Топ-100

Илона Броневицкая: «Мне хорошо там, где моя семья»

0

Одно время Броневицкая работала на телевидении, ездила на гастроли. Сейчас больше работает как ведущая и гордится, что у нее есть самое главное — свобода. Она счастлива, что может спокойно прогуляться по улице и проехать в общественном транспорте.

«Долгое время скрывала, кто моя мама»

Илона Броневицкая родилась 17 февраля 1961 года в Ленинграде в семье знаменитой эстрадной певицы Эдиты Пьехи и основателя ансамбля «Дружба», композитора Александра Броневицкого. Пьеха всегда признавалась: «Ну какая из меня мама? Я артистка!» Илону воспитала бабушка – Эрика Карловна, полулатышка, полунемка, мать Александра Броневицкого. «Я тоже называла ее мамой, – рассказывала Пьеха. – Очень хорошая женщина была. Она взяла Илонку под свое крыло — ей было восемь месяцев, когда я уехала на гастроли. До 15 лет дочь жила с бабушкой, они стали неразлучными подружками. Ребенок не был ни в чем обделен».

Хотя о том, как Эдита якобы воспитывала дочку, ходило много слухов. «Вся страна с подачи журналистов была уверена, что мама меня избивала до полусмерти, – говорит Броневицкая. – Ну, было, один раз отдубасила. В переходном возрасте я доводила маму, не без этого. Но я не была уж очень плохой, даже в школе отлично училась».

Долгое время Илона скрывала от одноклассников, что ее мама – знаменитая певица. Рассказывала всем истории, что та ткачиха, кассирша. «Дело в том, что я ребенок с советским мышлением, – рассказывает Броневицкая. – Как любой человек я хотела, чтобы обо мне судили, как о личности с собственными заслугами. Понимала, что, если узнают правду, будут смотреть на меня, как на экспонат. Поэтому долгое время скрывала, кто моя мама, и представлялась обычной девочкой. Я даже не разрешила ей прийти на школьный выпускной. Она взяла свою подругу и весь вечер смотрела на меня из-за кустов. Но попыток присоединиться к нам не делала, потому что знала, как я к этому отнесусь».

Мама не вела Илону по жизни за руку и воспитывала по западному принципу: будь самостоятельной и сама решай все проблемы. «У меня остались самые прекрасные воспоминания о детстве, – говорит артистка. – И слава Богу, что меня никто не тянул за ручку. Благодаря этому я выросла с крепким жизненным менталитетом. Я всегда могла сама себя обеспечить и знала, что мне делать».

Илона поступила в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии на эстрадное отделение драматического факультета. Окончив учебу, работала в театре «Буфф», а потом несколько лет пела в коллективе Эдиты Пьехи. В 1988 году Броневицкая стала лауреатом Всесоюзного конкурса исполнителей «Ялта-88», получив третью премию, после чего начала концертную деятельность. В 1995 году она выпустила первый сольный альбом «Танцы на завтрак». Известность Илона получила благодаря участию в программе «Шире круг», где была ведущей. Затем она несколько лет вела передачу «Утренняя почта».

«Я – человек мира»

Илона трижды выходила замуж. Ее первым супругом стал литовец Пятрас Герулис, с которым артистка познакомилась еще в институте. Именно в этом браке у Броневицкой родился сын Стас. Кстати, парня могли звать совсем по-другому – когда он только появился на свет, его отец, в роду которого многие мужчины носили имя Наполеон, был полон решимости продолжить семейную традицию. Но Эдита Пьеха настояла, чтобы мальчика назвали в честь ее отца. Брак Илоны с Пятрасом распался, когда Стасу не было еще и года. Герулис уехал из Ленинграда на родину, и связь с ним надолго оборвалась. Только спустя много лет Стас Пьеха познакомился со своим отцом.

Вторым мужем Илоны стал музыкант Юрий Быстров, у них родилась дочка Эрика, но брак все равно распался. Лишь когда Броневицкая познакомилась с Евгением Тимошенковым, то поняла, что встретила настоящего принца. «Это были времена “Утренней почты”. Я тогда вела эту программу со Светланой Лазаревой, – рассказывает Броневицкая. – Женя работал у Светы клавишником, он снимал тогда комнату в московской коммуналке. Я переехала из Питера к нему. Первые три года приходилось тяжело, я мучилась, у меня даже был эмиграционный стресс – пролежала на диване почти месяц. Ведь уехала по большой любви, бросила все, упорхнула с дамской сумочкой. Как только мы обзавелись своим жильем, перевезла из Питера детей – Эрику и Стаса. Им, кстати, Москва сразу очень понравилась – там сплошная тусовка. Для меня было очень важно, что Женя полюбил моих детей, да и они его любят. Хотя Эрика со Стасом и не от него».

Тоски по прежнему питерскому дому у Илоны нет: «В Москве я себя вполне нормально чувствую, хотя в Питере все как-то было душевней, мягче. Но я вообще человек мира, во мне переплелось столько национальностей: бабушка – латышка, мама – полька, дедушка – белорус. Мне по сути все равно, где жить. Там, где моя семья, мне всегда хорошо».

Для нее секрет успеха брака – это «правильно отобранный муж»: «Проблемы в семье возникают потому, что в молодости обольщаешься первыми признаками, которые тебе подкидывает оставшееся от животных стремление к размножению, а потом, когда становишься старше, понимаешь: для совместной жизни нужны еще и другие компоненты. Когда говорят, мол, мы такие разные, но нам так здорово, я в это не верю. Разные люди — это постоянные конфликты, хорошо только тем, у кого одинаковые ценности и взгляды. Нам легко, потому что не о чем спорить. Для меня идеальный человек — это тот, который подходит по максимальному количеству показателей».

«Слава безумно мешает в жизни»

Одно время неплохо пела дочь Илоны Эрика, потом Стас раскрылся на сцене. «В детстве он выступал в хоре мальчиков, даже диск в Гамбурге записали, который теперь храним как семейную реликвию, – рассказывает Броневицкая. – Потом у него был значительный перерыв в занятиях музыкой, а сейчас вдруг “покатило”. В тинейджерском возрасте он с упоением слушал записи “Гражданской обороны”, “Волосатого стекла”, затем увлекся музыкой в стиле RnB, но параллельно пел в русском народном проекте. Я пришла на их концерт, и когда Стасик затянул что-то про казака таким раскатистым голосом, то очень удивилась».

Одно время писали в прессе, что Илона совсем не смотрела за сыном, когда тот был маленьким, бросала на нянечек. «Но это неправда, – говорит Броневицкая. – Меня ведь никто не лишал материнства и не отбирал ребенка. Он жил со мной до 7 лет. Мама давала по 70 концертов в месяц. Цыганская жизнь была, кто успевал в семье, тот и помогал. Самое главное — он вырос человеком, и мне за него не стыдно».

В юности Стас увлекался парикмахерским искусством и рассказывал, что сам делал маме стрижки. Сейчас он уже не предлагает Илоне поработать над образом – у него просто нет на это времени. «Мы вообще все очень занятые люди, поэтому видимся не так часто, – признается Броневицкая. – Все работают с утра до ночи. Как-то нас попросили сделать семейную фотографию для одного журнала, так пришлось использовать фотошоп — не получилось собрать всех вместе».

Кстати, однажды была история, когда объявился самозванец, объявивший себя сыном Илоны, он называл себя Станислав Орлов-Пьеха. «Оказывается, у меня родился второй сын, от которого я отказалась. Этот бред сивой кобылы разбирали на программе Малахова, – говорит Броневицкая. – Громче всех кричал Жириновский: “Они все такие!” В общем, я его родила где-то под Москвой зачем-то. Хотя жила в Санкт-Петербурге. И этот Станислав Орлов-Пьеха объявил себя моим сыном. Якобы я родила двойню, его и Стасика. И там, на программе они заявили: “Конечно, она богатого и здорового забрала, а бедного и больного оставила!” Видимо, я предвидела, что у Стасика сложится карьера. Причем этот самозванец хотел быть моим родственником! В этом его поддерживал Жириновский, который не брезгует никаким пиаром».

Чтобы избежать подобных историй, Илона не участвует в телепрограммах, где их рассказывают: «Тогда нас приглашали на эфир, мы, естественно, туда не пошли», – говорит Броневицкая. Она вообще не хочет мелькать в телевизоре, только чтобы о ней не забывали: «Поймите, я не тщеславна. Мне не нужна слава, она безумно мешает в жизни. Меня радуют успехи близких и деньги, которые я зарабатываю. Конечно, при желании могла бы добиться большего, но я живу своей жизнью и абсолютно ею довольна. На сегодняшний день я — достаточно успешный и небедный человек. Иногда людям сложно понять, что человеку не так много нужно. Чрезмерная публичность меня ужасно тяготит, и я страшно не хочу этого. Я люблю свободу. Моя мама не может пройти спокойно по улице, а я могу, и очень этим довольна».

Две собаки и поросенок

После долгих лет мытарств в Москве Илона с мужем построили большой дом в деревне, которая расположена всего в полутора километрах от кольцевой дороги. «У нас есть все, что нужно для счастья, – говорит Броневицкая. – Перед началом строительства я переварила массу специализированной литературы по дизайну, пока стала в этом что-то понимать. После этого дочь моя даже в архитектурный институт поступила. Дом сельский, где-то даже винтажный. Не люблю новомодные стили типа хайтек, они не для жизни, а в нашем доме тепло и уютно».

Жилище Илона обставила антиквариатом и различными коллекциями: «У нас все продумано. Многие вещи специально не покупали, а привозили отовсюду. Из необычного — коллекция ножниц. Хотя я их, естественно, специально не собираю. Они ко мне “прилипли” совершенно случайно, а потом я поняла, что они мне нравятся. Если попадаются интересные, а их много: для бороды, усов, подрезания черенков роз, портновские с сантиметром, монастырские с крестом. Ножницы — это ведь тоже отражение каких-то сторон жизни. Несмотря на значимость, они валяются в ящике, потому что их некуда вешать. К тому же, мы не делаем из этого культа и запросто пользуемся ими в реальной жизни».

В какой-то момент Илона решила завести маленького декоративного поросенка: «Не поверите, но я всю жизнь хотела иметь дома свинью. Раньше я не могла себе этого позволить. Когда такая возможность появилась, не стала лишать себя удовольствия. Живут у нас две собаки — Сукония, Сом и свинья по кличке Пумба. Знакомая по моей просьбе привезла Пумбу из Словакии. Первое время он был диким, убегал, демонстрировал недовольство. Но потом я, как ребенка, стала его воспитывать, приучать к хорошим манерам. Например, он когда был маленьким, никогда не делал лужу дома. В квартире у него было законное место — коврик в прихожей. Там он проводил основное время, но больше всего любил бывать на кухне.

Пумбочка очень избирательно относится к еде. Он вообще очень корыстный, делает только то, что ему выгодно, прямо как некоторые люди. Любит только того, кто его кормит. Ест очень правильно, только легкую некалорийную пищу. Обожает гречку, злаки, размоченные в воде. Жить не может без свежих фруктов и сырых овощей. Но кормить его приходится отдельно от собак, потому что свою порцию он съедает быстро, а потом начинает драться с другими животными и отбирать у них еду».

Декоративных свинок вообще-то сильно не кормят, однако Илона не удержалась. В результате Пумба довольно сильно вырос. Для него Броневицкая выделила отдельную комнату в доме, где он живет, когда холодно. А летом он перебирается в свой домик на улице, его так и называют «Вилла Пумба».

Илона с мужем очень любят путешествовать, постоянно ходят в горы. Иногда случаются экстремальные ситуации. «Однажды осенью мы в Кабардино-Балкарии застряли на горе, – вспоминает Броневицкая. – Залезли наверх, не рассчитали время, и тут вдруг стемнело. Пока мы соображали, что делать, мне позвонила Анна, директор фестиваля “Песни России”, и сказала: “Илона, у тебя поезд, тебе через полчаса надо быть внизу”. А вокруг темень хоть глаз коли и спускаться часа три. В общем, в итоге мы вызвали спасателей, которые нас оттуда снимали. Потом нам сказали, что в тех местах много медведей. Но к счастью, сказали уже после того, как мы покинули гору».

А вот рыбалкой-охотой Илона не увлекается: «Я не могу убивать животных. В том числе и рыб, им больно, когда их ловят на крючок! Но к вегетарианцам не отношусь. Хотя предпочитаю здоровое питание: люблю зелёные салаты, терпеть не могу жареную картошку и пирожные. Мне повезло: мне нравится только то, что полезно».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена», «Новая», «Моё!»

Share.

Comments are closed.