Евгений Плющенко: Жена вернула меня на лед

0

После трехлетнего перерыва Евгений Плющенко блестяще откатал первый же международный старт, а в конце программы нагло подъехал к судьям и показал им указательный палец: я первый. Уже после объяснил: «Чтобы не сомневались и не забывали».
Уйдешь – никому не будешь нужен
– Евгений, вы вернулись в спорт после 3-летнего перерыва. Как по ощущениям – вы пришли домой и влезли в тапочки или же попали в чужой монастырь, где поменялись правила и теперь придется пробивать свой «устав»?
– Конечно, домой, потому что в спорте я всю жизнь! Да, правила поменялись, но к ним просто надо привыкнуть и влезть в шкуру, в которую пришлось войти всем – и тренерам, и судьям, и спортсменам.

– Алексей Ягудин (российский фигурист, олимпийский чемпион), посмотрев Гран-при в Москве, сказал, что сразу видно тех, кто учился по этим новым правилам, а кому приходится переучиваться и подстраиваться под них.

– Если взять десятку спортсменов, реально претендующих на олимпийский пьедестал, то все они катались по старой системе, где высшая оценка была 6,0. Не было тогда петель, крюков-выкрюков, вращений со сменой ребер. Всем пришлось переучиваться. Возможно, мне чуть-чуть сложнее из-за того, что три года пропустил. Хотя… может, мне из-за этого легче? Я отдохнул от этих побед, от напряжения. Познал новую жизнь. Тут палка о двух концах. Кстати, хочу похвастать: недавно начал тренировать новый каскад – аксель в 3,5 оборота и четверной тулуп. Такого еще никто не делал и, думаю, в ближайшее время не повторит.

– У вас с прыжками вроде и так все в порядке. И все равно тренируете прыжки?  Максимальные баллы я получаю именно за них, так что никуда не денешься.

– А что ответите тем, кто говорит, что Плющенко не так вращается?
– Да пусть говорят, ведь к лидерам всегда придирки. Есть вращения максимального 4-го уровня. Моя задача – качественно выполнить одно вращение на 3-й, остальные – на 4-й. А что говорят… Знаете, сколько у меня завистников? Даже те, кто сказал, что я сейчас в лучшей форме, просто завидуют мне. Они-то не могут теперь выйти на лед и все повторить, они уже «приплыли». А у меня – новая страница в жизни, и я этим горжусь.

– Как думаете, почему одних хватает только на тренировки и победы, а другие и в спорте успехов добиваются, и успевают по тусовкам ходить, и книги писать, и свое дело открывать. Те же Аршавин, Шарапова…

– Знаете, вот я вернулся в спорт, и мне ничего не хочется. Сегодня после тренировок настолько устал, что доехать бы до дома и лечь в кровать. А на улице, как назло, жуткий снегопад и дичайшие пробки. А то, что ребята всё успевают… Во-первых, это великие спортсмены. И второе – они сложились материально. Им не нужно думать, как бы завтра встать, что перекусить, поехать на тренировку на метро или троллейбусе. К сожалению, таких звезд единицы.

– В Москве вы как-то слишком легко выиграли первый же старт. Вас это не расхолаживает?

– Успокоиться было бы безумием. Я не выполнил всего, что хотел, так что останавливаться ни в коем случае нельзя. Спортивная карьера очень коротка. Моя мама всегда говорила: как только уйдешь, не будешь никому нужен. Провалишься – сразу выкинут. И это правда. Я знаю многих спортсменов в России, которые уходили и пропадали. После Олимпиады в Турине я думал пропустить 2 сезона и вернуться. Но пропустил из-за травмы все 3. Теперь захотелось о себе напомнить. Ведь в 27 еще можно кататься.

Коммерческие планы пришлось перечеркнуть

– И от чего отказались, вернувшись в этот спорт? Ведь вы уже вкусили другой, свободной жизни обеспеченного человека.
– После Олимпиады в Турине я жил, как все нормальные люди, – никакой диеты и никакого режима. Привык просыпаться в любое время, стал есть спагетти, мясо, шоколад. Ездил на мотоциклах – у меня их целых четыре, катался на треке, потому что люблю скорость, играл в хоккей и футбол. Сейчас этого не будет. Мне пришлось восстановить режим – подъем в 7 утра, далее 2–3 тренировки. И никаких поздних ужинов. Кстати, как и в прошлый олимпийский сезон, я полностью исключил спиртное. Знаете, я вернулся в спорт благодаря моей жене Яне Рудковской, которая сказала: «Ты еще можешь бороться!»

– Ходили слухи, что за возвращение вам заплатили чуть ли не 5 миллионов.

– Я слышал об этом, но это неправда. Никто таких денег мне не давал. К тому же я отказался от шоу и живу теперь только на средства, которые заработал раньше.

– В материальном плане много потеряли?

– Очень много. Я же не выступаю с показательными номерами, хотя мне предлагали кататься в Европе, Японии и Корее. Мы планировали сделать мой тур, но возвращение перечеркнуло коммерческие планы. Если хочешь результата, надо полностью отдавать себя спорту. Правда, мне было сказано: давай ты не будешь нигде выступать, сосредоточишься на подготовке к Олимпиаде, а мы тебе все обеспечим. Я свое обещание выполнил, а другая сторона… Но не буду бросать громких слов, мол, я все это делаю только для страны. Нет, я делаю это для себя. А многим из спортивного руководства мое возвращение вообще поперек горла встало.

– Российские чемпионы Александр Овечкин, Илья Ковальчук, Андрей Аршавин, Елена Исинбаева стали настоящими звездами, только перебравшись за границу. Может, вам тоже махнуть за бугор?

– Когда в 15 лет я стал третьим на чемпионате мира, ко мне подходили американцы и предлагали: «Евгений, перебирайтесь жить в Америку, выступайте за нашу страну и будете обеспечены на всю оставшуюся жизнь». Естественно, мы с моим тренером Алексеем Николаевичем Мишиным отказались. Но вы не раздувайте это слишком сильно.

Было такое, и всё. А спустя некоторое время поступило еще одно предложение – Мишин должен был тренировать американцев во Флориде, а я там кататься и представлять какой-то местный клуб. За это нам давали дом и полностью обеспечивали. Но мы снова отказались. Хотя сам не вижу ничего плохого в том, что наши живут в Америке или Европе и получают баснословные деньги. Значит, России в этом плане есть к чему стремиться.

Надежда Шульга,
«Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты