Ирина Апексимова: «Со мной мужчины говорят о творчестве и философии»

0

Ее амплуа – холодная, сильная, циничная женщина, этот типаж сегодня принято восхищенно именовать стервой. И реальной Ирине Апексимовой приходится постоянно бороться с этой крепко приклеившейся маской.

Желание реванша

Ирина Апексимова родилась 13 января 1966 года в Волгограде, в семье музыкантов. Папа работал в музыкальной школе, мама Светлана Яковлевна – главным хормейстером в театре музкомедии. Ирина была вторым ребенком в семье. Ее старший брат Валерий Свет (сын мамы Ирины от первого брака) в 70-е годы организовал в Волгограде один из первых ВИА.

Родители в дочке души не чаяли. «У нее были необыкновенно красивые платья, Светлана Яковлевна одевала Иру лучше всех. Шила ей наряды, где-то доставала модные вещи, баловала дочку, как могла», – рассказывала подруга Апексимовой. В Ирину были влюблены многие мальчишки. Черненькая, стройная девчонка с удивительно красивыми глазами, она привлекала к себе внимание. Выделялась она и своим характером – заводная, смелая, веселая, компанейская. Любила мальчишечьи игры и поступки. Сама Апексимова как-то призналась в интервью, что была в детстве ужасной хулиганкой, ходила вместе с мальчишками драться школа на школу и считала позором получать «пятерки», в какой-то момент Апексимову вообще хотели выгнать из школы.

Когда Ирина училась в 8 классе, ее родители развелись. Светлана Яковлевна решила переехать вместе с дочкой в Одессу, где жили ее родственники. Там она отдала Ирину в специализированный театральный класс. После окончания школы Апексимова поехала в Москву поступать в школу-студию МХАТ, но не прошла: «Три раза я поступала в театральный, желание было сильным. Поражение далось ужасно. Сейчас думаю, может, я делала это не только потому, что так уж хотела быть актрисой, а потому, что не могла представить себе, что моя попытка не удалась. Желание реванша было сильнее, чем желание овладеть профессией.

Хотя в первый-то раз я пролетела, потому что, по большому счету, не была готова. Думала, вот, приедет “красавица с Одессы”, и все ее сразу возьмут. Чего, конечно, не произошло. Я тогда поступала на отделение музкомедии — и у меня даже не было песни. Во второй раз была более обидная история: я готовилась серьезно, выбрала в ту попытку Щукинское, со мной вместе поступала Лида Вележева, и на тот момент мы были однотипны. Вместо того чтобы честно мне сказать, что я в чем-то слабее, меня внаглую “слили” с какой-то истории КПСС, а потом нам с мамой сказали, что у меня “несценичное лицо, не поддающееся гриму”. Так что на третий раз снова была Школа-студия МХАТ».

«Все эти бумажки, факсы для меня – темный лес»

Все роли Апексимовой за последние лет десять – это умные, стильные, самостоятельные женщины. А ей самой хотелось бы сыграть характерный, даже гротесковый образ, например, в комедии. «Но это, к сожалению, зависит не от меня, – признается Ирина. – Современные режиссеры смотрят в такое узкое окошко, у них такие шоры… Они увидели меня в тысяча-каком-то году в кинофильме “Лимита” в роли холодной женщины, бизнес-леди – и понеслось! Они меня поставили в эту “форточку”, и сейчас я могу расшибить себе лоб, доказывая, что я и другое могу, но все равно все скажут: “А зачем Апексимовой играть характерные роли, если для этого есть Марина Голуб, Маша Аронова и другие комедийные актрисы?”»

Кроме того, Ирина очень сожалеет, что ее постоянно ассоциируют только лишь с киноролями. А ведь основная работа актрисы проходит все-таки на сцене: «Все, что я делаю в кино и в, простите за выражение, сериалах, зависит от чужого выбора — режиссера, продюсера. Есть некий типаж и его стоимость — из расчета денег меня приглашают на роль. И нужно быть, вероятно, очень творческим человеком, чтобы предложить: “А давайте у нас Апексимова сыграет Джульетту”. Это на сцене я переиграла все — и лирику, и трагедию, которые не имеют ничего общего с моим экранным образом».

Большую известность Ирине принес сериал «День рождения Буржуя», а потом случилась такая история: «Я узнаю, что в Интернете есть сайт “Амины образ несравненный”, – говорит актриса, – причем, под моим этим самым… “апексимова-тын-дыр-дын-ру”. Я захожу. А люди реально создали себе идола из моей Амины. И они там дальше всерьез сходят с ума. Сказала я где-то, что не надо меня идентифицировать с Аминой, я ненавижу этот персонаж, и по этому поводу там велась война со мной, мол, как она смеет, это великий образ! Для них она существует отдельно от меня. Они устраивают конкурс на звание “лучшей актрисы на роль Амины”… Лидия Вележева у них там победила. Бред какой-то!»

А ведь по словам Ирины, она не имеет ничего общего с героиней «Буржуя»: «Я видела по телевизору несколько по-настоящему деловых женщин – президентов крупных фирм. Мне до них далеко, как до звезд. Я только внешне иногда на этот образ вытягиваю, потому что ношу черную одежду и сама по себе человек внешне резкий. Я пыталась более-менее органично произносить текст, основываясь на своем опыте и на системе Станиславского. Все эти бумажки, факсы для меня – темный лес».

В какой-то момент Апексимова ушла из МХАТа и занималась исключительно кино. Но именно тогда она создала собственное театральное агентство: «Я тогда находилась в свободном плавании. Какое-то время, наверное, месяцев восемь, я все время ждала телефонного звонка – ждала приглашения в кино, в театр, в антрепризу… Но то, что мне предлагали… Знаете, работать нужно постоянно для того, чтобы не выпадать из профессии, я не говорю уже о зарабатывании денег. И все равно не хочется опускаться ниже определенного уровня. Уровень Художественного театра, в котором я работала, достаточно высок, и после него идти играть в антрепризу, где ставятся итальянские, французские комедии… От этого я была в растерянности. И вот после всех этих предложений, которые меня абсолютно не устраивали, появилась идея возрождения “Нашего Декамерона” с Романом Виктюком (он уже ставил когда-то этот спектакль с Татьяной Догилевой в главной роли). Для того чтобы этот спектакль состоялся, и было создано театральное агентство “БалАст”».

«Все мои мужчины – абсолютно разные»

У Апексимовой много достижений, как у актрисы, но если говорить о поражениях, то большинство их было в личной жизни Ирины: «Не обязательно с мужчинами. Разочарование в человеке, беспомощность в ситуации, которую сама же допустила». Хотя Апексимова комфортнее чувствует себя именно в обществе мужчин: «Может быть, потому, что при мне и со мной они говорят не о карбюраторах и футболе, а о творчестве и философии, о которых женщины, в свою очередь, говорить не любят. Женщины-то на площадке говорят обычно о том, как приготовили мясо, в какой сад пошел ребенок, какую маску для лица купили».

Рядом с Ириной всегда были мужчины, но у нее в жизни всегда случалось так, что актриса никогда не обращала внимания на них первой: «С моей стороны была только ответная реакция. Эта схема повторялась всегда. В последнее время я думаю, может, как-то изменить это, перестать реагировать и самой выбрать персонаж — и дождаться, пока он отзовется? Но как-то не получается. Они сами не выбираются. Видимо, я резонирую, отзываюсь на какую-то волну. Правда, все мои мужчины – абсолютно разные. Но есть, кстати, и один общий типаж. В разных городах на гастролях я сразу вижу “моего клиента” — когда идет маленький, страшненький, корявый… Вот это — ко мне».

Но мужем Апексмимовой стал другой знаменитый актер – Валерий Николаев, хотя брак закончился разрывом. У Ирины и Валерия родилась дочка Даша – она появилась на свет в Америке. Николаев снимался тогда в Чили и ставил спектакль в Принстонском университете, а Ирина была одна в Москве. И они решили, что ей лучше приехать к нему. Теперь Даша, согласно законам США – американская гражданка. Ирина считает, что она ужасная мать, потому что с ребенком постоянно сидела няня из агентства. Сейчас Даша танцует в имперском балете Гедиминаса Таранды. Объездила с гастролями полмира. Так дочка осуществила мечту мамы, которая в детстве сама хотела стать балериной.

«У меня очень сильная правая рука!»

Ирина называет себя самодостаточным человеком: «Мои избранники потом оказывались гораздо слабее внутренне и зависимее от меня. У меня никогда не было мужчины, от которого бы я внутренне зависела. Наверное, мне не повезло. Я привыкла быть сама по себе. В последние годы у меня появилось ощущение, что это — моя вина. Что, возможно, это мне бы в себе что-то изменить… Но переделать себя невозможно. Какое-то время можно играть, прижать голову и лепетать: “А как ты думаешь?” Говорят, что мужчина голова, а женщина — шея, но это не про меня. Я явно не “шея”, не умею быть “серым кардиналом”.

Знаете, я слышала такой разговор о себе: “Не-не, эта мне не подойдет. Мне нужна жена, которая будет смотреть на меня, как овца, и говорить: “Спасибо за все!” Мужчины сильные в обществе, обеспеченные властью, материально, видимо, сломаны морально. На поверку они оказываются детским садом. И, как правило, мужчины, имеющие средний уровень достатка, гораздо сильнее. Морально. Они не боятся подходить, защищать, идти на амбразуру за сильных женщин».

Сама Ирина всегда способна постоять за себя: «В детстве я дралась, как и все нормальные советские дети. Сейчас, если меня оскорбят, могу запросто заехать по роже. Но не женщинам, их я трогать не буду, потому что это совсем другая история. Но мужчина, оскорбляющий женщину, – ничтожество, и его можно привести в чувство только силой. У меня очень сильная правая рука!»

Даже внешне Ирина всегда выглядит очень строго, она предпочитает темные тона и всегда носит короткую стрижку. Хотя до 23 лет у нее были длинные волосы – до самого пояса: «Я работала во МХАТе, и вдруг по дурости мне захотелось измениться. Как правило, все актрисы ходили с длинными волосами, а тут я – с короткой стрижкой. В начале 90-х это было невероятно стильно. С тех пор никак не могу отрастить волосы. Как только из стрижки что-то отрастает, у меня начинаются съемки. Позволить себе на голове черт знает что я не могу, поэтому стригусь».

Она всегда в хорошей форме, хотя обходится без занятий в тренажерном зале и ничуть не бережет свое здоровье: «Люблю себя сжигать. Соблюдать режим – не для меня. Мне нужны эмоции: положительные, отрицательные, разные, и побольше. У кого-то зависимость от алкоголя, у меня – от адреналина. Зачем отказываться от удовольствия? Я выкуриваю по пачке сигарет в день, а когда волнуюсь – по две. Еще люблю работать по ночам, гулять, танцевать… К моим маленьким женским слабостям относятся хорошие вина, особенно чилийские. Конечно, я не напиваюсь, но тем не менее бокал красного вина в день должен проскочить. Жить мне это не мешает, алкогольным синдромом по утрам не страдаю. Что касается фигуры – она к моим заслугам никакого отношения не имеет – это просто подарок природы и родителей. Я могу и в 11 вечера смести много чего. Просто я нервная, и всё съеденное сжигается, а я остаюсь красивой!»

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты