Евгений Цыганов: «Наш фильм дерзкий и современный»

0

Он обаятелен, неординарен, умен и талантлив. И в то же время лишен пафоса и светского лоска, экстравагантности и яростного желания завоевать мир.

«Многие сценарии – это мыло, фастфуд»

Евгений Цыганов родился 15 марта 1979 года в Москве, рос он на Таганке, ходил в музыкальную школу – играл на фортепьяно. На сцене выступал тоже уже с раннего детства: с 9 до 13 лет играл детские роли в Театре на Таганке. И если музыкалку ненавидел, то актерство ему нравилось. Лишь один раз был случай, когда Женя отравился, ему было плохо, а вечером – спектакль. Выступать не хотелось, однако отец все равно отвел Цыганова в театр, где мальчик сыграл на сцене свою роль.

После школы он решил, что будет артистом, хотя театру Евгений предпочел кино, занимался несколько лет в киношколе. Цыганов мечтал, как уедет в Гамбург или Лондон учиться мастерству актера и режиссера. Потом подумал, что для самореализации это бесполезно – если ты должен чего-то добиться, то все равно это сделаешь в любом месте. Однако парню сказали, что в России образование иметь все же желательно. Тогда Евгений и решил поступать на журфак, но однажды встретил Ксению Кутепову, тоже бывшую студентку киношколы, и она спросила: «О, а ты не собираешься в театральный, осталось две недели?» Так Цыганов и поступил в «Щуку». Через год ушел в ГИТИС, здесь Евгений отучился все четыре года и был принят актером «Мастерскую Петра Фоменко».

Сниматься в кино Цыганов начал с легкой руки Юрия Грымова. Тот пригласил его в свой фильм «Коллекционер» на роль Ильи. Сначала молодой артист был очень доволен работой с режиссером, ему нравилась сама история и все, что происходило на съемочной площадке. Однако потом, в первый раз увидев себя на экране, Цыганов был в ужасе: ему казалось, что он сыграл очень плохо. С тех пор Евгений стал еще серьезней относиться к своей работе.

В сериалах его редко увидишь. Хотя Евгений сыграл в «Детях Арбата», ленте по знаменитой книге Анатолия Рыбакова. Артиста часто спрашивают: «Какую роль вы хотели бы сыграть, у какого режиссера?» – «Таких очень мало, – отвечает Цыганов. – Многие сценарии – это мыло, фастфуд, который мы едим каждый день только для того, чтобы нам не было одиноко, чтобы можно было включить телевизор, а там люди разговаривают».

Хотя Цыганов и не из тех, кто утверждает, что с развалом Союза умерло и кино. «Говорить о том, что людей творчески значимых сейчас нет, а вот раньше они были, неправильно, – заявляет актер. – Можно долго перечислять, назову из режиссеров Бориса Хлебникова, Алексея Попогребского, Андрея Звягинцева, Николай Хомерики. Это такие профи! Из нынешних кинооператоров я восхищаюсь Максом Шинкаренко, который снял “Огни притона”, Петей Духовским, снявшим “Дикое поле”, моим хорошим другом, почти братом Ваней Гудковым, с которым я познакомился на “Питере-FM”. Люди они достаточно глубокие, чувствующие, сопереживающие. Им интересны язык кино, движение в этом процессе, поиск. Многие из этой когорты вынуждены снимать в основном сериалы. Кино сейчас переходит в категорию госзаказа, и этим ребятам, молодым, амбициозным, приходится делать выбор не в пользу полного метра – патриотических, развлекательных либо каких-то еще историй, а в пользу человеческого разговора в формате нескольких серий».

«Фоменко был мне как отец»

По мнению Евгения, в современном российском кино есть и еще одна проблема – образования. Закрываются киностудии, умирают школы, которые были при них. И в итоге откуда ж возьмутся специалисты? «Вот в Германии, которая поделена по землям, каждая земля имеет киноинститут, они даже соревнуются между собой, – рассказывает Цыганов. – У Штутгартского института есть вертолеты для съемок, у Мюнхенского – бассейны для подводных съемок. Люди могут практиковаться в профессии, земли выделяют под это деньги, понимая, что кино – действительно серьезная среда. Не случайно немецкий кинематограф занимает свое место в мире, так же как французский, скандинавский, итальянский, испанский, иранский».

А вот в России с этим очень большие проблемы. Студенты ВГИКа получают хорошие теоретические знания, но практически они ничего не могут пробовать, вуз не обладает профессиональной базой. «Поэтому упомянутый мною Коля Хомерики учился во Франции, – говорит Евгений. – Насколько я знаю, нынешние режиссеры выходят с Высших режиссерских курсов. Это такой факультатив, куда приходят состоявшиеся в какой-то профессии люди для того, чтобы получить второе, киношное образование».

Кстати, Евгений не забывает о своем дипломе театрального режиссера, постоянно репетирует в театре: «Пока не могу похвастаться списком работ. Но, хоть и не являюсь в этой области мэтром, могу считать себя человеком, который пробует, ошибается, в общем, существует. Есть маленькая короткометражка, есть другие работы, которые были показаны зрителям. Все же мое основное рабочее место – театр. В кино периодически возникают какие-то истории, от которых грех отказываться. А театр – каждодневная жизнь».

Петра Фоменко Цыганов называл своим вторым отцом. «Он, кстати, в самом деле был чем-то похож на моего папу, – замечает Евгений. – Не могу сказать, что у нас с Петром Наумовичем были какие-то фамильярные личные отношения. Но это был человек, обладавший стержнем, к нему невозможно было не прислушиваться. Иногда возникало ощущение, что ему не хватает возможности реализовать все то, что в нем заложено». Он так и не смог увидеть на сцене спектакль «Борис Годунов», который долго репетировали. Полгода назад Петр Фоменко умер, и для Цыганова это стало огромной потерей.

Большая семья в маленькой квартире

Евгений не любит говорить на тему личной жизни. Хотя в Интернете об этом немало. «На самом деле за меня пишут какие-то другие люди, действующие под моей фамилией, тем самым подставляя меня и вводя в заблуждение пользователей Сети, – поясняет артист. – Не знаю, какие они преследуют цели. Я не то чтобы сильно спрятан, все знают, где я нахожусь, в каком театре работаю. Если действительно есть тема для общения, не так сложно меня найти. Но личную жизнь я и впрямь не готов комментировать».

Со своей будущей женой Ириной Леоновой он познакомился на съемках ленты «Дети Арбата». Тогда девушка еще была супругой Игоря Петренко, и на кастинг пара пришла вместе. Ирине повезло, она получила главную роль и сыграла Лену Будягину, а Игоря не утвердили. Роль Саши Панкратова досталась Цыганову. Во время съемок между ним и Ирой вспыхнула страсть, скрывать которую артисты не стали. Недолго думая, Леонова ушла от мужа к другому. Правда, у Петренко была другая версия развода. Он уверял, что это не Ирина оставила его, а он сам полюбил другую женщину – Екатерину Климову, роман с которой завязался на съемках сериала «Лучший город Земли».

Так или иначе, но развод состоялся. Леонова вышла замуж за Цыганова и сменила профессию актрисы на роль любимой жены, заботливой домохозяйки и многодетной мамы. Сейчас у супружеской пары пятеро детей, почти все они – погодки. Старшей дочке Полине, семь лет. Никите – шесть, Андрею – три, Софии – два, а самому младшему, Саше – всего год. И на достигнутом муж и жена не останавливаются, Ирина опять беременна. Цыгановы почти не ходят на тусовки актеров. Женя, который на год младше жены, не любит шика, гламура, ему по душе удобная одежда и роль счастливого мужа и отца: «У меня нет проблем с тем, как совмещать работу и семью. Все очень просто: с утра детей в детский сад отвел, вечером забрал, погулял, сказку на ночь почитал. А в гастролях себя можно ограничить».

Вся многодетная семья живет в однокомнатной квартире, как рассказал отец актера, Эдуард Цыганов. По его словам, единственную комнату Евгений с женой перегородили на две части, поделив ее на взрослую и детскую половины. При этом они с Ириной очень мягкие родители, балуют детей всем, чем могут, стараются дать им все самое лучшее – и одежду, и игрушки, и образование. Из-за того, что денег на такую большую семью всегда не хватает, Евгений постоянно пропадает на съемках и берется за любую работу. Если раньше он снимался выборочно, внимательно вчитывался в сценарии и раздумывал, подходит ли ему роль, то сейчас практически ни от каких ролей не отказывается: дети требуют больших финансовых вложений.

«Критика была несправедливой»

Нынче на экраны выходит новый фильм с участием Евгения – «Икона сезона», которую уже давно называют картиной с трудной судьбой. Это дебютная работа Сергея Швыдкого и Фуада Ибрагимбекова, первый из них – сын экс-министра культуры России Михаила Швыдкого, второй – племянник Рустама Ибрагимбекова, автора сценариев таких известных фильмов, как «Белое солнце пустыни», «Урга – территория любви», «Утомленные солнцем». В титрах «Иконы сезона» указан год создания фильма – 2010. Сценарий начали писать еще в 2005 году, к съемкам приступили в 2006-м, сняли тогда всего 20 минут картины. Потом у создателей возникли финансовые трудности, пришлось остановить работу. Как только пробовали ее возобновить, в экономике наступал новый кризис, и приходилось опять искать деньги. Когда фильм был уже готов, долго не могли пробиться в прокат, в течение двух лет несколько раз меняли дату премьеры.

В конце концов, ленту все же показали на «Кинотавре», и критика разнесла ее в пух и прах. Фильм называли «картонным», «нарочито гламурным», «пустым кино о пустых людях». «Я считаю, что это все было очень несправедливо, – говорит Цыганов. – Причем, как мне кажется, так случилось только из-за фамилий создателей ленты. Возможно, посчитали, что на детях природа отдыхает. Не знаю, но почему-то члены жюри решили, что можно, не посмотрев картину, вынести вердикт “плохо”. Фильм все никак не мог выйти на экраны. Для меня же было бы важно услышать мнение о нем, он достаточно дерзкий и своевременный».

В основе – картины пьеса Ольги Мухиной «Летит». Действие происходит в вымышленном городе, который очень напоминает Москву. Герои фильма, среди которых продюсеры, телеведущие, ди-джеи, много говорят о любви, но не способны почувствовать ее. Они рассуждают о том, чего не понимают. Эти люди обаятельны, успешны и живут в удобном и мягком мире, который качественно соответствует счету на их кредитной карте. Они ведут активный, но пустой и праздный образ жизни. Персонаж Владимир, которого играет Евгений Цыганов, не относится ни к одному из остальных героев. Он живет словно в конфликте с самим собой.

Изначально фильм назывался, как и пьеса, – «Летит», однако прокатчикам это не понравилось. Тогда и появилась «Икона сезона». Пьеса Мухиной была основана на интервью с реальными актерами и деятелями телевидения. В фильме же Швыдкого и Ибрагимбекова на первом плане оказывается монолог, а не диалог. Авторы простроили отношения между разными людьми и развили намеченный Ольгой Мухиной сюжет. И утверждают, что в каком-то смысле это история о коллективном разуме целого поколения.

Кроме «Иконы сезона», за последние годы Евгений снялся в картине «Огни притона»: «Это тоже работа наследника. Александр Гордон снял фильм по роману своего отца Гарри Борисовича, прекрасного и удивительного человека, – говорит артист. – За что люблю профессию киноактера, так это за возможность новых интересных знакомств, коннекта, общения. Сыграл я и в фильме режиссера Мурада Ибрагимбекова “И не было лучше брата”, он снял его тоже по роману своего отца Максуда Ибрагимбекова, классика азербайджанской литературы 70-х годов. Я, как ни покажется это странным или смешным, сыграл азербайджанца. Так забавно иногда складывается у нас в кино». Осенью на экраны выйдет фильм с участием Евгения «Территория» – он о поиске золота в 1960-е годы на крайнем Северо-Востоке Союза. Еще одна картина – сериал Валерия Тодоровского «Оттепель» также расскажет о том времени, только уже в кинематографе. Однако когда лента выйдет на экраны, пока неизвестно.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Mediazavod.ru, Gazeta.ua, «Советская Сибирь»

Поделиться.

Комментарии закрыты