент обещал неплохо заплатить, и я возьмусь за эту работу». Привыкший к постоянной лести, Эрик был крайне удивлен столь наглой выходкой.
Вскоре он понял, что влюбился, и девушка также ответила на его ухаживания. Но потом она поняла, что Клэптон вовсе не спешит на ней жениться, а быть еще одной подружкой Макенгери не хотелось. Поэтому Мелия просто разорвала их отношения и уехала к своим родным в Огайо. Только тогда Эрик понял, что именно с этой девушкой хочет связать свою жизнь, он приехал к ней и сделал предложение. В 2000 году они поженились, а потом Мелия родила Эрику троих детей.

Клэптон сам признает, что очень изменился: «Лозунг “Секс, наркотики и рок-н-ролл” уже не для меня. Зато у меня больше нет никаких проблем: я не шляюсь по ночам и не безобразничаю, на кой черт мчаться через полмира, чтобы в сомнительной компании надраться, как свинья, поговорить черт знает о чем с одубевшим от героина собеседником, а после вернуться домой, где несколько недель тебя будет линчевать потерявшая человеческий облик жена? Я понял, что все это не для меня, так что теперь живу совсем другой жизнью».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Ericclapton.by.ru, «Ваш досуг»

Поделиться.

Комментарии закрыты