Гоша Куценко: «Мне нравилось перевоплощаться во Владимира Меньшова»

0

В новом фильме герои Кристины Орбакайте и Гоши Куценко меняются телами с родителями. Взглянуть на себя с высоты прожитых лет оказалось не так-то просто. К тому же, пока шли съемки, актеру пришлось пережить непростой период.

«Посмотрел на новую прическу – понравилось»

Гоша Куценко родился 20 мая 1967 года в Запорожье. В актерскую профессию он попал не сразу, а проучившись сначала пару лет в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики. И только потом Куценко подал документы в Школу-студию МХАТ. Правда, за этот шаг ему здорово влетело от отца: «Папа в то время был заместителем министра радиопромышленности СССР и хотел видеть сына в реальной профессии.

Поэтому и растерялся, узнав, что я поступаю в театральный. В общем, взял и позвонил в ЦК партии, а оттуда уже набрали Школу-студию МХАТ: “Не берите того картавого парня, не рушьте ему жизнь, пусть учится там, где учится”. К слову сказать, я действительно сильно тогда картавил, только на первом курсе удалось исправить раскатистое “р”, – вспоминает актер. – Звонок произвел обратный эффект. Я тут же привлек внимание: “Кого-кого нельзя брать? Вот этого? Так…” В 1987 году я стал студентом Школы-студии МХАТ. Позже мама с папой смирились с моим выбором. Сейчас критикуют порой: “Слишком быстро играешь” или, там, “Потише надо говорить, сынок”».

Гошей будущий «антикиллер» стал называться в театральном вузе. Олегу Табакову так нравилось, как картавил горе-студент, что при любой возможности он его спрашивал: «Так как же вас зовут, напомните?» Куценко краснел и напоминал, но как-то вместо Юры с труднопроизносимой буквой «р» назвался Гошей. Табаков это имя запомнил и больше студента не доставал.

Гошей же студент-третьекурсник представился и Марии Порошиной. «Мы с ним прожили пять прекрасных лет, – вспоминает актриса. – Он подарил мне замечательную дочку. Иногда снимаемся вместе, и наши прошлые отношения не мешают работе». Кстати, пока она носила под сердцем их дочь Полину, проказник Куценко предложил сделать откровенную фотосессию. Так камера запечатлела обнаженную беременную актрису и вполне одетого Гошу – в тот раз он так и не решился предстать перед объективом в чем мама родила.

Разоблачаться Куценко вскоре будет на сцене, и не денег ради – искусства для! А вот для его гражданской супруги Порошиной та откровенная фотосъемка стала, пожалуй, единственной. Зато именно благодаря Маше мы имеем удовольствие лицезреть обнаженный череп Куценко.

«Однажды мы сильно повздорили, – рассказывал как-то актер историю своего «облысения». – Чтобы загладить вину, я пригласил Марию в парк имени Горького. Мы катались на аттракционах. Изрядно выпив, я решил удивить ее и сиганул в воду. Удивить-то удивил, но уйму заразы подцепил! Доплыл до берега и пошел по парку – гордый, пьяный, мокрый, грязный. Дома встал под душ, чтобы смыть с себя все микроорганизмы из пруда. Тут мой взгляд упал на бритвенный станок, и я решил побриться наголо, чтобы произвести еще большее впечатление. Это был такой момент в жизни, когда мне было все равно: с волосами я или без. И побрился. Посмотрел на новую прическу – понравилось. А потом понял, что это удобно». Ради любимой, однако, Гоша готов был расстаться с волосами, но никак не с холостяцкой жизнью – в итоге Маша вышла замуж за другого.

«На съемках стал учредителем шикарного скандала»

Совместная работа с Кристиной Орбакайте и приятельские отношения с артисткой породили разные догадки и шепот за спиной Куценко. Но это всё «плоды разгулявшегося воображения». Кристина и Гоша сыграли в трех частях картины «Любовь-морковь» и стали за это время друзьями. «Мы по жизни достаточно комфортные люди, – говорит Куценко. – Тем более что последний фильм снимали осенью позапрошлого года – у меня отец тогда болел тяжело, а у Кристины как раз начались проблемы с Дени. В первый съемочный день мы с ней постоянно были на телефонах, нервничали. Помню, Ренат зашел в гримерку, и видит картину – я нервно разговариваю с врачами, Кристина – с адвокатами. Он сказал: “Это называется, мы снимаем комедию!” Кристина в кадре отдыхала. Она оставляла телефон, вбегала, играла налегке и улетала дальше воевать».

От третьего фильма «Любовь-Морковь» у Гоши остались приятные ощущения: «Первую часть мы расценили как эмоциональное приключение. Творили что-то такое прикольное, веселое, не очень-то понимая, что в итоге получится. Попытка представить себя в женском теле оказалась для меня полезной — удалось узнать про женщин что-то новое. Оказывается, веселятся они так же, как мужчины, и думают о нас намного чаще, чем я предполагал. Для меня это стало открытием! Вторая картина — просто война для меня, приходилось много импровизировать, потому что сценарий провис. Ну а вот третий фильм получился однозначно. Работалось легко, мы знали: зритель ждет продолжения. К тому же мне нравилось перевоплощаться во Владимира Меньшова. Он здорово напоминает моего отца, так что, можно сказать, его я и сыграл!»

Актеры даже разыграли Меньшова в его 70-летний юбилей, 17 сентября 2009 года. «Его заставили играть сцену, которой не было в сценарии, – рассказывает Гоша. – Он лежал в постели, а киношники заставляли его переворачиваться с боку на бок, мучили дублями. В конце концов, он вскочил и произнёс что-то вроде: “Ядрёна-матрёна, я не хуже вас знаю, как снимается кино, вы что издеваетесь?” И тут съёмочная группа призналась ему, что это был розыгрыш. Знаете, я такое удовольствие получал, когда играл Владимира Валентиновича! Помню, мы придумывали первую часть, где отец меня наказывает: там были армейские шлепки, таскания за ухо. Я говорю: “Вы понимаете, что мне потом придется это делать с вами?” Он не возражал, но я, честно говоря, стеснялся таскать его за ухо и давать подзатыльники. Он меня ещё и подбадривал – мол, врежь мне как следует!»

Впрочем, партнёрша Гоши Лия Ахеджакова быстренько его разоблачила: «Ничего подобного, он с легкостью напал на Меньшова. С легкостью! Более того, Меньшов с легкостью отнёсся к тому, что его за уши дерет Куценко!» Сам же Гоша признается, что работать с Ахеджаковой было сплошным удовольствием: «Только в кадре, где она была в одной ночнушке, я постоянно “кололся”. Никак не мог унять смех. Вообще, приятные воспоминания остались. Я благодарен этой картине, что она меня свела с такими людьми. Я ведь не из театральной семьи, поэтому народные артисты в друзьях у меня не ходят. Поэтому такими знакомствами я очень дорожу».

Курьезы на съемках «Любовь-морковь 3» были постоянно. «Комедия вообще нервное пространство, а режиссер Ренат Давлетьяров на площадке – известный садист. Он ситуацию всегда обостряет и превращает все в настоящий полноценный труд, не дает никому расслабиться. Я однажды стал учредителем шикарного скандала. Была сцена, когда Михаил Козаков приходит к нам, мы садимся за стол, а затем отходим с ним поговорить к бару. Я подумал, что зачем лишний раз дергать народного артиста, можно поговорить и за столом. Артисты, понятное дело, сразу меня поддержали. Зачем лишний раз дергаться, идти куда-то. В общем, я на два дня стал персоной нон-грата, продюсеры и режиссеры сразу напомнили мне про мой контракт».

«Удержать человека штампом в паспорте невозможно»

Приглашений сниматься в кино у Куценко сейчас в избытке, а недавно он сыграл вместе со своей 16-летней дочерью Полиной в картине «Компенсация». Правда, сам говорит, что это еще не значит, что девочка выберет именно актерскую карьеру: «В этом году Полина, думаю, поступит в гуманитарный колледж, а дальше посмотрим. Отговаривать ее от актерской стези не собираюсь, это достойная, интересная и хорошая профессия. Пока непонятно, как Полина изменится со временем, какое появится ощущение мира, какой она будет в кадре в следующий раз. В “Компенсации” я ею любовался, она была прекрасна. Она не принадлежала сама себе — всем руководила ее величество режиссер картины Вера Сторожева.

Как сказал кто-то из великих, если ты выбрал в жизни любимое дело, можешь больше никогда не работать. Счастлив тот, кто выбрал профессию по душе, тогда все его мысли заняты делом и нет времени думать о чем-то ином. Для подрастающего поколения это крайне актуально. Вот почему Полине стараюсь уделять как можно больше времени. Ей жить! Радуюсь за нее».

После «Компенсации» молва чуть не поженила Куценко с молодой актрисой Ириной Горбачевой, с которой у него якобы случился служебный роман. Но Гоша говорит, что они просто друзья: «В фильме Ира играла мою старшую дочь, а Полина — среднюю. Мы с Ирой коллеги. На чужой роток не накинешь платок. Я лично к желтым делишкам давно и конкретно безразличен, и Ире бы посоветовал делать то же самое. Но при этом не ленюсь намекать тем, кто сочиняет гнусности, про неизбежность Страшного суда, который может состояться еще на земле. В любую секунду. И пусть потом глупец поразмышляет по поводу собственной сломанной челюсти и отбитой печени. Говорю это совершенно откровенно: люди, делающие подлость, должны знать, что мой короткий левый настигнет их врасплох! А может, и правый».

Уже восемь лет Гоша встречается с фотомоделью Ириной Скриниченко, ей он посвящает песни собственного сочинения, которые исполняет в клубах с коллективом музыкантов. Одна из песен называется «Волна». Куценко как-то рассказывал, что написал ее когда-то на Бали, где он с подругой вдрызг разругался, и из-за этого родились строчки про волну – океанскую стихию актер просил унести возлюбленную куда подальше. Вот такая любовь до гроба!

С Ириной они несколько раз объявляли о якобы скорой свадьбе, но в последний момент судьбоносное решение все время откладывалось. В тусовке даже перестали заключать пари: удастся ли Ире довести Гошу до загса? Видимо, закоренелому холостяку для штампа в паспорте нужны более веские причины, нежели желание возлюбленной обрести статус законной супруги. «По молодости предложения руки и сердца делаются довольно легко, а потом все меньше находишь в этом эмоционального смысла, остаются только экономические интересы, – говорит Куценко. – Вообще-то удержать человека штампом в паспорте невозможно. Жизнь – это поток искушений, поэтому брак придумали для того, чтобы покрепче держать друг друга за руки. По мне, обручальное кольцо нужно только для того, чтобы постукивать о колечко жены, высекая, надеюсь, веселые искры!»

Между тем то и дело появляются «разводящие» Куценко и его подругу слухи: то Ира закрутила роман с неким успешным бизнесменом, то Гоша встречается с новой девушкой. То, что он влюбчивый по натуре, Куценко никогда не отрицал. Но все же признается, что без любимой давно бы пропал. На вопросы, чего ему не хватает для счастья, Гоша только пожимает плечами: «Весело, счастливо и беззаботно жил только в детстве.

К сожалению, его не вернуть, и хотя я и сейчас пытаюсь жить с теми же ощущениями, и окружающие люди говорят, что у меня это здорово выходит, но сам-то я понимаю, что не то всё это». Впрочем, актер по-прежнему продолжает мечтать о большом доме, где будет стоять гвалт от множества детишек. Вот только с потенциальной матерью этих желанных чад Гоша никак не определится. Да и дом еще не построен.

Настоящей отдушиной для себя он называет творчество, выступления на сцене вместе со своей группой: «В музыке я ни за что не отвечаю. В том числе и за себя, что меня и радует. В театре, кино – кругом правила, узкоколейки. Здесь же я делаю, что хочу, у меня нет музыкального образования, поэтому я и шепчу, и кричу только о том, что чувствую. Если я делаю что-то неискренне, то в театре и в кино меня спасает техника. В музыке у меня техники нет. Здесь я натуральный, такой, какой я есть. Здесь единственным условием – и музыканты не дадут соврать – является дружба. Мы все друзья и должны быть искренними и честными.

Если у кого-то появляются вопросы или сомнения, то мы должны сразу говорить об этом, потому что я в отличие от них, профессионалов, двигаюсь только на доверии. У меня есть возможность придумывать. Я звоню ночью или говорю на репетиции, что-то предлагаю. И вижу, слышу реакцию: нравится ли по-честному тот или иной рифф. Я получаю от придумывания удовольствие – а для меня это самое главное в жизни».

Сейчас Гоша также пробует себя и в качестве сценариста: «Это будет полный метр, но будем снимать на скромных технологиях и низком бюджете – на два фотика. Это не комедия. Я даже не знаю, что это, просто история. Рабочее название “Сын”. В этом кино будет всего один профессиональный актер, это я. Потому что начинающие актеры играют бесплатно, а мы ведь будем снимать на свои деньги. Также хочу стать кинорежиссером. Мог бы пробовать ставить спектакли в театре, но там очень легко спиться, а кино – это все-таки ответственность. Кстати, у меня есть еще один сценарий, который я написал очень давно. Это комедия, которая называется “Фокус-покус” – о том, как снимается кино. Но я понял, что боюсь дебютировать с нее – пока что еще хочу поднабраться опыта на площадке».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Теленеделя», «Собеседник», «МОЁ!», «ВестиПК», «Родная газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты