Илья Мечников: дорога к оптимизму

0

В молодости ученый отличался исключительной впечатлительностью и нервозностью, остро переживая всякого рода трудности и конфликты. А в зрелом возрасте полностью изменился, научившись ценить жизнь.

«Лекции» для соседских детей

Родился Илья Мечников 16 мая 1845 года в маленьком селении Ивановка на Харьковщине. Поскольку его отец промотал большое состояние своей жены, то семья была вынуждена скромно поселиться в деревне. Скуку местной жизни тяжело переносили все домашние, но только не маленький Илюша. С раннего возраста он был безумно увлечен природой и с большим удовольствием мог часами лежать в траве, наблюдая за кузнечиком, чем играть с соседскими ребятами в лапту и салочки. Уже тогда Илья мечтал стать ученым и старался всячески «нести просвещение в массы». Так, однажды старший брат Мечникова стал свидетелем такой сцены: на лужайке позади дома сидело несколько местных ребятишек, а перед ними важно расхаживал Илья. В руках у него была лягушку, которая отчаянно пыталась вырваться на свободу.

«Видите лягушку, — комментировал происходящее Мечников. — У нее есть легкие, которыми она дышит. Маленькие лягушата не похожи на взрослых лягушек. Их называют головастиками, и они плавают в воде, как рыбки». Позже выяснилось, что для того, чтобы дети сидели смирно и слушали непонятную «лекцию», предприимчивый Мечников платил им по две копейки за час!

Он блестяще учился в Харьковском лицее. Статья с критикой учебника по геологии, которую Мечников написал в 16 лет, была опубликована в московском журнале. В 1862 году, окончив среднюю школу с золотой медалью, Илья решил изучать биологию в Вюрцбургском университете. Поддавшись настроению, он отправился в Германию, даже не узнав, что занятия начнутся лишь через шесть недель. Оказавшись один в чужом городе без знания немецкого языка, Мечников решил вернуться в Харьковский университет. С собой он привез русский перевод книги Чарльза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора». Прочитав её, Илья стал убежденным сторонником дарвиновской теории эволюции.

В Харькове Мечников окончил четырехгодичный курс естественного отделения физико-математического факультета университета за два года. Уже знакомый с особенностями строения представителей низших отрядов животного мира (червей, губок и других простых беспозвоночных), Мечников осознал, что в соответствии с теорией Дарвина у более высокоорганизованных животных должны обнаруживаться в строении черты сходства с низкоорганизованными, от которых они произошли.

В течение следующих трех лет Мечников занимался изучением эмбриологии беспозвоночных в различных частях Европы: вначале на острове Гельголанд в Северном море, затем в лаборатории Рудольфа Лейкарта в Гисене возле Франкфурта и, наконец, в Неаполе, где он сотрудничал с молодым русским зоологом Александром Ковалевским. Общая работа принесла им премию Карла Эрнста фон Баэра. Мечникову к этому времени исполнилось всего 22 года.

В поисках идеальной супруги

И вот пришло время, когда в жизнь молодого ученого вмешалась любовь. Илья был серьезным молодым человеком и считал, что «женщины не способны к самостоятельной творческой деятельности, а гениальность – такой же вторичный половой признак мужчин, как борода». В то же время ученый хотел, чтобы его будущая жена была ему не только верной спутницей, но и имела с ним общность взглядов и целей.

Он верил в то, что идеальную супругу можно «воспитать». Однажды Илья тяжело заболел, и его проведывать зачастила не особенно привлекательная, но бредившая его идеями племянница известного ботаника Бекетова, Людмила Федорович. Мечников решил, что она — подходящая кандидатура на роль спутницы жизни, и сделал ей предложение. Но Людмила внезапно заболела: врачи обнаружили у нее скоротечную чахотку. Назло судьбе молодые все-таки решили связать себя узами брака, надеясь, что это продлит жизнь бедной девушки. В 1869 году состоялось скромное венчание, но невеста была так слаба, что ее несли к алтарю на стуле. Потом потянулись долгие месяцы борьбы со смертельным недугом. А в 1873 году Людмила Федорович умерла, ей было 27 лет.

После смерти жены Мечников впал в жесточайшую депрессию и решил покончить с собой, приняв морфий. Однако он ошибся в дозе, что и спасло ему жизнь. Правда, после этого Илья стал плохо видеть, сторонился общества и на какое-то время потерял всяческий интерес к науке. В 1875 году произошло событие, которое в корне изменило его взгляды. Мечников встретил шестнадцатилетнюю Ольгу Белокопытову, — молодую образованную девушку, которая буквально возродила его душу из пепла. Они поженились, и Ольга Николаевна на долгие годы стала не только верной подругой, но и ассистентом ученого.

«В Мессине совершился перелом в моей научной жизни»

Защитив диссертацию об эмбриональном развитии рыб и ракообразных, Мечников получил докторскую степень Санкт-Петербургского университета, где затем преподавал зоологию и сравнительную анатомию в течение шести лет. В составе антропологической экспедиции он поехал к Каспийскому морю, в район проживания калмыков, для проведения антропометрических измерений, характеризующих местных жителей как представителей монголоидной расы. По возвращении Мечников был избран доцентом Новороссийского университета в Одессе.

Расположенный на берегу Черного моря, этот город был идеальным местом для изучения морских животных. Илья Ильич пользовался любовью студентов, однако растущие социальные и политические беспорядки угнетали его. Вслед за убийством царя Александра II в 1881 году реакционные действия правительства усилились, и Мечников, подав в отставку, переехал в Мессину.

Именно в Италии он сделал свое сенсационное открытие: «В Мессине, — как напишет ученый в своих мемуарах, — совершился перелом в моей научной жизни. До того зоолог, я сразу сделался патологом». Однажды, наблюдая за личинками морской звезды, он заметил, что подвижные клетки окружают и поглощают чужеродные тела, аналогично тому, как это происходит при воспалительных процессах у людей. Если чужеродное тело было невелико, блуждающие клетки, которые Мечников назвал фагоцитами (от греческого phagein — «есть»), могли полностью поглотить пришельца. Это произвело переворот в научном мире. Впоследствии явление фагоцитоза было успешно использовано в практической медицине для заживления ран.

В 1886 году Мечников вернулся в Одессу, чтобы возглавить вновь организованный Бактериологический институт, где он изучал действие фагоцитов собаки, кролика и обезьяны на микробы, вызывающие рожистое воспаление и возвратный тиф. Его сотрудники работали также над вакцинами против холеры кур и сибирской язвы овец. Но преследуемый жаждущими сенсаций газетчиками и местными врачами, упрекавшими Мечникова в отсутствии у него медицинского образования, Илья Ильич снова уехал за границу в 1887 году.

Эмигрировав во Францию, он пришел к Луи Пастеру со словами: «Дайте мне лишь рабочую комнату в вашем институте, этого будет достаточно. Я буду работать как частное лицо», — после чего немедленно получил штатное место, а через два года стал заместителем Пастера. В 1908 году Мечников совместно с Паулем Эрлихом получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине «За труды по иммунитету».

Несостоявшаяся дуэль

Именно в Париже Илья Ильич сделал свое второе важное открытие, которому сегодня должны быть обязаны все, кто страдает дисбактериозом: он открыл «болгарскую палочку» — основу для изготовления современного биокефира и всевозможных йогуртов. Лечебную закваску, основанную на этой полезной палочке, сначала продавали исключительно в аптеках как лекарство. Одним из первых стал употреблять ее в пищу Лев Толстой, который советовал так поступать всем, кто хочет прожить долго и при этом сохранить здоровье.

Как-то в Париже Илья Ильич нечаянно чем-то обидел некоего французского аристократа. Тот решил проучить наглеца, вызвав его на дуэль. Секундант пришел прямо в лабораторию Мечникова. «Никакие извинения не принимаются, дуэль состоится в любом случае, – заявил француз ученому. – По правилам, за тем, кого вызывают на дуэль, право выбора оружия. Какое изволите выбрать вы?»

«Что ж, – пожал плечами Мечников, – я выбираю бактериологическое оружие. Вот два стакана с жидкостями. – Он показал емкости слегка опешившему французу. – Они внешне ничем не отличаются друг от друга. Но в одном – чистая питьевая вода; в другом – вода с бактериями сибирской язвы. Ваш граф волен выпить любой из этих стаканов, а я выпью оставшийся». Секундант молча откланялся, и о ссоре уже никто не вспоминал.

А ведь однажды Мечников чуть все же не убил себя другим «бактериологическим оружием». Когда его жена Ольга заразилась брюшным тифом, Илья Ильич попытался свести счеты с жизнью, на этот раз посредством инъекции возбудителей возвратного тифа. Тяжело переболев, он, однако, выздоровел: болезнь поубавила долю столь характерного для него пессимизма и вызвала улучшение зрения. Выздоровела и супруга. Хотя у пары не было детей, после смерти родителей Ольги, ушедших из жизни друг за другом в течение года, Мечниковы стали опекунами двух ее братьев и трех сестер.

Учение об ортобиозе

Уже будучи немолодым человеком, пережившим удары судьбы, познавшим и личное счастье, и мировое признание, ученый написал знаменитую книгу «Этюды оптимизма». Здесь он заявил о ценности человеческой жизни, необходимости максимально продлить ее активный период, о возможности с помощью науки изменить саму природу человека. В период подготовки к первому изданию Мечников впервые ввел в одной из своих статей термин «геронтология», который был принят мировым научным сообществом.

Ученый считал, что «эликсир молодости», который бы радикально увеличил продолжительность жизни человека, найти невозможно, поскольку смена поколений вписана в процесс эволюции. Каждый биологический вид имеет свой предел роста и жизни, за который не может перейти, и эти границы зависят от внутренних причин. Однако продолжительность жизни внутри вида может колебаться в довольно широких пределах — это, по мнению Мечникова, и есть поле для научной работы.

Сам он ввел в науку понятие ортобиоза. В него ученый вкладывал широкую программу рационализации индивидуальной жизни человека: нормальный труд, здоровый отдых, личная гигиена и режим питания с преобладанием овощей, фруктов, кисломолочных продуктов и ограничением мяса. В соответствии с учением об ортобиозе ученый видел идеал человека в нормальном развитии и достижении им долгой и деятельной старости, а в конечном итоге — в развитии чувства насыщения жизнью и естественном желании смерти.

Умер Мечников после нескольких инфарктов в Париже в 1916 году в возрасте 71 года. Незадолго до смерти ученый написал: «Моя мать умерла в 65 лет, отец в 68, брат в 57. Сердечная наследственность у меня, бесспорно, плохая. Поэтому пусть те, кто считает, что по моим правилам я должен был бы прожить 100 лет и больше “простят” мне преждевременную смерть, учитывая вышеупомянутые обстоятельства». Согласно воле ученого, его тело было кремировано, а урна с прахом поставлена в библиотеке института Пастера.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Зеркало недели», Med-info.ru, People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты