Елена Проклова: «Сериальное мыло мне неинтересно»

0

Благополучной судьбу этой артистки назвать трудно. Десятки ролей в кино, театре – и при этом годы вынужденного простоя.

Теплая зрительская любовь – и несколько серьезных трагедий в личной жизни.

«Обычное детство быстро закончилось»

Елена Проклова родилась 2 сентября 1953 года. В детстве она мечтала стать балериной или же играть на пианино, ей иногда даже снилось, как она выступает на концертах. Но так случилось, что Елена еще в детстве начала сниматься в кино. «Не я выбирала актерскую профессию. Она меня выбрала, – говорит Проклова. – Хотя в кино я попала, можно сказать, по блату. Мой дедушка Виктор Тимофеевич, бывший актер, работал вторым помощником режиссера. Причем дома после работы он в основном рассказывал только о неприятностях и проблемах в кино и, естественно, никакой актерской судьбы внучке не желал. Но в это время режиссер Александр Митта искал главную героиню в фильм “Звонят, откройте дверь!” Школьницы шли на студию толпами. Ни одна его не устраивала. Забраковали 11 тысяч претенденток. Я же часто бывала у дедушки на работе, подолгу там сидела, делала уроки, меня все знали. И вот однажды режиссер во время очередного просмотра “увидел” меня. Дальше началось совсем невероятное: в первый съемочный день я встала утром с раздутой щекой от “свинки”. Когда я выздоровела, и назначили очередной день для съемок, “свинка” перекинулась на другую щеку. Режиссеру велели искать другую главную героиню, но он категорически отказался. С этого дня, можно сказать, кончилось мое обычное детство.

Приходилось работать по многу часов, сниматься на морозе, а потом долго отогреваться в горячей ванне. В обычную школу, естественно, я уже не ходила, а сдавала экзамены экстерном. Так что до сих пор жалею, что не могу, как все нормальные люди, вспомнить о школьных походах и выпускном вечере».

Митта с удовольствием вспоминает, как снимал картину «Звонят, откройте дверь!»: «Я сразу понял, что Лена человек упертый: она знала дело и очень сосредоточенно им занималась. Фильм мы снимали, когда были сильные холода. Лена на какое-то время исчезала. Я думал, ходит греться. Спрашиваю осветителя: “А Проклова где?” “Да вон там, — говорит, — плачет”. Оказывается, она снималась, пока могла терпеть. Потом бежала плакать. Потом возвращалась и опять снималась. Она очень легко плакала.

Однажды она сказала: “Александр Наумович, я переживать могу, но слез у меня больше нет”. Я огорчился, а осветитель говорит: “Да вы ей дайте воды попить, она снова заплачет”. Так и случилось.

Эмоционально она была гениальной.

На самом деле мне надо было понять, что такие подарки судьба дает раз в жизни. Надо было остановить свою жизнь и планировать работу только на нее. Она и потом была талантливая, но в период от одиннадцати до пятнадцати она была просто гениальная. Потом она стала членом ЦК комсомола и отказалась сниматься у меня в “Экипаже”. Я вначале предложил ей роль жены-стервы. Она сказала, что теперь она член ЦК комсомола и может играть только положительные роли. Комсомол ей, конечно, запудрил мозги. А роль стюардессы ей тоже показалась недостаточно этичной. Она уже где-то снималась с саблей наголо — героическая роль ей очень нравилась».

«В нашей семье многое решается в споре»

После фильма «Звонят, откройте дверь!» Проклова сыграла в «Снежной королеве». Затем была пара неудачных картин, однако Елена все же решила не бросать актерскую профессию и поступила в Школу-студию МХАТ. Затем она оказалась в труппе прославленного театра, вот только с ролями ей не везло: в основном, Прокловой приходилось выходить во втором составе в эпизодах.

Зато Елена снималась в кино, сыграла в фильмах «Единственная», «Ключ без права передачи», «Капитанская дочка», «Мимино», «Верой и правдой». Однако и здесь становилось все меньше интересных ролей, к тому же начались проблемы в личной жизни.

Муж ревновал, требовал, чтобы Елена занималась только семьей, в конце концов, поставил условие – выбрать или он, или работа. И Проклова предпочла карьеру.

Хотя свой этот первый брак она всегда считала неудачным. Елена вышла замуж в 17 лет, потому что мечтала о красивом свадебном платье. Как сама говорит, «осчастливила» первого попавшегося кавалера – им стал Виталий Мелик, режиссер документальных фильмов. Вскоре у них родилась дочь Арина, которая после развода осталась с матерью.

Во второй раз актриса вышла замуж за Александра, который работал врачом. Но и этот брак распался через несколько лет.

Тогда Елена ждала близнецов, но сразу после рождения мальчики умерли. У актрисы началась ужасная депрессия, она не могла жить под одной крышей с человеком, который напоминал ей о трагедии.

Забыться Прокловой помогала работа в театре, а затем и новая любовь.

В начале 1980-х брат Елены Виктор, который работал ювелиром, развелся и жил один. Проклова помогала ему по хозяйству, даже поселилась в его домашней мастерской. Через несколько месяцев брат привел в гости своего приятеля Андрея, Елена приготовила ужин и собиралась на встречу со зрителями. Однако вдруг раздался телефонный звонок, Прокловой сказали, что встречу перенесли, и она провела вечер в компании брата и его друга.

Утром они решили отправиться в Ленинград на машине, эта поездка так понравилась Елене, что с той поры она с Андреем не расстается.

Вскоре после свадьбы у них родился мальчик, однако насладиться родительским счастьем тогда было не суждено – через неделю сын скончался. Причиной стала болезнь крови, которая была у Елены.

Андрей старался поддержать жену, которая продолжала мечтать о ребенке. В те годы Проклова поняла, что должна изменить всю свою жизнь, посвящать больше времени семье, старшей дочке, которая зачастую оставалась с бабушкой и дедушкой, в то время как мама ее была на гастролях. Елена отказалась от участия даже в антрепризных спектаклях и занималась только домом. И в 1994 году, когда Прокловой было уже за сорок, у нее родилась дочка Полина. Все время от зачатия до родов Елена пролежала в клинике, сама вколола себе в живот 700 уколов.

С мужем Проклова вместе уже больше 25 лет, говорят, порой они очень бурно ссорятся, но затем сразу мирятся. «Я боюсь людей, которые говорят, что за столько лет ни разу не поругались.

Страшно как-то, – говорит на это Елена. – В нашей семье, как и в других, многое решается в споре. Когда человек убеждает, необязательно должно быть что-то отрицательное. Конечно, отстаивая свои позиции, могу перейти на повышенные тона. Но в этом нет ничего страшного. При этом я дома вообще не знаю, что такое вбить гвоздь, починить электричество. Андрей на все руки мастер. Эта сторона вопроса меня не касается, так же, как он никогда не лезет в мои цветочки и кастрюльки. Мне кажется, это тоже основа спокойной жизни. Когда есть мужские заботы и женские, и никто не указ. Мое дело сказать, что мне нужно, из того, что я не умею, а его — заказать мне какую-то еду, не вдаваясь в подробности, где это купить».

«Пластику сделала ради сцены»

Несколько лет назад Проклова написала книгу, в которой есть все – театр, кулинарные рецепты, откровенные истории трех замужеств. «В определенный момент мне захотелось посмотреть на себя со стороны – какая я? – поясняет актриса. – Может, все, что я о себе думаю, мне только кажется. В общем, я захотела остаться наедине с собой и попытаться увидеть себя без прикрас».

Она никогда не скрывала правду о себе, честно признавалась в том, что делала пластические операции. Хотя было это вынужденным: «Я попала в достаточно серьезную аварию. Было повреждено лицо, но не так, чтобы ужас какой-то. Ничего такого, но требовало внимания для работы. На сцене я часто играю роли женщин, которые моложе меня: они еще любят, страдают. Нужно своим героиням соответствовать. В моем возрасте, на шестом десятке, иметь лицо без морщин – несерьезно и несолидно. Но убрать последствия бесконечного грима, который на меня накладывают с одиннадцати лет, а также подправить другие недостатки – почему нет? Поэтому у меня – “новое лицо”. Я все это сделала ради сцены. А в обычной жизни, мне кажется, это вообще не нужно».

Когда Елена только вышла замуж за Андрея, они решили жить за городом. «Я приехала на голое поле и поняла: надо как-то обустраивать это место, – вспоминает Проклова. – Мне не захотелось сажать ряды яблонь, клубники, разбивать грядки или делать типичную горку из трех камней. Мне захотелось посадить свой сад и сделать его таким, чтобы о нем говорили “Сад”. Книг, которые я прочла про это, оказалось недостаточно. В этот момент шел набор в архитектурный институт на специальность “ландшафтный дизайн”. Это второе образование на базе первого высшего, двухгодичное. Наверное, вмешалась судьба, я пришла, когда уже закончились приемные экзамены. Но меня приняли».

