Григорий Котовский: защитник бедных или кровавый разбойник?

0

Об этом человеке ходят легенды. Организованные им грабежи и налеты на поместья богатых людей поднимали на ноги всю полицию. Не раз разбойник и военный был на волосок от смерти, но каждый раз ее удавалось обмануть.

Григорий Котовский родился 24 июня 1881 г. в молдавском селе Ганчешты. Он рано познал горечь сиротской жизни. Матери не стало, когда малышу было всего 2 года, а без отца он остался в 16 лет. Заботы по воспитанию юного Гриши взяли на себя его крестные София Шалль и помещик Манук-Бей.

Последний помог крестнику получить образование в сельхозучилище, полностью оплатив обучение и проживание. Юноша налегал на учебу, так как крестный обещал ему поездку в Германию, чтобы продолжить там образование на Высших сельскохозяйственных курсах. Но этим радушным планам не суждено было сбыться: Манук-Бей скончался в 1902 г.

Хотя вряд ли полный энергии и мечтающий о подвигах молодой человек посвятил бы свою жизнь сельскому хозяйству. Григорий вспоминал, что в детстве он был без ума от авантюрных романов и увлекался спортом. Очевидно, эти увлечения отразились на его дальнейшей жизни, полной приключений и головокружительных поворотов.

Молдавский Робин Гуд

После окончания училища в 1900 г. юноша работал помощником управляющего в различных имениях крупных землевладельцев Бессарабии (так тогда называлась Молдова), но нигде долго не задерживался — его выгоняли то за воровство, то за любовную связь с помещицей, то он скрывался сам, прихватив хозяйские деньги.

А проделывал он все эти трюки довольно легко. Котовский был настолько обаятелен, что мог легко войти в доверие к любому человеку и подчинить того своей воле. После грабежа имения он любил щегольнуть и сказать помещику, что тот имел честь быть ограбленным тем самым знаменитым Котовским. А уж дамам наш герой нравился безумно: был чертовски привлекателен, как уже говорилось, обаятелен, и обладал огромной физической силой (например, легко гнул подковы), чем тоже очаровывал слабый пол.

К 1904 г. Котовский стал признанным лидером бессарабского уголовного мира. Но, по утверждению сына знаменитого разбойника, ныне покойного Григория Григорьевича, считать отца банальным уголовником, жаждущим наживы, очень ошибочно. Даже полицейские не принимали Котовского за обыкновенного ворюгу. По мнению его родных и соратников, Григорий Иванович был на самом деле человеком, боровшимся за справедливость и равенство в обществе, как бы пафосно это не звучало. Ведь, работая помощником управляющего в богатых имениях, он получал хорошее жалованье и ни в чем не нуждался. Тем более, опять-таки по свидетельству его сына, свою часть награбленного наш герой себе никогда не оставлял, а раздавал нищим и обиженным. Среди крестьян он создал себе репутацию эдакого Робин Гуда: одним мог подарить лошадь или корову, отобранную у помещика, о которой люди долго мечтали, но не могли себе позволить, других, потерявших все имущество, одаривал большой суммой денег.

Более того, по воспоминаниям, Котовский запрещал своим головорезам, кстати, настоящим уголовникам, грабить весь бедный люд. Понятно, что очарованная им беднота оказывала его отряду громадную помощь, укрывая от жандармов, снабжая продуктами, одеждой и оружием. Благодаря этому банда долгое время оставалась неуловимой, а о дерзости совершаемых ею нападений ходили легенды.

Вообще Котовский был непредсказуемым человеком, с неожиданными реакциями. Он мог прикрыть последним тряпьем мерзнущего товарища, а мог без колебаний всадить в горло нож солдату, преграждающему ему путь к побегу.

Говорят, Григорий Иванович плакал, глядя на нищих, оборванных детей. Но если его охватывала ярость, то от него прятались даже видавшие виды и ничего не боявшиеся закоренелые воры и убийцы.

Письмо спасения

Кстати, арестовали Котовского вовсе не за грабежи, а за уклонение от воинской службы во время русско-японской войны. Он был направлен в Костромской пехотный полк, расквартированный в Житомире. Но долго будущий герой Гражданской войны там не задержался.

Молодой человек дезертировал и вернулся к прежней жизни «Робин Гуда». Вскоре на его поимку была брошена вся бессарабская полиция. В итоге, Котовского все-таки арестовали 18 января 1906 г. и поместили в тюрьму, откуда тот через полгода сбежал. 24 сентября 1906 г. дерзкого разбойника снова взяли и впаяли 12 лет каторги в Сибири. В 1911 г. Григория Ивановича доставили к месту отбытия наказания — на Нерчинскую каторгу. Казалось, уж оттуда убежать невозможно, кругом непроходимая тайга. Но для Котовского не существовало слова «невозможно». Два года он готовился к побегу. И зимой 1913 г., работая на подаче песков, накинулся на двух конвойных, убил их булыжниками и, перемахнув через широкий ров, скрылся в сибирском лесу.

Только спустя 4 года он вернулся в Бессарабию. Сделав документы на другое имя, снова устроился управляющим в одно из крупных имений и великолепно вел дела. Только по округе снова прокатилась волна грабежей, теперь уже контор и банков. Так, ограбление Бендерского казначейства подняло на ноги всех сыщиков Бессарабии и Одессы. В полиции быстро поняли, чьих рук это дело и пришли за его организатором в имение. Котовский, сообразив, что его засекли, забаррикадировался и начал от наступавших отстреливаться. В доме произошел короткий бой. Тяжело раненый в грудь и потерявший сознание Котовский был схвачен и под конвоем привезен в Кишинев.

На этот раз его приговорили к смертной казни. Но хитрому разбойнику удалось выкрутиться. Одесский военно-окружной суд, вынесший приговор Григорию Ивановичу, находился в подчинении командующего Юго-Западным фронтом прославленного генерала А. Брусилова, и именно Брусилову предстояло утвердить решение о казни. Котовский написал трогательное письмо супруге генерала, к которому приложил автобиографию, где рассказывал о тяжелой жизни и единственной цели в ней – борьбе за справедливость. Чувствительная женщина была так потрясена этим посланием, что уговорила мужа отменить казнь и заменить ее бессрочной каторгой. И тут Котовскому в очередной раз крупно повезло. После октябрьского переворота Временное правительство объявило широкую политическую амнистию, благодаря которой в мае 1917 г. Григорий Иванович был условно освобождён и направлен в армию на Румынский фронт (шла Первая мировая война).

С этого времени начинается блестящая военная карьера теперь уже бывшего разбойника, в дальнейшем активного участника Гражданской войны. Война свела его с будущей супругой. Однажды Котовский подхватил тиф, и после выздоровления сел в поезд, чтобы догнать свое войско. Там он познакомился с Ольгой, которая училась на хирурга у знаменитого доктора Бурденко. Вскоре молодые люди поженились, и Ольга осталась служить врачом в корпусе мужа. Вскоре у них родился сын Григорий, ставший знаменитым ученым-востоковедом.

В ходе боевых действий Котовский, вставший на сторону коммунистов, подавлял восстания махновцев, антоновцев и петлюровцев и дослужился до командира 2-го кавалерийского корпуса. Должность эта была весьма значительной. И тут снова проявляется удивительный характер Григория Ивановича. Он принципиально не пользовался положенными ему благами и комфортом: отказывался от причитавшегося ему автомобиля и конных экипажей, в штаб ходил пешком. И жене не разрешал пользоваться служебным транспортом. Он снова раздавал направо и налево свое имущество бедным, чем немало огорчал свою супругу и удивлял других командиров, быстро привыкших к роскоши и удобствам. Как вспоминал Григорий Григорьевич, после смерти отца у них с матерью ничего не осталось. Купить кое-какую мебель им помог командир корпуса Николай Криворучко.

Летом 1925 г. нарком обороны М. Фрунзе назначил талантливого командира своим заместителем. Но вступить в должность тот не успел, так как был застрелен.

Политическое убийство

И вот тут начинается самое интересное. Согласно официальной версии, Мейер Зайдер (приятель Григория, одесский сутенер, укрывший его от полиции и в благодарность получивший продвижение в карьере) влюбился в супругу командира и в порыве чувств решил застрелить своего друга.

Однако, как утверждают специалисты, версия эта не выдерживает никакой критики. Большинство исследователей считает, что убийство Котовского – чисто политическое. Вспомним, что Фрунзе, переводя его должность на современный язык, был министром обороны, а Котовский должен был стать его замом. И вообще, они находились в дружеских отношениях, и их многое сближало: молдавское происхождение, годы тюрем и каторги. Любопытно, что сам Фрунзе вскоре неожиданно умер во время операции. Говорят, что за этой странной смертью стоит Сталин. Дело в том, что в 1925-30 гг. после кончины Ленина шла острая борьба за власть. И Сталин руками своих помощников незаметно устранял конкурентов. Фрунзе был его соперником, а значит, и Котовский тоже. Тем более что место Фрунзе занял К. Ворошилов, правая рука Сталина. Тем не менее, утверждать наверняка тут ничего нельзя. Сам сын Котовского Григорий Григорьевич считал, что отца убили приверженцы Троцкого, также видевшие в нем конкурента.

Конфликтовал Котовский и с Ионой Якиром, также уроженцем Бессарабии, а в дальнейшем главой Киевского военного округа и влиятельным партийным деятелем. Григорий Григорьевич вспоминает: «В 1919 году на крупной станции взбунтовался один из отрядов. Якир, оказавшийся в это время на станции, сел в штабной вагон и укатил. Тогда Котовский применил следующую тактику: его бригада начала быстрым аллюром кружить по всем улочкам местечка, создавая впечатление огромного количества кавалерии. Небольшими силами он подавил это восстание, после чего на паровозе догнал Якира и при встрече закричал: "Трус! Зарублю!". И тот спрятался под стол…»

Помимо всего, Котовский также проявил большой талант в деле восстановления важных промышленных объектов и создания торговой сети товаров широкого потребления. Одним словом, он был конкурентом для слишком многих людей. Да и партийные боссы, рвавшиеся занять Кремль, знали, что захоти Котовский повелевать и властвовать, массы охотно пойдут за ним. Уж слишком велика была его популярность и способность вести за собой народ.

Странно то, что Зайдеру за убийство дали 10 лет, а через два года выпустили по амнистии в честь 10-летия Октябрьского переворота. Интересно, что в тюрьме Зайдер был начальником клуба и имел право выходить в город.

Через 5 лет после смерти Котовского одесского сутенера убили якобы бывшие ветераны-котовцы, бросив его тело на рельсы, предварительно задушив. Таким образом намеревались сымитировать самоубийство, да только поезд, под который «хотел» броситься Зайдер, вовремя не пришел. Так и раскрылась затея свалить его смерть на несчастный случай.

Незадолго до расправы над Зайдером котовцы предупредили супругу их атамана о готовящейся мести. Она просила не убивать Мейера, ведь он был единственным, кто знал настоящих заказчиков ликвидации Котовского. Ольга даже обратилась к чекистам с просьбой остановить мстителей, однако ее мольбы странным образом были проигнорированы, из чего женщина сделала вывод, что убийство Зайдера – дело рук властей – так они убрали опасного свидетеля.

Так что дело Котовского до сих пор окутано тайной, а российские спецслужбы не спешат раскрывать его секреты.

Мумия героя

После смерти Григорию Ивановичу возвели мавзолей в городе Бирзула (Одесская область) и поместили туда его забальзамированное тело. Бальзамированием по просьбе его солдат и населения Бессарабии занималась группа медиков во главе с профессором Воробьевым – та самая, что создавала мумию Владимира Ленина.

В 1941 г., в первые дни оккупации захватчики, немцы и румыны, взорвали мавзолей, разбили саркофаг, а тело героя выбросили в ров с расстрелянными евреями. При этом, по легенде, румынский офицер отсек шашкой его голову. Три ордена Боевого Красного Знамени и почетное революционное оружие были вывезены в Бухарест.

Железнодорожные рабочие, среди которых было немало ветеранов котовского корпуса, вырыли останки своего лидера и спрятали их на чердаке жилого дома, предварительно облив спиртом…

После освобождения города тело положили в простой гроб и отнесли в уцелевшую погребальную камеру мавзолея. Сверху склеп был закрыт диктом, на котором было установлено изображение Котовского.

Однако теперь неизвестно, на самом ли деле в мавзолее покоится тело знаменитого разбойника и военного. За годы, прошедшие после Великой Отечественной, никому в голову не пришло идентифицировать останки.

Любопытно, что провести ДНК-анализ не требовали даже родные Григория Ивановича, хотели сохранить покой Котовского, которого он не знал при жизни. Ну, а человеком он был фантастическим, и, как заведено меж людей, говорить и спорить о нем будут еще очень долго.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам Bibliotekar.ru, «Хвиля», «Википедия»

Поделиться.

Комментарии закрыты