Топ-100

Гари Мур: белый волшебник блюза

0

Он считался одним из самых заметных рок-гитаристов своего поколения, играл в разных группах, но самую большую известность принесли ему сольные проекты.

«Сценическая зараза въелась в меня навсегда»

Роберт Уильям Гари Мур родился 4 апреля 1952 года в Белфасте, Северная Ирландия.

Отец его заведовал танцевальным залом в курортном местечке Голливуд, там еще пятилетним ребенком Гари каждую субботу слушал танцевальный джаз-банд.
 
«Был в этом оркестре басист, – вспоминал Мур, – который хоть и дергал струны, но никто ни единого басового звука в общем грохоте никогда не слышал. Однажды он куда-то вышел, да и не вернулся, я залез на сцену и дергал струны вместо него. Мне понравилось. Потом еще, в шесть лет, помню, отец попросил меня спеть. К микрофону подставили стул, я влез на него и исполнил песню Sugar Time. Мне похлопали, и с этого момента пути назад для меня уж не было: сценическая зараза въелась в меня навсегда».

Когда Гари подрос, его отдали учиться на фортепиано, но преподаватель больно лупил линейкой по пальцам, и на некоторое время пыл к музыке охладился. Однако когда отец купил Гари акустическую гитару «Фрамус», страсть эта запылала с новой силой. «Гитара эта была с меня ростом, но я был в восторге: можно было сидеть и подбирать мелодии Shadows, – вспоминал артист. – Отец показал мне, как брать на гитаре аккорд ля-мажор и на этом, собственно, мое музыкальное образование и закончилось. До всего остального я доходил сам, имитируя разных гитаристов».

С большим теплом Гари всегда отзывался о Beatles. «До их музыки, – вспоминал он, – гитарные партии в песнях были основаны на аккордах и тут появился Джордж Харрисон со своими мелодичными соло. Они заложили крепкую основу, я понял – как надо играть проигрыши: лучше, как у Харрисона, восемь тактов гениальности, чем как у других – три часа бессмысленного бряканья».

В 11 лет Гари уже выступал в первой своей группе The Beat Boys: «Мы работали под Beatles, носили прически под горшок, красные рубашечки и пели песни на конкурсах самодеятельности, правда, каждый раз выходили победителями». В 14 Гари уже увлекся блюзом, отчасти потому что местная команда играла весь репертуар известного тогда Пола Баттерфильда, то есть музыку, от которой девушки млели. А отчасти оттого, что для юного Мура невероятным откровением стала пластинка 1966 года группы Bluesbreakers, в которой тогда играл Эрик Клэптон.

Однажды Гари познакомился с музыкантом из группы Skid Row, который был под впечатлением от молодого гитариста и пригласил его к себе. Исполняли в основном музыку американского Западного Побережья, которая Гари была не слишком по душе, но он сдружился с вокалистом группы Филом Лайноттом, кроме того, за выступления Муру посулили 15 фунтов в неделю и собственную квартиру в Дублине – как уж тут было устоять.

«Нужно было выбраться из образа жизни типичного рок-гитариста»

Из Skid Row Гари попал в группу Thin Lizzy. Случилось это так: однажды посреди концерта гитарист Thin Lizzy вдруг снял с себя гитару, отшвырнул ее в сторону и ушел прочь – навсегда. Тогда подумали о Гари. «И вот лежу я у себя дома в Лондоне, а в дверь стучит один из менеджеров группы Thin Lizzy, – вспоминал музыкант. – Я сразу понял, что к чему. “Когда самолет?” – спрашиваю». Вот так 19-летний Мур оставил свою группу Skid Row, где был главным, играл более трех лет, и с которой записал несколько альбомов.

Ответственная роль руководителя, по его собственному признанию, в таком юном возрасте была для него непомерной нагрузкой, и к 19 годам он уже пережил нервный срыв.

Thin Lizzy были успешной группой, и Гари Мур зажил весело и беззаботно. Даже слишком.
 
«Половину концерта Thin Lizzy, – вспоминал он, – я либо стоял на коленях, либо валялся на спине, поражая публику молниеносными пассажами на гитаре. Играть-то я мог – но вот встать на ноги частенько был не в состоянии. Короче – мне нужна была жизненная дисциплина, четкое направление, мне нужно было выбраться из саморазрушающего образа жизни типичного рок-гитариста». Потому Гари Мур и оставил Thin Lizzy, присоединившись к Colosseum II («Колизей 2»), группе технорока, в которой профессионализм и музподготовка ценились больше всего, а сама музыка была до предела усложненной.

«Все слушали и пытались подражать людям типа Джона Маклахлина, – рассказывал Гари Мур, – но сам Маклахлин и другие образцы для подражания: пианист Чик Кория, ансамбль Weather Report – вышли из джаза. Я же вышел из рока и, пытаясь подражать этим большим музыкантам, не имел ни теоретической, ни гармонической подготовки.

После концерта нервное истощение бывало таким, что мне нужно было целый час отлеживаться».

Тем временем, у старых приятелей в группе Thin Lizzy были неприятности. Гитарист Брайан Робертсон перед самыми американскими гастролями подрался в клубе и повредил себе руку. Пришлось Гари выручать друзей. В виде ответной любезности Фил Лайнотт после гастролей помог Муру записать его сольный альбом Back On The Streets («Снова на улице»), тогда же ему удалось уговорить Гари вернуться в Thin Lizzy на постоянную работу.

Но из этого ничего не вышло – Лайнотт слишком налегал на всякие стимуляторы, работать с ним становилось совершенно невозможно. «Дело дошло до того, что даже сама мысль о еще одном предстоящем концерте вызывала у меня ужас, – вспоминал Гари Мур, – Я покинул Thin Lizzy прямо посреди гастролей, осел на год в Лос-Анджелесе, где и собрал группу G Force (“Сила притяжения”). Мы записали альбом, но, как говорится, волны эта пластинка не сделала. Единственные гастроли в короткой истории группы продолжались всего три недели – это было турне по Англии в первом отделении концерта группы Whitesnake. Наш певец, Вилли Ди, был сплошным недоразумением: во время концерта, например, он спотыкался о кабели, падал на колонки. Это было смешно до слез, но мое имя, моя карьера рушились буквально на глазах. Поклонники Whitesnake во время концерта рвали обложки наших пластинок и кидали их прямо на сцену».

Сольный альбом 1985 года Run For Cover («Беги в укрытие») стал для Гари последним совместным проектом с Филом Лайноттом. Тот становился совсем неуправляемым. После серьезного разговора с Гари, однако, он обещал измениться. Но сделать это Филу к тому времени было уже не под силу, а обращение за помощью к психиатрам или невропатологам стало бы признанием собственной слабости. Этого он не хотел. В итоге в ночь на 25 декабря 1985 Лайнотт был доставлен в больницу с проблемами с сердцем, а 4 января он умер, ему было всего 36 лет. Пластинка Гари Мура 1987 года под названием Wild Frontier почтила память Фила.

«Я слушал всех гитаристов подряд и учился у них»

Гари тогда сильно интересовала ирландская музыка и кельтская мифология. Но продюсеры были не в восторге. «Ты же блестящий рок-гитарист, – твердили Муру, – а в Америке для тяжелого рока, тем более такого высокого класса – необъятный рынок!»

Гари решил последовать совету профессионалов. Именно такой, рок-н-ролльно-металлической и вышла пластинка After The War («После войны»). Вместе с выходом альбома, как обычно, были запланированы гастроли, которые и показали, что стратеги шоу-бизнеса могут просчитаться. Дело в том, что всякие советы подобного рода основываются на предыдущем опыте, жизнь же никогда не стоит на месте.

«Я вдруг понял, – рассказывал Гари Мур, – что не хочу больше состязаться с 18-летними, не хочу становиться голливудской известностью, которой приходится делать подтяжки лица и красить волосы перекисью только для того, чтобы появиться на обложке собственной пластинки. Тогда-то мне и захотелось поиграть блюз. За кулисами, перед выходом на сцену я наигрывал для услады души блюзовые переборы и хода, и чувствовал – это музыка для меня. Как ни странно, но продюсерская компания мысль мою поддержала, они согласились также с тем, что пластинка не должна была быть вычищенной, отполированной и наманикюренной. Мне хотелось шершавости звука, напоминающего натруженные мозолистые руки».

Первая блюзовая пластинка называлась Still Got The Blues и вот она-то, как ни странно, стала наивысшим достижением Гари Мура в коммерческом плане – разойдясь тиражом более 3 миллионов экземпляров. «До этого, – говорил Гари, – мне и до миллиона-то дотянуть не удавалось никогда. Первая пластинка придала мне уверенности в себе в том смысле, что, оказывается, можно записывать любимую музыку безо всякой скидки на популярность, и музыка эта окажется популярной. Я всегда это подозревал, но когда жизнь бьет по голове, начинаешь в себе сомневаться. Потом была пластинка After Hours – это альбом такого рода, который я всегда желал Эрику Клэптону, но от Эрика я этого не дождался и решил сделать для него, или – за него. Я слушал всех гитаристов подряд, и неважно – хороши они или нет технически, у каждого из них я чему-нибудь да научился, вот этим я и занимался все годы: искал и обучался».

Во время записи альбома After Hours Гари как раз довелось поучиться у ветеранов и классиков жанра. На запись были приглашены гиганты и титаны блюза: Альберт Кинг, Альберт Коллинс и Мистер Блюз собственной персоной – гитарист Би Би Кинг. Все трое – известнейшие музыканты с опытом десятилетий, но начинали они простыми людьми, такими и оставались. На записи в студи Альберт Кинг набил табаком трубку, а потом стал спрашивать огонька, вспоминал Гари. «Дырка у меня в кармане, – объяснял всем Кинг, – вот зажигалка, видать, и выпала». Но когда он встал прикурить, раздался железный грохот и из дырявого кармана на пол выпала не зажигалка, а целая куча револьверных патронов. Каким-то образом в аэропорту он прошел с этим боеприпасом. Увидев удивленные лица, Альберт Кинг вытащил удостоверение помощника шерифа, которое он с гордостью и показал. «Меня можно найти круглые сутки, – сказал он, – если меня дома нет, звоните мне в полицейскую машину».

Что касается легендарного Би Би Кинга, то он сам связался с Гари Муром, после того как купил и послушал его первый блюзовый альбом Still Got The Blues. Позвонил и предложил свои услуги. Гари пригласил его на запись, Би Би Кинг прилетел из Америки, пришел наутро в студию, за час записал все свои гитарные партии, еще за полтора напел весь свой вокал, вечером снялся в видеоклипе и наутро вернулся в Соединенные Штаты. «Если б надо было, – сказал он на прощанье Гари, – то я бы это все сделал бесплатно».

Не гнушался Мур сотрудничать с музыкантами других поколений – в 2002 году он записал альбом с группой Scars, куда также вошел барабанщик Primal Scream Даррен Муни и басист Skunk Anansie Касс Льюис. И теперь можно только гадать, какие еще проекты мог бы реализовать этот талантливый музыкант, если бы не преждевременная смерть.

Тело Мура было найдено 6 февраля в его номере в отеле Kempinski Resort в курортном городе Эстепона на побережье Коста-дель-Соль. Некоторые испанские СМИ традиционно озвучили версию с передозировкой наркотиков и спиртного. Но сам Мур неоднократно говорил, что уже давно полностью отказался от наркотиков – слишком много его друзей погибло из-за передозировок. А испанская полиция подтвердила:
причиной смерти Гари Мура стали проблемы с сердцем, от которых он страдал последние пять лет.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Seva.ru, «Английский портал Ахмад Ти» , Lenta.ru

Share.

Comments are closed.