Гильермо дель Торо: Третий фильм о Хеллбое снимать не хотят

0

В рамках промокампании сериала «Штамм» (The Strain) Гильермо дель Торо ответил на вопросы поклонников о своей карьере, отношении к современному кинематографу и грядущих проектах.

– Удастся ли вам реализовать проект «Хребты безумия»?

– Я продолжаю работать над этой картиной. К сожалению, студиям довольно сложно увидеть в высокобюджетном фильме с рейтингом R коммерческий потенциал. У меня есть идея о том, как можно угодить голливудским боссам в вопросе возрастного ограничения картины. Я хочу начать работать над «взрослой» версией, а затем удалить все спорные моменты для снижения рейтинга до PG-13. В идеале мы могли бы выпустить на экраны оба варианта фильма одновременно. Мне бы хотелось сохранить дух книг Говарда Лавкрафта. Либо я экранизирую «Хребты безумия» с большим уважением к первоисточнику, либо мне лучше вообще не браться за этот проект. Если в ближайшие несколько лет мне не удастся реализовать свою идею, я упаду на колени перед руководством студии Universal, чтобы мне разрешили хотя бы опубликовать сценарий и созданные к фильму концепт-арты, макеты и раскадровки.

– Вы планируете продолжить работу на телевидении?

– Я остался в восторге от съемок «Штамма». Наш сериал напомнит, что вампиры — это жестокие монстры, а не ухоженные подростки с едва заметными клыками и рельефным прессом. Надеюсь, зрителям понравится наше мрачное шоу об этих кровожадных созданиях. Я бы с удовольствием создал бы еще какой-нибудь минисериал, потому что этот формат идеально подходит для экранизации книг. Телевизионные проекты такого рода всегда вызывали мой интерес в детстве.

– Чем вас привлекает «Темная лига справедливости»?

– Во вселенной DC есть множество интересных мне героев — Болотная тварь, Демон Этриган, Джон Константин, Мертвец. С ранних лет я предпочитал ярким комиксам мрачные истории противоречивых персонажей графических новелл DC. Мне всегда нравились не сражающиеся с полчищами чудовищ герои, а те персонажи, которые сами порой проявляют себя монстрами.

– Как идет работа над картиной, основанной на аттракционе Диснейленда «Особняк с привидениями»?

– Пока нам не удается реализовать этот проект. За последние несколько лет мы успели написать четыре варианта сценария. Сейчас над текстом трудятся две разные команды авторов. Основная проблема состоит в том, что мы хотим представить на суд зрителей все главные достоинства аттракциона. Студия Disney рассчитывает приступить к работе сразу же после получения финального варианта текста. Я бы хотел снять этот фильм, но компания вряд ли захочет ждать моего освобождения от других контрактных обязательств. Скорее всего, мне придется ограничиться продюсированием этого проекта.

– Когда вы решили стать режиссером?

– В восемь лет я, вооружившись камерой своего отца, начал создавать картину, главными героями которой были мои игрушки по «Планете обезьян». Одним из моих короткометражных фильмов стал ужастик о картошке-убийце. Расправившись с членами моей семьи, злодей покатился захватывать мир, но спустя мгновение был раздавлен машиной. К счастью, пленка с этим фильмом была потеряна.

– Вы спродюсировали мультфильм «Книга жизни». Хотели ли бы вы поработать над другими проектами с мексиканским колоритом?

– Тридцать лет назад я мечтал снимать картины по мотивам популярных в нашей культуре историй о привидениях. Мне было бы приятно вернуться к инди-фильмам о своей родной стране. Очень жаль, что нам стало небезопасно ездить домой после похищения моего отца в 1998 году. Я скучаю по родным местам, а потому планировал снять новую версию «Графа Монте-Кристо», действие которой проходило бы в Мексике. Мне кажется, что самые яркие диалоги у меня получаются именно тогда, когда я пишу на испанском языке. Я люблю свою короткометражку «Дона Лопе». Пусть она обошлась мне всего в 2 тысячи долларов, а выглядит эта картина как раз на свой мизерный бюджет, я чувствую свой голос в каждом ее персонаже. На смертном одре я точно раскаюсь в том, что снял слишком мало таких фильмов.

– Есть ли у вас какая-нибудь забавная история о Роне Перлмане?

– Мало кто знает, что Рон очень любит сладкое и вынужден бороться с лишним весом. Если бы не тренировки и диета, то мы с ним были бы в одной весовой категории. Мы с Роном познакомились в индийском ресторане в Лос-Анджелесе в 1989 году. Наша дружба началась с того, что мы, не сговариваясь, сразу же заказали десерт. Это были времена, когда я не всегда был уверен в том, что мне хватит денег на основные блюда. Мы встретились, чтобы обсудить его участие в фильме «Хронос». Рон был одет в стиле героя сериала «Полиция Майами. Отдел нравов». К тому моменту я уже был большим его поклонником и с нетерпением ждал начала нашего сотрудничества.

– Удастся ли снять третий фильм о Хеллбое?

– Мы рассчитывали, что в триквеле герой Рона наконец-то примет свою истинную судьбу и превратится в Зверя Апокалипсиса, защищающего человечество. Только согласившись с неизбежностью такого развития событий, Хеллбой стал бы более темным существом и смог бы победить главного антагониста третьего фильма. У нас была крайне интересная концовка трилогии, но, к сожалению, вряд ли нам удастся реализовать этот проект. Мы обращались буквально к каждой крупной студии и просили профинансировать картину, но все отвечают нам отказом.

– Как вы относитесь к компьютерной графике в блокбастерах?

– Каждое поколение фильм-мейкеров сталкивается с технологическим прогрессом. Я предпочитаю практические эффекты, стараясь найти возможность обойтись подручными средствами и гримом. При работе над «Багровым пиком» и «Штаммом» мы использовали CGI только тогда, когда не было возможности создать сцену другим способом. Компьютерная графика — слишком простой способ произвести впечатление на зрителей. Я не ищу легких путей. На мой взгляд, CGI нужно использовать только в том случае, если исчерпаны все другие варианты.

Источник: Reddit
перевод Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты