Филипп Янковский: В Юсуповском дворце во мне признали барина

0

42-летний режиссер и актер, сын знаменитого Олега Янковского, рассказал о своей династии, об отце и о работе с Жераром Депардье и Николаем Валуевым.

— Филипп Олегович, что вас связывает с Петербургом?

— Отец мой очень любил этот город и сумел передать мне те же чувства. В середине 80-х я снимался на «Ленфильме» в картине «Сентиментальное путешествие на картошку» режиссера Дмитрия Долинина. Затем играл в ленфильмовской картине Владимира Бортко «Афганский излом». Как режиссер здесь я снял «Меченосца» и «Каменную башку». Сейчас я тесно работаю с продюсером Сергеем Сельяновым, он из Петербурга. Как и мой партнер по «Распутину» Данила Козловский. С Лизой Боярской мы дружим с детства. Очень люблю театр Льва Додина, часто прихожу на спектакли.

Ну а теперь, когда я сыграл во французско-российском фильме «Распутин» Феликса Юсупова, я стал почти петербуржцем! Когда я вошел в образе князя в Юсуповский дворец, то директор музея воскликнула: «Боже мой, барин вернулся!»

— Снявшись в «Распутине», что вы почерпнули для себя как режиссер, продюсер?

— Хотим мы этого или нет, но уровень исполнения зависит от денег. Привлечение звезд мирового масштаба, интерьеры, костюмы… Там бюджеты сумасшедшие. В «Распутине» была возможность собрать хороших актеров, сделать качественные костюмы. Фильм этот англо-франкоязычный, поэтому инвесторы с удовольствием дают деньги. Уже в процессе предподготовки права на «Распутина» купили почти все страны ЕС. Жерара Депардье, который сыграл Распутина, любят во всех странах и будут смотреть все. Вкладывать большие деньги в русские проекты инвесторы опасаются, у нас не Индия и не Китай, где свои фильмы окупаются за счет своих зрителей. Но благодаря тому же «Распутину» на нас обратят внимание.

— Ваш фильм «Каменная башка» с Николаем Валуевым в главной роли вышел в 2008 году… А почему после этого вы ничего не снимали?

— Уход отца отодвинул все остальные дела. Два года прошло, но мне до сих пор нелегко говорить об этом. Свои чувства я описал в одной из глав сборника «Все о моем отце», эти заметки выложены в Интернете… Конечно, теперь мой долг — сохранить память об отце. Мы сделали памятник на кладбище, организовали в рамках фестиваля «Черешневый лес» премию имени Олега Ивановича.

— Фонд Олега Янковского, наверное, уже создан?

— Я не знаю, что такое фонд, так ли он нужен, не разбираюсь в этом абсолютно. Не вижу в нем надобности. Сам же собираюсь к его 70-летию, через два с половиной года, выпустить книгу, пересмотреть архивы. Бережно храню много интересных и уникальных фотографий, материалов, из которых можно сформировать альбом.

— Ваши дед и бабушка были далеки от театра, но благодаря Олегу, Ростиславу и Николаю фамилия Янковских превратилась в мощную театральную и кинодинастию… Вот и ваш сын Иван стал актером.

— Пока еще не стал, хотя снялся в нескольких фильмах. Ваня поступил в театральный институт, на курс к Андрееву, но спустя полгода сказал нам, что он хочет поступать в ГИТИС. Мы с женой поддерживаем его решимость, и вообще это был смелый поступок, ведь если бы он не поступил, то пошел бы в армию. Он ушел от Андреева и поступил на режиссерско-актерский, добился своего, хотя это было совсем не просто.

Я хожу к нему на прогоны, очень интересный курс у них. Его зовут сниматься, но учеба занимает все.

Ну а наша дочь Лиза пока учится в школе, не занимается актерской деятельностью, хотя к искусству склонна. Она очень хорошо делает какие-то дизайнерские вещи своими руками.

— Сейчас многие увлекаются новым поколением западных сериалов, где отличные режиссеры, актеры, сценаристы, большой бюджет… В СМИ мелькала информация о том, что и вы собираетесь снять подобного рода сериал по одному из романов Акунина…

— Я действительно поклонник нескольких таких проектов. С удовольствием смотрю «Борджиа» с Джереми Айронсом. Всегда был поклонником сериала «Лост». Единственное, у меня не хватает усидчивости, я не люблю ждать следующей серии. И если кто-то хвалит какой-то сериал, то я стараюсь записать несколько серий, засесть на целый вечер или на ночь, чтобы не томиться ожиданием.

В таком формате от восьми серий до нескольких сезонов, как правило, бывает несколько режиссеров. В такого рода фильмах хорошо быть продюсером, актером. С точки зрения режиссера, там такие объемы, которые тебя «растаскивают». Даже на фильме в полтора часа — это гигантское количество информации. Что же происходит с головой, когда там надо держать 15 часов материала? Я себя все-таки комфортней чувствую в формате художественного фильма, ну возможно, в четырех, максимум восьми сериях.

— А видеоклипы эстрадным звездам вы больше не снимаете?

— Когда я окончил ВГИК, кино наше фактически развалилось. А надо было как-то поддерживать форму, развиваться — реклама и клипы помогали в этом. Потом появились кинопредложения, и я потерял интерес к формату клипа, а рекламу я никогда не любил.

— Филипп, где вы еще снимаетесь?

— Осенью буду сниматься в Грузии у режиссера Резо Гигинеишвили, в фильме, состоящем из нескольких новелл. Мы сыграем вместе с Машей Мироновой, а вообще в разных новеллах там снимутся Инна Чурикова, Олег Басилашвили, много грузинских актеров.

Я счастлив, что судьба свела меня с Жераром Депардье. Мы с ним поддерживаем отношения, Жерар говорил мне, что мечтает сыграть Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании», думает и о «Братьях Карамазовых». Так что мы вполне можем еще раз поработать вместе в Петербурге.

Михаил Антонов,
«Вечерний Петербург»

Поделиться.

Комментарии закрыты