Илья Мечников: влюбленный в природу

0

Со школьной скамьи мы знаем, что Илья Мечников – это великий ученый, эмбриолог, бактериолог, иммунолог, лауреат Нобелевской премии. Сам И. Сеченов, выдающийся русский физиолог, называл его гордостью русской науки – за работу Мечникова по изучению иммунитета, за создание им вакцин против холеры и тифа, за исследования по увеличению продолжительности жизни человека и даже за изобретение кефира, вернее, открытие им болгарской палочки.

Однако в жизни великого ученого была не только наука, но и настоящая любовь, и привязанность, и страдания…

«Курица – не птица, баба – не человек»

Илья Мечников родился 15 мая 1845 г. в деревне Ивановка под Харьковом. Его отец, столичный офицер-повеса, быстро прокутил приданое жены-купчихи, и вынужден был поселиться вместе с семьей в малороссийской деревне, мечтая когда-нибудь снова перебраться в столицу. Однако его детей деревенская жизнь вполне устраивала. Особенно младшего сына Илью. Мальчик буквально был влюблен в природу: пока его сверстники озоровали, Илюша часами лежал в траве, наблюдая за букашками. Дождевые черви интересовали его гораздо больше, чем мячи и кубики, а головастики, казалось, были самым интересным зрелищем на свете.

Однажды репетитор старшего брата студент-медик Ходунов увидел, как Илья, усадив перед собой на лужайке малышей, важно читал им лекцию о лягушке, которую держал за лапу. Чтобы «ученики» не разбегались, поскольку лекция была им неинтересна, юный «профессор» платил им по 2 копейки за «урок». Поскольку мальчик был умен не по годам и отличался особой сообразительностью, в гимназию он поступил сразу во 2-й класс, причем, с 6 класса уже дополнительно посещал лекции по сравнительной анатомии и физиологии в Харьковском университете. К тому же он просто обожал заниматься микроскопированием и запоем читал естественнонаучную литературу.

По окончании гимназии с золотой медалью Мечников решил учиться в Германии, но, оказавшись в одиночестве в чужом городе без знания немецкого языка, к тому же обескураженный холодным приемом со стороны русских студентов и квартирных хозяев, он тотчас же вернулся домой и сразу поступил на естественное отделение физико-математического факультета Харьковского университета. Зато из поездки Мечников привез книгу Чарльза Дарвина «Происхождение видов», оказавшую впоследствии большое влияние на формирование его взглядов. Правда, для одаренного студента обучение в университете не пошло впрок: лекции были ему скучны, и через год Мечников подал прошение об отчислении и в 19 лет он блестяще держал выпускные экзамены экстерном.

Казалось бы, живи – не хочу! Полная свобода! Диплом о высшем образовании у него уже в кармане, впереди – вся жизнь! Только в то время, когда его сверстники вовсю крутили легкомысленные романы с девушками, Илья был не по годам серьезным парнем и ученым. В 22 года он уже стал признанным доктором наук, защитив диссертацию об эмбриональном развитии рыб и ракообразных, и последующие 6 лет преподавал зоологию и анатомию в университете Санкт-Петербурга.

Многие тогда подшучивали над ним, дескать, женщинам он предпочитает личинок и червей. Нужно сказать, что Мечников был действительно не очень лестного мнения о женщинах, считая их чем-то вроде людей второго сорта, абсолютно неспособными к самостоятельной творческой деятельности, поскольку для него «гениальность — это такой же вторичный половой признак мужчины, как борода». Однако, зная в совершенстве физиологию человека, он понимал, что зов природы не обманешь. Поэтому Илья Ильич, придавив свое презрение к дамам, решил все же обзавестись законной супругой. И к проблеме создания семьи он подошел со свойственной ему серьезностью и основательностью. Осознавая, что ему нужна не просто жена, а верная подруга, соратница и единомышленница, а в природе такую вряд ли можно встретить, Мечников решил «воспитать себе жену» сам.

Печальное венчание

Искусственный отбор кандидаток в жены шел жесткий. В результате кастинга его взгляд случайно зацепился за дочь друга Бекетова. Однако точный расчет ученого нарушили его разбушевавшиеся гормоны. Поскольку в дело вмешались чувства, закрутился бурный роман. И вот тут-то природа сыграла с молодым ученым злую шутку: сияющий от любви Мечников вдруг тяжело заболел, и, лежа в постели, все время ждал, когда любимая придет его навестить. Однако молодой девушке было недосуг сидеть у постели больного: светская жизнь закружила ее в ритме вальса. Зато Мечникова захаживала наведать ее родственница Людмила Федорович, всерьез очарованная молодым ученым. Но вот беда – Мечникову она не глянулась: «Она недурна собой, но не более. У нее хорошие волосы, но зато дурной цвет лица».