Елена любит рыбачить, ходить на охоту, кататься верхом. «Сидеть в седле я научилась на съемках картины “Ищи ветра”, которую снимал Володя Любомудров, – говорит Проклова. – Он в прошлом каскадер. После того как он утвердил меня на главную роль, выяснилось, что ездить верхом я не умею. А времени для того, чтобы научиться, уже не оставалось. Через три дня мы выезжали на съемки в Сальские степи. Жили там все вместе в какой-то конюшне. Вместе с лошадьми. Володя весь день продержал меня в седле. “Лена, – говорил он, – теперь ты на ногах стоять не сможешь!” И как только я соскочила с седла, ноги подкосились, и я рухнула на землю. Но за один день я обучилась всем премудростям верховой езды. Теперь я совершенно спокойно могу скакать галопом, пустить лошадь аллюром, могу выполнить любую подсечку, могу на скаку проползать под пузом и так далее. У нас с мужем одно время даже были поползновения завести лошадей, но, слава богу, подсчитав семейные деньги, отказались от этой идеи».

Прокловой многое интересно, она прыгала с парашютом, а однажды согласилась участвовать в «Последнем герое-3»: «Когда мне позвонил Константин Эрнст, я подумала: как отнесутся мои бывшие зрители к Елене Прокловой в моем уже солидном возрасте? Как я выгляжу, что могу? Так захотелось проверить, любят ли тебя еще и за что? С одной стороны, это неожиданное предложение стало прекрасной возможностью оценить, как много мне в этой жизни дано хорошего. Я как будто лет 30 скинула. Мне никогда в жизни не удавалось побывать в обычном пионерском лагере, так вот этим телевизионным лагерем стал для меня наш остров, где под ногами бегали гигантские тараканы, шли проливные дожди, а на обед выдавали 200 граммов риса на всех семерых участников. Поневоле оценишь свой хороший дом, где нет ни тараканов, ни дождей, где тебя окружают родные и близкие люди. Так что я ничуть не жалею, что прошла через это испытание. Но больше такого не хочу, хотя были предложения поучаствовать в таких популярных передачах, как “Форт Боярд” и “Фактор страха”. Я уже знаю, что я могу».

«Я чересчур придирчивый профессионал»

Когда же Елене позвонили и предложили стать соведущей программы «Малахов+», она с радостью согласилась: «В первую очередь, потому что восхищаюсь Геннадием Петровичем Малаховым. Его книги стояли у меня на столе задолго до того, как я стала работать на телевидении. Притом, что у меня дома огромная библиотека по народной медицине. На гастроли я ездила с 11 лет. А там и простуда, и ушибы. Все недомогания лечились не с помощью докторов и аптек, а именно народными средствами. Ко мне как к девочке со стороны коллег, работников гостиниц, проводников поездов всегда было огромное внимание. Чуть что со мною случалось, все тут же бросались ко мне на помощь со своими народными средствами. Сначала я попробовала все это запоминать, потом начала записывать, а потом и всерьез заинтересовалась.

Много нового узнавала для себя на съемках и пользуюсь практически третью рецептов, о которых слышала в нашей передаче».

Елена проработала в программе несколько лет, но недавно все же решила уйти, устав от проекта. Она хочет вести свое собственное ток-шоу на другом канале, рассматривает также другие предложения на телевидении. В последнее время Проклова активно играет в антрепризных постановках: «Работаю в нескольких спектаклях, репетирую. Мне нравится такое состояние. Хоть все и ругают этот жанр, но антреприза хороша именно тем, что работаешь только с теми людьми, которые тебе нравятся. И уже от тебя зависит, сколько играть и когда».

А вот в кино Елена не снимается, отклоняя все сценарии: «Ни одной хорошей роли за все время мне не предложили. Все жен бандитов да милиционеров. Мне такое не по душе. Я профессионал чересчур придирчивый. На все не бросаюсь, а выбирать не из чего. У нас такое безвременье по качеству кинематографа. В серьезные проекты, которые, хоть и редко, но бывают, не зовут, а сериальное мыло неинтересно».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Родная газета», «Новая», «Вечерняя Москва», «Смена»

Поделиться.

Комментарии закрыты