Топ-100

Игорь Угольников: «С собой надо бороться»

0

Его оптимизм, умение смотреть на трудности через призму доброжелательной иронии поистине «дорогого стоит». Можно ли воспитать в себе эти «золотые» качества, или же они – подарок свыше, который наука объясняет лишь удачной комбинацией хромосом? С этого вопроса началась беседа с Игорем Угольниковым.
– Игорь Станиславович, можно ли воспитать в себе оптимизм?

– Воспитать можно. Но в моем случае я как раз стремлюсь, чтобы это самое «золотое» качество не растерять. Чем больше живу и смотрю на людей, тем меньше причин для оптимизма. Но и унывать не стоит – случаются и радостные мгновения.

– Вы родились в 1962 году в самой читающей стране в мире. Что читали в вашей семье, каких авторов предпочитали вы?

– Я покажусь многим банальным, но с детства моими любимыми книгами стали «Мастер и Маргарита», «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Впрочем, читал я запоем все подряд, что только находил в книжных шкафах моих родителей…

– Они были интеллектуалами?

– Они и есть интеллектуалы. Сейчас пенсионеры – растят внуков. А были обыкновенными инженерами-электронщиками по профессии, «шестидесятниками» по духу. В домашней библиотеке родителей можно было найти и Библию, и пьесы, и даже карты небесных сфер. Не случайно мой младший брат стал астрофизиком, кандидатом наук. Его с детства так и звали «звездным» мальчиком.

– А как звали вас?

– За то, что я всегда хотел всех развеселить, мне присвоили имя «солнечного» мальчика. А вообще звали Угол. В школьные годы я с трудом отличал физику от химии, алгебру от геометрии, но зато отводил душу на уроках литературы. И особенно полюбил читать пьесы.

– Пристрастие к драматическому слову не могло не привести вас на сцену. Как это произошло: постепенно или скачкообразно?

– Я выступал буквально на всех школьных праздниках. А в старших классах играл в Театре юных москвичей во Дворце пионеров на Ленинских горах.

– Неужели у вас ни разу не было сомнений в выборе профессии после школы?

– Сомнения были только в одном – куда пойти учиться? Почти все театральные вузы Москвы меня приняли.

– И кого вы осчастливили?

– ГИТИС. Там набирался экспериментальный курс. Со второго года обучения нам дали второго мастера по режиссуре – Петра Наумовича Фоменко. А я всегда хотел попробовать себя и в этой профессии. Получив диплом, я и в Театр Гоголя пошел работать только потому, что мне обещали дать самостоятельную постановку.

– Обманули?

– Как всегда. Отбарабанив на сцене четыре года, я ушел в «свободное плавание». Наконец Влад Листьев предложил мне вести создаваемую им на телевидении программу «Поле чудес». И в тот же самый день Анатолий Григорьевич Малкин сделал другое предложение – делать свою сатирическую и юмористическую передачу. Так родилась «Оба-на».

– Еще одно ваше детище – телевизионная версия знаменитого киножурнала «Фитиль». Чем было вызвано его возрождение?

– Поступил заказ на статусную государственную сатирическую программу. Я объяснял наверху, что ничего не надо придумывать – есть «Фитиль», о котором все забыли, его нужно восстановить и перевести на телевизионные рельсы. Никто не верил, что я смогу это сделать и уж тем более выходить в эфир еженедельно. Я гарантировал три года – продержались четыре.

– Едва справив свое 45-летие, «Фитиль» потух. Что вы скажете по этому поводу?

– При кажущейся простоте работа была непростая – этим надо было заниматься с утра до вечера восемь дней в неделю. А при этом хочется, знаете, что-то еще в жизни сделать. Я получил новое назначение, был уверен в том, что все мои партнеры и команда «Фитиля» справятся теперь и без меня – чуда не произошло, и с моим уходом все развалилось. «Фитиль» разорвали, как Тузик грелку.

– Какие творческие работы порадуют ваших поклонников в ближайшее время?

– У меня нет поклонников и никогда не было. Были люди, которым нравилось то, что я делаю – не более того. А поскольку последние десять лет я фактически творчеством не занимаюсь, то и этих людей стало меньше.

– Если можно, поделитесь хотя бы некоторыми вашими планами.

– Все усилия брошены на создание большого фильма о защитниках Брестской крепости – в настоящее время идут съемки. Два года я пробивал эту идею, готовил сценарий, собирал совместную российско-белорусскую съемочную группу. Даже пришлось заниматься разминированием мемориала в Бресте для того, чтобы установить декорации и использовать пиротехнику. Такая нелегкая продюсерская доля.

– Наверняка у вас есть свои «фирменные» секреты сохранять здоровье, держать форму.

– Год назад я весил на 13 килограммов больше – много пил и ел все подряд. Во мне появилось что-то свиноподобное. Я посмотрел на себя в зеркало и понял – хватит! Теперь мои друзья спрашивают: каким образом тебе удалось так изменить себя? Им всем говорю – с собой надо бороться. Не есть лишнего. И надо чуть лучше к себе относиться – все наши беды от того, что мы махнули на себя рукой.

– И все же главное наше спасение – юмор, улыбка, смех. Правда, у каждого человека свои критерии смешного. А что вас самого смешит в жизни?

– С удовольствием посмеюсь над свежим анекдотом, над комической ситуацией. Но самый чистый, самый приятный смех вызывают дети – их непосредственность порой бывает так забавна. Вот для примера… Летом на даче две соседские девочки (4 и 5 лет) находят погибшего воробья. Меня они не видят. Я наблюдаю, как они решили предать птичку земле. Причем обе были до невозможности серьезны. Сначала молча постояли над могилкой. Наконец старшая толкает подругу локтем в бок, мол, читай речь. Та начинает: «Прощай, воробушек! Пусть земля тебе будет, как пух!» После паузы добавляет: «Желаем тебе счастья!» «И успехов в личной жизни!» – вставляет подруга.

– Последний вопрос: что надо сделать, чтобы быть довольным жизнью?

– Надо научиться хотя бы три раза в день быть счастливым. Купите топор и зарубите себе это на носу!

Владимир Красовский
«Вечерняя Москва»

Share.

Comments are closed.