Топ-100

Федор Добронравов: «Все мы работали в полном кайфе»

0

Его друзья говорят, что он на сто процентов оправдывает свою фамилию: очень открытый, веселый, искренний – у него нет камня за пазухой. Такие люди не могут не привлекать.

Решенье стать артистом

Федор Добронравов родился 11 сентября 1961 года в городе Таганроге. У него с детства был хороший голос, поэтому с ранних лет он выступал на сцене. Однако мечтал при этом стать не певцом, а клоуном. В городе был свой небольшой цирковой коллектив при летнем театре, и когда родители привели маленького Федю на представление – ему больше всего понравились эти смешные размалеванные дяди, которые умели все: и жонглировать, и ходить по канату, и выполнять акробатические номера. А еще – смешить!

Добронравов тоже любил сыпать шутками – в школе он с первого класса был душой компании. Иногда ему за это доставалось: «У меня был конфликт с учительницей химии, – вспоминает Федор Викторович. – Я плохо учил ее предмет, она мне постоянно ставила “двойки”. Иногда я даже войти в класс не успевал, а она мне уже: “Добронравов – два!”. А я все время в ответ ей улыбался, и ее это раздражало. Как-то раз она меня спросила, почему я такой веселый вечно. И я ей рассказал, что мечтаю стать клоуном. Она тогда улыбнулась, и с тех пор старалась меня вытянуть на “тройку”».

Когда Федор немного подрос, он начал заниматься в том самом цирковом коллективе летнего театра. Научился жонглировать, ездить на моноцикле – велосипеде с одним колесом, ходить на ходулях, кувыркаться. И даже принимал участие в представлениях. Именно тогда он ощутил, какое это наслаждение для актера – слышать смех и аплодисменты. Однажды в Таганрог с гастролями приехал Театр сатиры, и Федор увидел постановку «Вишневого сада» с Андреем Мироновым в главной роли. Именно тогда он твердо бесповоротно решил, что обязательно будет артистом. И сразу после окончания школы поехал в Москву – поступать в цирковое училище. А там – как обухом по голове: сказали, что принимают только тех, кто отслужил в армии. В итоге два года в десантных войсках промелькнули незаметно. После дембеля Добронравов приехал в родной Таганрог. И женился. А вскоре у них родился первенец – сын Виктор. Мечту пришлось отложить.

Чтобы прокормить семью, Федор устроился на завод слесарем-сборщиком. Парень он был мастеровитый – быстро освоил профессию, стал прилично зарабатывать. Но жена чувствовала, что мечтает Добронравов все же быть артистом. Как только выдавалось свободное время, Федор бежал в Дом культуры, где ставил сценки в самодеятельном театре. А когда наступало время экзаменов – ехал в столицу поступать в театральный. Несколько попыток закончились неудачно: «Помню, как после очередного провала я шел по Арбату, плакал и думал: больше не буду пытаться! Но через год все равно поехал. И снова провалился!» – рассказывает артист. В отчаянии он уже готов был отказаться от своей мечты. Но один из студентов-старшекурсников дал ему совет: попробовать поступить в Воронежский институт искусств. Добронравов поехал – и поступил с первого раза.

«Перестал “морозить” не так и давно»

Учиться пришлось заочно – нужно было семью кормить, ребенка растить и воспитывать. Виктора определили в детский сад, а Федор устроился туда же дворником. В 1988 году Ирина подарила ему второго сына – Ивана, а сам он окончил Воронежский институт искусств и основал с однокурсниками Воронежский молодежный театр. Который вскоре стал достойным конкурентом пяти воронежским театрам. И в это время случилось событие, которое перевернуло всю его судьбу: в Воронеж приехал театр «Сатирикон», возглавляемый Константином Райкиным. Вечером после спектакля у Федора и Ирины состоялся важный разговор. Но обсуждали они не представление и не игру актеров. «Мама сказала папе: “Поговори с Райкиным, чтобы он взял тебя в “Сатирикон’, – рассказывает Виктор. – Папа все отнекивался – мол, да ты что: кто я и кто Райкин! Но мама настояла на своем и даже взяла с папы обещание, что он поговорит с Райкиным. Папа человек ответственный и всегда сдерживает обещания. И Райкин взял его в “Сатирикон”! Если бы не мама – папа и не решился бы».

Сбылась мечта, но трудности еще только начинались. Нужно было перебираться в Москву, а у Федора совсем не было денег, и он не мог взять с собой семью. Ирину с сыновьями артист отправил к родителям в Таганрог. А его самого поселили в гостинице при «Сатириконе». Чтобы хоть на что-то жить, Добронравов устроился мыть полы в Третьяковскую галерею. Вставал рано утром, ехал в галерею, мыл несколько залов, а потом мчался на репетицию. Надо было все успеть, ведь в «Сатириконе» – очень жесткая дисциплина, два раза опоздал – и тебе говорят: «Пиши заявление».

К тому же Федор очень скучал по семье, и был просто счастлив, когда появилась возможность перевезти их всех в Москву. «Я помню: мы загружаем в Таганроге вещи в контейнер, а вокруг все родственники причитают: “Куда вы едете – там сейчас такое творится!” – рассказывает сын Виктор. – Это был 91 год – августовский путч. Было страшновато, конечно. Но нам повезло: пока мы добирались до Москвы, путч закончился». Семья Добронравовых поселилась в той же гостинице при «Сатириконе». «Нам приходилось затыкать все щели, чтобы никто не узнал, что мы в номере готовим еду. В номерах ведь готовить нельзя! – вспоминает Федор. – А у нас – маленький Ваня, ему надо кушать по режиму. Выкручивались, как могли».

У семьи не было московской прописки, а законы тогда в этом отношении были очень строгие, и садик Добронравовым не полагался. «Потом чуть позже со всякими невероятными заворотами устраивали детей в школу, – рассказывает артист. – Жене даже пришлось пойти туда работать посудомойкой. А я много лет в садике нашем играл Деда Мороза в благодарность за то, что они мне так помогли в своё время. Перестал “морозить” не так и давно, мне ведь нравилось это дело. Это прекрасно, когда ты имеешь возможность доставлять удовольствие детям. Это же сказка, это вера во что-то светлое и хорошее.

В садике своя специфика. Помню, в младших группах, например, вообще шевелиться нельзя было — малыши плакать начинали, когда видели такое большое существо в костюме, сидящее под ёлкой, у которого ещё и глаза шевелятся. С группами постарше складывалось повеселее — с прописанным сценарием и номерами, которые готовили дети. Правда, с ними осторожность была нужна, чтобы себя не раскрыть. Нет-нет и дёрнет кто-нибудь за бороду, чтобы убедиться, настоящая ли?»

В театре Виктор с детства ходил на все постановки, где играл папа, и вскоре выучил все спектакли наизусть. Бывало, что он сидел в зале, и когда на сцене появлялся отец, мальчика настолько распирало, что тот начинал показывать соседям – мол, вон мой папа! А потом принимался рассказывать, что произойдет в спектакле дальше: «Вот сейчас он выбежит и закричит! А потом встанет вон туда – и…». Актеры из-за кулис шипели: «Витя, иди сюда!». И выводили из зала – а то все зрители вокруг него бы знали, чем спектакль закончится.

Неудивительно, что сыновья Добронравова пошли по стопам отца. В 2001 году Виктор дебютировал в сериале «Московские окна», а в 2003 Иван – в фильме Андрея Звягинцева «Возвращение». «Папа никогда не давил на нас с Ваней в плане выбора профессии, – рассказывает Виктор. – Даже поощрял наш выбор. Когда я увлекся музыкой, он отдал меня в музыкальную школу, где я учился играть на саксофоне, водил меня к преподавателям по вокалу. А когда Ваня поехал сниматься в “Возвращении”, папа поехал с ним – поддерживал его, всячески помогал. Они вместе просматривали отснятую пленку, и папа подсказывал Ване, как он мог бы сыграть ту или иную сцену».

«Хороший персонаж получился»

Проработав почти десять лет в «Сатириконе», Добронравов решил уйти из театра, ему захотелось попробовать работать в других условиях: «Я чувствовал, что мне уже не нужна жесткая рука худрука – я вполне могу и сам что-то делать. Но подойти к Райкину и сказать: “Я ухожу’, – было непросто. Я несколько ночей не спал – волновался, не знал, как к нему подойти. Но в один прекрасный момент все-таки собрался с силами и решился. Константин Аркадьевич внимательно выслушал меня – и отпустил в свободное плаванье».

