Екатерина Гусева: «Красота – это доброта, а не гламур»

0

Она не только играет в кино, но и поет в мюзиклах, а недавно еще и начала сольную карьеру певицы, выступая с концертами.

Судьбу решил случай

Родилась Екатерина Гусева 9 июля 1976 года в Москве. Ее мама работала воспитательницей в детском саду и уделяла воспитанию дочерей – Кати и Насти – много внимания. Гусева семь лет протанцевала в ансамбле «Колхида», занималась самыми разными видами спорта: фигурным катанием, плаванием, спортивной гимнастикой. С плаванием «завязала» из-за своих роскошных волос (огромных кос под три килограмма) – не успевала их высушивать и бежала в школу зимой с мокрой головой. Расставаться с такой красотой категорически запрещали родители. Самой же Кате состригание волос иногда даже снилось, поэтому однажды девочка придумала хитрую штуку: попросила подругу ежедневно подрезать их по сантиметру. Потом волосы заматывались в пучок, чтобы сокращение длины домашним не так бросалось в глаза. Однако в один прекрасный день мама велела дочери распустить косы. Тут-то и выяснилось, что от них осталась ровно половина.

Катя мечтала стать биологом, но тут вмешался случай. На последнем звонке Гусева познакомилась с ассистенткой руководителя курса Высшего театрального училища имени Щукина, предложившей девушке испытать судьбу на театральном поприще. Екатерина рискнула – и поступила в училище. Учеба давалась легко, хотя играть приходилось не столько романтичных героинь, сколько немолодых женщин с характером. Например, Аксинью из «Тихого Дона» – со сросшимися бровями, с пышной грудью и грубым голосом. Весь курс смеялся над маниакальным упрямством Кати, считавшей, что когда она окончит училище, то такие роли ей достанутся нескоро. Вот и упивалась в училище образом 80-летней старушки, надевая на ноги вязаные тапочки и повторяя текст с камушками во рту.

Дебют в кино у Гусевой состоялся в годы учебы в «Щуке». Она снялась в фильме Николая Лебедева «Змеиный источник», где играла с Ольгой Остроумовой и Евгением Мироновым, в полной мере оправдав доверие режиссера. По окончании училища в 1997 году Катя отправилась к Марку Розовскому в Театр у Никитских ворот, в котором играла еще со студенческих времен. И до 2001 года успела «побывать» Лизой в «Бедной Лизе», Ольгой Ильинской в «Романсах с Обломовым», Соней Мармеладовой в «Убивце».

«“Норд-Ост” мог идти вечно»

В 2001 году Гусева прочитала в газете объявление о наборе актеров в труппу мюзикла «Норд-Ост». И хоть Екатерина смутно себе представляла, что такое мюзикл, но решила попробовать свои силы. Любила роман Каверина «Два капитана» и очень хотела сыграть роль главной героини. Репертуар подобрала за два дня до кастинга. Песня «А ну-ка, девушки!» в ее исполнении очаровала режиссера, и хоть конкуренцию Гусевой составляли актрисы, владеющие классическим вокалом, Катей Татариновой стала именно она.

На постановку голоса обычно уходит лет пять, но Гусевой это удалось быстро. «Теперь она поет не хуже тех актеров, у кого специальное музыкальное образование», – единодушны во мнении педагоги-хормейстеры. «Эта роль, – говорит Екатерина, – научила меня верить в собственные силы и быть сильной. Я так с ней сроднилась, что в какой-то момент мне казалось: я и есть Катя Татаринова. Правда, теперь рассматриваю ее как одну из своих работ в театре, одну из любимейших ролей».

Для Гусевой это был успех. И как итог – номинация «Лучшая женская роль» на фестивале «Золотая маска» в 2003 году. Тут-то госпожа Удача и обеспечила ей утверждение на одну из главных ролей в сериале «Бригада». Репетиции мюзикла приходилось совмещать со съёмками в кино: днём – работа над спектаклем, ночью – съемки фильма. Но новые препятствия, казалось, только увеличивают азарт.

«Работать с режиссером Сидоровым мне очень нравилось, – вспоминает Катя съемки в «Бригаде». – Атмосфера на съемочной площадке была пропитана удивительной свободой и безграничным чувством правды. Иногда казалось, что мы снимаем документальное кино. Как Станиславский, он нас не раз останавливал, когда чувствовал хоть каплю фальши. “Не верю”, и все. Сегодня только ленивый не упрекнул нашу “Бригаду” за романтизацию образа бандита. Но я не отвечаю за весь фильм. Только за свою роль. Кроме того, подумайте: у нас много кинокартин про войну. Однако немало мальчишек почему-то подражают скинхедам. Их деды погибали за Родину, сражаясь с фашистами, а внуки носят свастику. Парадокс? Нет, это жизнь. И поэтому изображать бандитов карикатурно было бы глупо».

После трагедии «Норд-Оста» мюзикл закрыли, о чем Катя всегда жалела: «Мне кажется, это такой спектакль, который мог идти вечно. Потому что все эти годы, что его нет, не было ничего лучше в музыкальном театре в России. Я это говорю и как зритель, и как участник. Ни в каком другом спектакле я не испытывала гордость за страну. За то, что у нас такие мужчины, такие сильные женщины. Эти чувства настолько были сильны! Нигде в театре я больше их не испытывала. Я мечтаю о восстановлении спектакля. Неважно, когда. Пусть я буду уже в преклонном возрасте, но зато сыграю Нину Капитоновну, бабушку Кати Татариновой!»

Гусева перешла в Театр имени Моссовета, там за роль Люси Харрис, певички кабаре в мюзикле «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Катя была удостоена театральной премии «Чайка» в номинации «Обольстительная женщина». «Эта премия – актерская, – улыбается Гусева, – но такие уж оригинальные названия номинаций придумали учредители “Чайки”. Например, номинация на главную мужскую роль называется “Маска Зорро”, лучший актерский дуэт называется “Синхронное плавание”, а лучшая женская роль – “Обольстительная женщина”. Они сознательно снимают лишний пафос, предлагая относиться к этому с юмором».

«Я с метлой в руке, неумытая, нечёсаная»

Гусева продолжала много сниматься в кино. В «Есенине» она вновь встретилась на съемочной площадке с Сергеем Безруковым, сыграла возлюбленную великого поэта. «Сложность была в отсутствии информации. Я играю Августу Миклашевскую – исторический персонаж, актрису труппы Таирова, в которую был влюблен Сергей Есенин, – рассказывает Екатерина – Весь цикл “Любовь хулигана” посвящен ей. Но мы по большому счету мало что знаем об Августе. Я искала сохранившиеся фотографии, читала ее дневники, ее переписку с Есениным. Но камертон работы над ролью я нашла, когда однажды прочитала, что у нее был “влажный бархатистый голос”».

А не так давно Гусева отказалась от более выгодных проектов в пользу малобюджетного детского фильма «Золотая рыбка в городе N», да еще с необычной для актрисы ролью. Екатерина сыграла в картине провинциальную дворничиху – маму главного героя, одну из центральных ролей: «Да, здесь я с метлой в руке, неумытая, нечёсаная, с черноземом под ногтями – настоящая русская женщина, – рассказывает Гусева. – Красота – это ведь в первую очередь доброта, а не гламур. Кто мне еще предложит такую роль? Режиссер Степан Пучинян – классик советского кинематографа. Он снимал Людмилу Чурсину, Евгению Симонову, Елену Проклову, Наталью Фатееву, Ларису Лужину. Он удивительный профессионал, умеет подать актрису.

Сейчас уже так женщин не снимают, к сожалению. Так что, во-первых, у меня был творческий интерес, а во-вторых, это кино – детское. Те призы, которые я получила за лучшую женскую роль в “Орленке” и в “Артеке”, мне очень дороги, потому что там было детское жюри. А что касается денег, я могу сейчас себе позволить выбирать проекты не только по материальным соображениям».

«Я существую в диалоге»

Гусевой давно хотелось сыграть в мюзикле «Звуки музыки». Но когда шли первые репетиции, Екатерина была занята на съемках и не участвовала в кастинге. Поэтому была счастлива, когда в день премьеры прямо за кулисами продюсер мюзикла Дмитрий Богачев предложил ей присоединиться к команде и сыграть главную роль. Перед премьерой у Кати было всего 16 репетиций, но она верила, что все пройдет удачно. «Я не боюсь трудностей», – говорит Гусева.

По сюжету её героиня работает няней семерых детей. Кате сразу удалось найти общий язык с младшими партнерами: «Хотя это и не так просто – в проекте участвуют более 30 детей. Они все такие разные! И с ними так интересно. Ребята не умеют играть, а просто живут на сцене. Мы с ними постоянно импровизируем. Даже в перерывах играем. Недавно одна моя “подопечная” прямо во время репетиции сняла с меня туфли и начала ими жонглировать. Было весело. Вообще, они мне очень помогают. Их уже измучили режиссеры, хореографы, концертмейстеры постоянными репетициями. И тут появилась ничего не знающая Гусева! Они тут же решили стать моими учителями. Причем все сразу».

В спектакле у Кати масса музыкальных номеров. А потом песни из мюзикла она поет дома своим детям: «На первый взгляд, это детские песенки, но в “До-ре-ми” я пою до третьей октавы. А еще есть тирольское пение! Осваивать этот регистровый щелчок очень сложно и даже опасно для голоса. У зрелых оперных певиц иногда при этом даже ломается голос. Например, когда ты поешь сначала низким голосом, а потом резко переходишь на верхние ноты. Так что тренироваться приходилось дома на детях. А еще в процессе репетиций я освоила игру на гитаре. Пока только определенные мелодии, но буду учиться и дальше».

Екатерина не любит рассказывать о своей семье, детях. Она уверена, что личная жизнь артиста должна быть для зрителей как табу. И лишь смеется, когда ее спрашивают, кем в будущем станут ее сын и дочь: «Космонавтом и балериной! А если серьезно, буду счастлива, если они в 16–17 лет сами смогут решить, кем будут. Надо иметь большую духовную смелость для этого. Моя задача сейчас — показать им, как разнообразен мир, и дать поверить в то, что возможности человека безграничны».

Не так давно Катя стала петь не только в мюзиклах, она начала сольную музыкальную карьеру: «Я бы никогда не решилась на это сама: мне как драматической актрисе очень сложно даже в монологе существовать. Я всегда говорю с кем-то! – признается Гусева. – С Богом, со стеной, с табуреткой – но я не одна. Я существую в диалоге. Мне все время нужен партнер. А в моих сольных концертах им стал зритель. Все началось с того, что мне предложили сделать творческий вечер в Доме Музыки. Я удивилась – мне же не восемьдесят лет, может, когда-то потом я приду к творческим вечерам. И все-таки не отказалась, так как спеть в Доме Музыки, в этом волшебном хрустальном дворце с золотым вращающимся скрипичным ключом на крыше – предел мечтаний. И все-таки схитрила – на всех афишах было написано “Музыкальный творческий вечер”, я сделала концерт в двух отделениях. Песни из кино, из мюзиклов, романсы, кадры из фильмов на экране. Сейчас я отказалась от экрана, убрала стихи и вопросы из зала».

Многие песни, что поет Гусева, словно о ней самой: «В спектаклях, например, я живу жизнью своего персонажа, я – не я. И четвертая стена не дает мне возможности напрямую общаться со зрителем. А на концерте на сцену выходит Екатерина Гусева и поет о себе, о своей жизни. Я не стремлюсь в прессе, на телевидении открываться полностью, но лишь посредством песен я могу поделиться со зрителем самым сокровенным. Чаще меня можно увидеть в театре, а концерты редки. Концерт — это что-то исповедальное, я могу рассказать о чем-то очень важном, ничего не боясь. И если буду услышана и понята, это сделает меня счастливее. Я очень волнуюсь всегда. Потому что я очень жду этих встреч и дорожу ими».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новости Сочи», «Театрон», «Собеседник», Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты