Топ-100

Игорь Масленников: «В кинематограф я попал случайно»

0

Он поставил такие нашумевшие фильмы, как «Гонщики», «Сентиментальный роман», «Ярославна, королева Франции». Но поистине народную любовь принесли ему несколько картин о приключениях знаменитого сыщика Шерлока Холмса и его верного друга – доктора Ватсона.

– Игорь Фёдорович, что заставило вас переключиться с активной постановочной работы на преподавательскую?

– Преподавательской работой я заинтересовался давно, лет двадцать назад. Сначала вёл режиссёрские курсы в Ленинградском институте киноинженеров (ЛИКИ), десять лет преподавал в Москве, во ВГИКе, сейчас этим занимаюсь в Петербургском университете кино и телевидения. Мне нравится работать с молодёжью.

– Что именно вас привлекает?

– Нравится то, что я учу людей мастерству – тому, как снимать кино. Поскольку заведомо талант в них уже заложен – от природы, от Бога, папы с мамой.

– Вы ведь тоже оказались в кино после режиссёрских курсов.

– Да, поначалу я работал в театре, занимался сценографией, сотрудничал с известными режиссёрами – Товстоноговым, Владимировым, Агамирзяном. Некоторое время работал редактором на ленинградском телевидении, а затем – главным редактором драматического вещания.

– Почему же ушли с телевидения?

– Закончилась эпоха «оттепели». Хрущёва сняли – пошло похолодание. И начали меня «на ковры» вызывать, по инстанциям гонять – то я делаю не так, это не годится, другое переделать. Помучался я поначалу, побегал, а потом плюнул на всё и ушёл. Совершенно случайно увидел объявление о наборе на высшие режиссёрские курсы при «Ленфильме». Так что в кинематограф я попал случайно (улыбается).

– Может, и проект о Шерлоке Холмсе попал в ваши руки случайно?

– Представьте – да. Я к тому времени уже работал на «Ленфильме», сделал несколько картин. В наше телеобъединение при студии как-то приехали два известных московских драматурга – Юлий Дунский и Валерий Фрид, привезли сценарий о Шерлоке Холмсе. А надо сказать, что я никогда не был поклонником детективного жанра. Но их работа мне очень понравилась, поскольку это не был детектив в чистом виде. Между прочим, именно эти авторы впервые придумали сюжетный ход – чтобы доктор Ватсон стал героем наравне с Холмсом. Меня так всё это увлекло, что я решил заняться этим проектом.

– Но появились неожиданные сложности?

– Мне просто не утверждали актёров на главные роли (улыбается). Василия Ливанова считали московским бузотёром и скандалистом, уверяли, что он не сможет сыграть такого благопристойного английского джентльмена, как Шерлок Холмс. Когда на роль Ватсона я предложил Виталия Соломина, мне сразу указали на его курносый нос и заявили, что у него абсолютно российская внешность. Что же касается Рины Зелёной – миссис Хадсон, все хором начали кричать, будто она выжила из ума и выучить свой текст не сможет. Поскольку я собирался ставить иронический детектив, почти комедию, мне необходимы были именно эти актёры. Поэтому я, будучи руководителем телеобъединения, взял на себя смелость сделать пилотную серию. И, на удивление, начальству она понравилась.

– У вас же трудности были с актёрами и другой вашей известной работы – «Зимняя вишня»?

– Там сложилась несколько другая история. Поначалу Ольгу должна была играть Наталья Андрейченко. Она оказалась на пике популярности после ленты «Мэри Поппинс, до свидания!», сценарий которой написал Владимир Валуцкий, автор «Зимней вишни». Он-то и посоветовал мне пригласить эту актрису. Худсовет её сразу утвердил, даже костюмы для Натальи сшили, а она отправилась на съёмки международного проекта «Пётр Великий», пообещав потом приехать в Ленинград. Но не смогла. Следующей кандидатурой была Елена Сафонова. Эта актриса в результате и сыграла Ольгу.

– Образ получился яркий.

– Я вообще люблю интересные женские образы.

– В чём это проявляется сейчас?

– А вы посмотрите мой последний фильм «Банкрот» по Островскому! Там запоминающиеся женские образы, созданные как опытными актрисами Лией Ахеджаковой и Ниной Усатовой, так и прекрасной молодой исполнительницей из Александринского театра Яной Лакоба.

– А ещё – в явно недооценённом вашем фильме «Письма к Эльзе».

– Я люблю эту картину. Она получила несколько наград на фестивалях. Но появилась в неудачное время. В кинотеатрах стали открываться мебельные и автомобильные салоны. Что касается «Писем к Эльзе», мне в своё время в прокатной фирме сказали, что поставить картину некуда – они представляют американскую компанию, и план полностью свёрстан на год вперёд.

– Тогда, получается, правильное прозвучало предложение – сдвигать зарубежные премьеры в угоду своим?

– Мне трудно сказать, но что-то делать надо. В Америке есть отличное кино – независимое. А Голливуд полностью переключился на развлекательное. Они снимают для всего мира, миллионы вкладывают. Поэтому итальянского и скандинавского кино уже нет, испанское на ладан дышит, Франция и Германия ещё сопротивляются. Но кинотеатры превращаются в филиалы парков культуры и отдыха. Кроме того, у нас образовалась элита от кино. Круг избранных. Исчезла демократичность. Появилась каста, которая сама себя обеспечивает, хвалит и награждает кинопремиями. Новым росткам пробиться не удаётся. Какой-то своеобразный вид коррупции – вроде взяток не суют, но налицо безысходность, тупик. Всё заранее распределено.

– Ну а качество работ?

– Звягинцев – бесспорно, талант. Но у него всё так мрачно! Кино – искусство зрелищное, народное. Людей оно делает добрее. Нужно подсказывать какой-то выход, давать надежду. Вы вот посмотрите – из старых фильмов только комедии остались живы, хотя в своё время ругали и Александрова, и Гайдая. Для меня Данелия – идеал режиссёра: всегда ирония присутствует. Наш «Холмс» держится столько лет, потому что мы снимали комедию. А трагичное, бесперспективное кино я не люблю. Фильмы – это зрелище.

Евгений Тихомиров
«Невское время»

Share.

Comments are closed.