Однако Людмила не реагировала на равнодушие ученого. Она часами сидела возле болящего, вслух читала ему книги (из-за болезни Мечников почти ослеп) и пыталась развеять его мрачные мысли. И вскоре Илья вдруг понял, что когда у его постели нет Лю (так он ее называл), ему становиться горько и одиноко, поскольку он уже «чувствовал ужасную потребность быть любимым, потребность всяких нежных излияний».

Но как только счастье показалось близким, а будущее безоблачным, судьба вновь нанесла жестокий удар: теперь уже Лю внезапно заболела скоротечной чахоткой. Илья был в отчаянии. Внезапно ему в голову пришла шальная мысль: Лю выздоровеет, если свадьба состоится. Все родственники противились его идее, однако он таки настоял на своем.

Венчание представляло собой печальное зрелище. Слабую, бледную и обессиленную невесту несли к алтарю на стуле (самостоятельно передвигаться она не могла), жених был печален, а его родня – в тихом ужасе. Казалось, что все присутствуют на похоронах…

Медовый месяц Мечниковы провели в Италии. Только в спальне молодоженов пахло не медом, а лекарствами. А через 4 месяца Мечникова избрали профессором Новороссийского университета в Одессе, а Людмила для дальнейшего лечения переехала в Швейцарию. Мечников скучал, терзался тем, что оставил больную жену одну, но бросить науку не мог даже ради личного счастья. Их семейная жизнь оборвалась через 4 года после свадьбы: Лю скончалась, не дожив до 28 лет. Илья был в отчаянии, а чувство вины настолько сильным, что он решил покончить с собой, приняв морфий. И, слава Богу, впервые ошибся в расчетах: доза оказалась слишком велика, и вместо смерти Мечников помучился сильным приступом рвоты. Правда, обострилась болезнь глаз. А после началась депрессия, которую он пытался побороть морфием, но тут, на его счастье, на него снизошла новая любовь.

Новый Пигмалион

В 1875 г. Мечников проводил лето в своем имении, и случайно познакомился с молоденькой соседкой Ольгой Белокопытовой. Восторженное обожание, с которым 15-летняя девочка смотрела на большого ученого, покорило Мечникова. Тут ему пришла на ум его давняя идея о «воспитании жены», и он с энтузиазмом взялся за дело, поглотив собой полностью личностью Оленьки. Он давал ей уроки, рассказывал об известных открытиях, подсовывал нужные, на его взгляд, книги, даже контролировал выбор ее туалетов. Оленька старалась соответствовать представлениям своего кумира. Впоследствии она вспоминала, как придумывала «умные» разговоры, чтобы завлечь его внимание. И тут Мечников понял, что результат его «воспитания» ему нравится. Так, в 29 лет он женился 16-летней девушке, которая оказалась такой женой, о которой он мечтал всю жизнь – трудолюбивой помощницей, верным другом и ассистентом. Только за все в этой жизни нужно платить! Судьба подбросила ему еще одно испытание: Оленька заболела брюшным тифом. Врачи откровенно советовали готовиться к худшему.

«Я больше не смогу пережить потерю любимой» — решил ученый, и предпринял еще одну попытку самоубийства. Только в этот раз – во славу науки.

…Профессор быстрым шагом вошел в кабинет, взял шприц, и уверенным движением ввел себе в вену кровь жены, чтобы умереть вместе с любимой и выяснить при этом, передается ли болезнь с кровью…

Вскоре Илья Ильич почувствовал первые признаки болезни. Внезапно появился озноб, ни одеяло, ни пылающий камин не согревали его: «Печень и селезенка увеличены, язык обложен. Скоро жар станет еще более сильным, потом температура спадет, но ненадолго. Через пару дней начнется второй приступ. В любом случае моя смерть не будет напрасной. Я пожертвую собой ради науки».

Несмотря на прохладное отношение коллег (у Мечникова всегда были недоброжелатели, завидовавшие его таланту), его карьера ученого развивалась блестяще. И Илья Ильич хотел завершить ее достойно. Однако болезнь постепенно пошла на спад. Приступы прекратились. Вопреки неутешительным прогнозам выздоровела и Ольга.

Мечников вернулся в Одессу, где возглавил Бактериологический институт. Там он изучал действие фагоцитов собаки, кролика и обезьяны на микробы, вызывающие рожистое воспаление и возвратный тиф. Его сотрудники работали также над вакцинами против холеры кур и сибирской язвы овец. Преследуемый жаждущими сенсаций газетчиками и местными врачами, упрекавшими Мечников в отсутствии у него медицинского образования, он с женой покидает Россию в 1887 г., а вместе с ней тяжелые воспоминания. На его счастье, французский ученый Луи Пастер, заинтересовавшись трудами Мечникова по иммунитету, предложил ему возглавить лабораторию в своем новом институте в Париже, и принял его так тепло и заботливо, что Мечников проработал там целых 28 лет. Пастер высоко ценил научные исследования русского ученого и всячески пытался добиться всемирного признания его заслуг. Порой Илья Ильич считал, что его коллега даже чрезмерно усердствует в этом. Дело в том, что Пастер питал слабость к различным знакам отличия, орденам и медалям и старался сделать так, чтобы все эти регалии не обошли стороной и Мечникова. Как-то раз, увидев Пастера сильно удрученным, Илья Ильич спросил, что с ним. Пастер ответил: «Можете себе представить, я только что вернулся из министерства, где мне наотрез отказались дать вам сразу орден офицера Почетного легиона, а, ссылаясь на какие-то нелепые правила, согласились наградить вac лишь орденом кавалера». «Я не мог удержаться от улыбки и стал всячески успокаивать Пастера, уверяя его, что я отношусь очень равнодушно к подобного рода отличиям. Вряд ли Пастер поверил моей искренности и не подумал, что я так говорю лишь из деликатности по отношению к нему», — писал Илья Ильич. Нет ничего удивительного в том, что, когда здоровье Луи Пастера стало сдавать и ему пришлось удалиться от дел, он поручил руководить исследовательским центром института именно Илье Мечникову.

Остаток жизни Илья Мечников прожил с женой в Париже. А вот детей у них не было. По воспоминаниям Ольги, Мечников «считал преступным для сознательного человека производить на свет другие жизни». Однако Мечниковы с удовольствием принимали участие в воспитании двух братьев и трех сестер Ольги.

Старость – не радость

Многим тогда казалось, что у Мечникова есть все, что нужно для жизни: и всемирная слава, и любящая жена, и восторженные ученики. Только одного ему категорически не хватало – молодости! Да! Ученый отчаянно не хотел стареть. Если бы не эта проклятая старость, то он мог бы успеть еще очень многое!

Как только ему исполнилось 53 года, Мечников всерьез занялся исследованием проблемы старения. В результате множественных исследований, он пришел к выводу, что одной из причин старости является «самоотравление» организма гнилостными веществами, находящимися в кишечнике. На основе этих представлений Мечников предложил ряд профилактических и гигиенических средств борьбы с самоотравлением организма (стерилизация пищи, ограничение потребления мяса, и др). К тому же Мечников вдруг вспомнил, что в Болгарии есть местности, где жители доживают до 100 и более лет, питаясь в основном простоквашей, и сделал вывод, что палочки молочной кислоты оказывают благотворное влияние на организм, так как уничтожают бактерии в пищеварительном тракте человека, защищают от самоотравления и тем самым обеспечивают долгую жизнь.

Свою теорию Илья Ильич снова решил проверить на себе. Дважды в день, на завтрак и ужин, он ел овощной суп, в обед и во время завтрака выпивал по 300 г простокваши, кроме того, в обед и в ужин съедал по чайной ложке живой культуры той самой болгарской палочки. И в 1915 г., празднуя свое 70-летие, Илья Ильич сожалел о том, что начал эти опыты поздно, в 53 года. Говорил, что все его ближайшие родственники, в том числе и родители, умерли гораздо раньше 70 лет, а он еще полон сил и вовсе не собирается отправляться на тот свет.

Однако жизнь в очередной раз сыграла с ученым жестокую шутку. Спустя год профессор простудился. Поначалу он не придавал большого значения своей болезни.

Однако простуда никак не проходила. Более того, кашель становился все более мучительным, его приступы сопровождались удушьем — простуда осложнилась бронхиальной астмой. Сердце уже не справлялось с недостатком кислорода, поэтому профессор не мог читать лекции, а, поднимаясь на второй этаж, ему приходилось несколько раз останавливаться, чтобы передохнуть. Летом 1916 года Илья Мечников почувствовал сильную боль в груди. Спустя сутки гениальный ученый скончался от инфаркта миокарда. Ему шел 72-й год… Его тело, согласно воле покойного, было сожжено, а урна с прахом поставлена в библиотеке института Пастера. Ольга Мечникова надолго пережила своего мужа и скончалась в 1944 году в 86-летнем возрасте.

Подготовила Соня Тарасова,
по материалам Тaina.aib.ru, «Люди», «Хронос» , «Википедия» , «Кроссворд-кафе»

Поделиться.

Комментарии закрыты