Широкую популярность Добронравову принесло участие в скетч-шоу «6 кадров», в котором он играет со своим близким другом Эдуардом Радзюкевичем. «Мы с Федей познакомились на передаче “Сам себе режиссер”, где мы с ним озвучивали ролики, – рассказывает Радзюкевич. – С Федей мы сразу подружились». А потом Вячеслав Муругов пригласил обоих в проект «6 кадров». «В юморе это очень важно – чувствовать свободу общения, а нас никакие барьеры не разделяли, – говорит Добронравов. – Смешно-несмешно – это доля миллиметра. Не тот поворот головы, взгляд – уже не смешно. За эти годы мы окончательно притерлись друг к другу. Мы дурачились на съемках, что-то придумывали. Над нами не было никакого цензора, нам не говорили, как надо шутить, а как не надо. Да у нас и нет желания смешить. Этим мы похожи с “Кабачком 13 стульев” – они не смешили, а жили своими персонажами».

В 2008 году на телеэкраны России и Украины вышел сериал «Сваты», где Добронравов сыграл роль Ивана Будько: «Он у меня веселый. Добрый. Оптимистичный. Он разный. Он правильный и неправильный. Он иногда делает глупые и сильно обижающие других поступки. Но он понимает это и раскаивается. И это замечательно. Ванька страдает, когда обижает других, – рассказывает Добронравов. – Наш менталитет – грешить и каяться. Мне нравятся такие люди. У меня половина родственников в Таганроге так живет, как Ванька. Мне и с ними хорошо и приятно, и с Ванькой. Хороший персонаж получился».

В сериале сложился замечательный актерский квартет, работа шла очень легко. Артисты постоянно шутили, балагурили. Режиссер Андрей Яковлев, который еще являлся и продюсером, и автором сценария, позволял много экспериментировать, изменять уже написанное. Каждая актерская находка имела отклик. «Это и есть настоящее творчество, – говорит Добронравов. – Все мы работали в полном кайфе. И через экран передалась вся эта веселость, открытость, доброта, какие есть в этом фильме. В нем нет никакой пошлости, которая часто сегодня есть на экране».

В новом сезоне авторы подготовили для зрителя несколько сюрпризов. За 16 серий сваты проживут перед камерами не только сезоны каникул и отпусков, но и полноценный годичный цикл. Кроме того, несколько серий будут посвящены большим праздникам. «Основное отличие этого сезона в том, что в этот раз мы с семьей проживаем весь год, – поясняет режиссер Андрей Яковлев, который о своей работе с юмором говорит так: «Пока идут “Сваты”, своей жизни у меня нет!». — Начинаем повествование в марте, накануне Международного женского дня, а заканчиваем под Новый год. То есть у нас появится возможность зацепить и 9 Мая, и 1 сентября, такие знаковые даты для каждого из нас, чтобы через них показать наших героев с новой стороны».

Хотя «Сваты» и сделали Добронравова очень популярным, артисту все же хочется также сыграть нечто иное, вырваться из того амплуа, в котором его привыкли видеть: «Есть режиссеры, которые еще верят в меня, а есть те, какие уже боятся. Я жду с нетерпением новых, интересных ролей. На “полку”, как в былые времена, положили фильм режиссера Худякова “Марево” по произведениям Гоголя “Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем” и “Старосветские помещики”. Там я играю одну из главных ролей. У меня там великие партнеры: Алиса Фрейндлих, Олег Басилашвили и другие. Сам посмотрел фильм. Он четырехсерийный, телевизионный и очень хороший. Почему не доходит до зрителя – для меня загадка».

Иногда Федору говорят: «Вас хотят видеть именно такого». «Кто вам это сказал? – спрашивает в ответ артист. – Может быть, в другом амплуа буду еще лучше. Смогу еще больше сделать. Поэтому, мне не очень верится, что зрители хотят видеть меня только в одной плоскости. Было бы хорошее произведение, интересная роль, я бы смог выйти за привычные рамки, сыграть нечто новое. Могу сказать, что легко бы удавалось параллельно совмещать комедийность с какими-нибудь драматическими ролями. Если бы такое происходило, я бы был счастлив. Но пока на сегодняшний день явно ощущается мой перебор с комедиями».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вечерний Саранск», Svati.tv, Culturavrn.ru, 1plus1.ua, «Звездный бульвар»

Share.

Comments are closed.