Евгений Дога: «Вдохновение – это чья-то придумка»

0

Миллионы людей, хотя бы раз услышав самый знаменитый вальс этого композитора, запоминают его навсегда.

– Скажите, Евгений Дмитриевич, вам не обидно, что вы написали несколько сотен прекрасных мелодий, а фамилия Дога ассоциируется с одной – вальсом из фильма «Мой ласковый и нежный зверь»?

– Да нет, почему обидно? Нет смысла на такие вещи обижаться. Вот я вам назову имя: Мендельсон. Какое его произведение вам сразу же придёт в голову? «Свадебный марш»? А ведь у него написана масса другой музыки! И ничего страшного. Даже наоборот. Меня, во всяком случае, устраивает такая слушательская верность. Тем более в наше время, когда вокруг одна попса.

– Не любите её?

– Попса – ужасная вещь. Это же не музыка! Это цунами, которое нахлынуло на культуру! Наши звезды мелькают по телевизору, чтобы отстраивать себе пятиэтажные особняки. А вы ведь наверняка согласитесь с тем, что очень многие таланты погубила погоня за рублём?

– Да. Но вообще-то далеко не все музыканты заняты только зарабатыванием денег.

– Я тоже знаю нескольких очень талантливых композиторов, настоящих профессионалов. Правда, они нигде не звучат. Но всё равно то, что они есть, внушает надежду. Да, проблем у них немало, но вспомните Баха. То, что он гений, сегодня не вызывает сомнений ни у кого. А ведь он же оставался безвестным до конца своей жизни. И мы бы о нём до сих пор не знали, если бы через сто лет после его смерти Мендельсон случайно не нашёл его ноты. Одним словом, ещё не всё потеряно, поэтому давайте будем думать и говорить позитивно.

– Вы ведь ещё и мастер слова. У вас ведь написано несколько книг.

– Я когда-то начал писать, что называется, от нечего делать и, честно говоря, очень это люблю.

– Не зря же говорят: талантливый человек талантлив во всём.

– В любом из нас имеются такие ресурсы, о которых мы даже не подозреваем. Их просто нужно пробудить к жизни. А что их может пробудить? Настоящее искусство!

– Но чтобы создать истинное произведение искусства, необходимо, чтобы пришло вдохновение, а музы, говорят, в наше время тяжелы на подъём.

– Вдохновение – это чья-то придумка. Чтобы творить, человек должен: первое – страстно этого захотеть. Второе – понять, как претворить в жизнь своё «хочу». И третье – вложить в него колоссальный труд: сидеть и работать до образования мозолей на одном месте. Если все эти три аспекта сходятся, получается эликсир радости. И тогда артист имеет право выйти на сцену, увидеть в зрительном зале тысячи улыбающихся людей и услышать аплодисменты.

– Вы любите выходить на сцену?

– Люблю. Жаль только, что, когда ты на ней стоишь, не имеешь возможности заглянуть в глаза каждого слушателя, видно лишь зал в целом. Но даже это не преграда, потому что я всё равно чувствую, какие чистые эмоции пробудила у публики моя музыка. Это счастье. И главное – не упустить этого состояния.

– А почему вы в одном из недавних интервью сказали, что не сочиняете музыку, а просто её пишете?

– Потому что это именно так! Музыка постоянно витает где-то в небесах, композитору нужно лишь суметь её услышать и записать.

– Судя по количеству ваших произведений, вы слышите небесную музыку постоянно?

– По крайней мере, чем больше я пишу, тем больше мне хочется это делать. Поэтому я всё время молю бога, чтобы он подольше давал мне сил на творчество.

– Никогда не можешь знать, что судьба тебе преподнесёт. Вот, скажем, когда мы жили в СССР, всем казалось: дай нам свободу – горы своротим. А получив эту самую свободу, многие, особенно люди творческие, сразу потеряли себя.

– Это потому, что ощущение свободы – очень сложное состояние, а они плыли, не зная куда. Им хотелось иметь побольше денег и поменьше забот. Но когда мир пришёл в движение, они увидели, что вокруг них появилось множество проблем, о которых они раньше не задумывались: миграция, терроризм, контрабанда оружия. Но самое главное – они оказались не готовы к рыночным отношениям.

– Ужасную вы сейчас высказали мысль! Ведь искусство и рыночные отношения – «две вещи несовместные».

– И что? Нужно об этом говорить. Может быть, тогда люди, наконец, поймут, что мы сейчас пытаемся заменить накопленный человечеством за тысячелетия интеллектуальный потенциал какими-то сиюминутными выгодами. Вы только задумайтесь, насколько это губительно, когда художник, задача которого вести за собой народ, сам живёт и творит в каком-то мёртвом лесу. Если говорить об этом народу почаще, людям станет ясно: надо спасать культуру, спасать красоту! Потому что, только если её удастся спасти, мир вздохнёт легче.

Владимир Ермолаев
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты