Ирина Мазуркевич: «Я с первого фильма работала с мастерами!»

0

Её запомнили по ярким ролям в фильмах «Трое в лодке, не считая собаки», «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил» и «О бедном гусаре замолвите слово», однако она, прежде всего, – театральная актриса.

– Ирина, вам что-то известно о вашем происхождении?

– Мои родители родом из Белоруссии, хотя фамилия Мазуркевич – не только белорусская, но и польская. Когда я снималась в фильме о Людвике Варыньском «Белая мазурка» и одна приехала в Польшу, меня должны были встретить в аэропорту. Что-то объявляли по-польски, а потом я прислушалась и сквозь «пшеканье» услышала фамилию Мазуркевич. Видимо, встречающая сторона подумала, что у меня польское происхождение.

– Вы в детстве занимались художественной гимнастикой. Не хотелось стать профессиональной спортсменкой?

– Никогда! Во-первых, это всё было очень любительски – для общего развития, и проходило в Доме пионеров, а во-вторых, у нас тогда как раз открылась профессиональная спортивная школа по гимнастике (а Белоруссия славилась спортивной гимнастикой), куда отобрали несколько человек, в том числе, и меня, и мы там некоторое время позанимались. Но я вам скажу: это – такой адский труд, и я поняла, что никогда в жизни не стану профессиональной спортсменкой.

– После окончания 8-ми классов вы, пятнадцатилетняя, уехали из Белоруссии в Горький – поступать в театральное училище, так как там был дополнительный набор. Я читал, что вы туда поехали просто за компанию.

– Конечно, это произошло случайно. У нас было среднее учебное заведение, куда принимали после 8-го класса, после 10-го и даже после армии, но, в отличие от вузов, мы учились не пять лет, а четыре. Однако наша программа не отличалась от вузов, а разница была лишь в том, что у нас не было истории партии и политэкономии. Все остальные предметы были те же самые и в том же объёме.

Но сейчас, к сожалению, всё это аукнулось, потому что недавно приняли новую систему оплаты работникам бюджетной сферы, и теперь коэффициент образования умножается на стаж, на звание, а в основе лежит образование – среднее или высшее. И я – народная артистка России с 40-летним стажем – имею зарплату меньше, чем некоторые заслуженные, которые проработали в театре намного меньше! Это очень обидно, но у нас сначала «замечательно» принимаются законы, а уже потом думают.

– Еще до окончания училища вы снялись в фильме «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил» Александра Митты. Это правда, что на вашей кандидатуре настоял Владимир Высоцкий, так как Митта колебался между вами и ещё одной претенденткой на роль Наташи Ртищевой?

– Что значит настоял? Они выбирали между разными претендентками, и Митта советовался и спрашивал Высоцкого, с кем бы тот хотел вместе сниматься. Высоцкий выбрал меня, но это – не значит, что он прямо настаивал на моей кандидатуре.

– Не могу не вспомнить и знаменитый фильм Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово», где вы блистательно сыграли роль Насти Бубенцовой. Как вам работалось в созвездии известных актёров – Евгения Леонова, Олега Басилашвили, Валентина Гафта и Георгия Буркова?

– Я с первого фильма работала с мастерами: Ясуловичем и Калягиным в фильме «Чудо с косичками», и в «Арапе» были одни мастера, поэтому у меня не было никакого трепета ни в первом, ни во втором, ни в третьем фильме. (Улыбается.) Когда ты к этому относишься, как к работе, то так и происходит. Я же – не человек с улицы, который пришёл и смотрит со стороны, как говорят в народе: «Ой, я вас увидел живой!» Как, например, происходит на рынке, когда, узнав знаменитую артистку, извиняются и просят дать автограф. Я же тоже с ними – в одной профессии, но бывает, робею и до сих пор, если не могу выполнить задачу режиссёра или не понимаю, что мне играть.

– Я знаю, что вы – активный пользователь Интернета, у вас есть аккаунты в нескольких соцсетях. Как вам кажется: то, что знаменитости, благодаря Сети, стали ближе к обычным людям, хорошо, или наоборот, они таким образом становятся более незащищёнными из-за не всегда адекватных людей и их реакции на знаменитость?

– За все эти годы я не помню, чтобы мне написали что-то такое, чтоб я обиделась или это меня раздражало или уязвляло. Во-первых, есть выборочный круг общения: ты выбираешь, с кем общаться, хочешь – принимай в друзья, не хочешь – удаляй из друзей, а во-вторых, ещё до эпохи Интернета люди всегда могли написать письмо или подойти на улице – это было всегда, поэтому тут я никакой особой разницы не вижу.

– Вы прекрасно выглядите. У вашей героини Эмилии Марти из спектакля «Средство Макропулоса» есть рецепт вечной молодости. А у вас есть какой-то свой секрет молодости?

– Я думаю, что больше всего тут «виновата» генетика. Я, к сожалению, всё ем, у меня нет никаких особых диет и рецептов, я даже стала есть слишком много сладкого.

– Этого же не видно!

– (Хитро улыбаясь.) Но это вам так кажется, а я-то вижу! Ведь каждый о себе знает чуть больше, так и должно быть.

– Это правда, что во время спектакля теряется вес?

– Я думаю, что теряется не вес, а энергия, и сжигаются калории, как при любой физической работе. Я напрягаю силы, чтобы громко разговаривать, я двигаюсь и трачу определённое количество калорий. Их тут же можно восполнить, если захотеть, что я, собственно, и делаю. Приходя домой, я обязательно ужинаю, а если бы после спектакля я выпила стакан воды или молочка, то сейчас была бы вдвое худее! Вы представляете, как это было бы страшно? Конечно, калории теряются, а секретов никаких нет, тем более, что сейчас любой человек может найти немыслимое количество диет. Другой вопрос – надо ли им верить? Если начать разумно питаться и вести правильный образ жизни – в меру двигаться и в меру спать – ровно столько, сколько надо человеку, то это, конечно, даст свои плоды, но начинать что-то делать в 50 лет – бессмысленно!

Евгений Кудряц
«Кино-Театр.РУ»

Поделиться.

Комментарии закрыты