Ирина Скобцева: «Вся моя семья была заражена вирусом кино»

0

О том, какая Ирина Константиновна в жизни, пожалуй, проще всего сказал режиссер Эльдар Рязанов: «Мне кажется, что она очень добрая. Очень славная, симпатичная. Я всегда считал, что эта актриса – избранница судьбы».

«Я ее душил, душил в кадре, и влюбился»

Ирина Скобцева родилась 22 августа 1927 года в Туле в совсем неактерской семье: мама была архивариусом, отец – ученым-метеорологом. После переезда в Москву семья долго жила в коммуналке, двухкомнатную квартиру получили только после войны. Но Ира была единственной дочерью, и ей старались дать все, что было возможно в послевоенные годы. Об актерской профессии она и не помышляла, училась в университете, избрав себе очень серьезную и престижную в то время профессию искусствоведа. Курсовую писала по Тинторетто, мечтала поехать заграницу и увидеть «эту красоту» собственными глазами.

К тому времени, как Сергей Бондарчук и Ирина Скобцева познакомились, у первого было за плечами 8 лет внешне благополучного брака, а Ирина успела выйти замуж за студента МГУ, красавца Алексея Аджубея. Того самого, который впоследствии стал зятем Никиты Хрущева. В 1952 году молодожены вместе поступили в школу-студию МХАТ, но вскоре последовал развод. После этого Аджубей студию покинул, а Ирина осталась и продолжала учебу на одном курсе с Игорем Квашой, Галиной Волчек и Леонидом Броневым.

До совместных съемок в фильме «Отелло» она с Бондарчуком встречалась трижды. Один раз это было в Москве на выставке известного в то время художника: перед портретом юной красавицы Бондарчук остановился, будто завороженный. И вдруг эта самая прекрасная незнакомка вошла в зал. Ирина и Сергей влюбились друг в друга с первого взгляда. Но роману их суждено было начаться лишь два года спустя.

В 1955 году в школе-студии МХАТ, на выпускном спектакле, Скобцеву заметили ассистенты из группы фильма «Отелло». Режиссер Сергей Юткевич, увидев актрису, настоял на пробах на главную роль. Через месяц, узнав об утверждении, Ирина точно на крыльях летела по мосфильмовскому коридору, и снова увидела Бондарчука. Оказалось, они оба будут играть в этой картине. И на съемках сцены венчания Дездемоны и Отелло молодые люди поняли, что больше не хотят расставаться. Позже, вспоминая ту первую совместную работу на съемочной площадке, Бондарчук шутил: «Я ее душил, душил в кадре, и влюбился».

Но все было непросто: Сергей Федорович в то время был женат, у него подрастала дочь Наташа. Поэтому влюбленных не раз вызывали в ЦК КПСС по моральному вопросу, делали внушения даже на правительственном уровне. И только 2 января 1959 года Скобцева и Бондарчук смогли, наконец, пожениться. Мама Ирины, Юлия Николаевна, вспоминала: «Они были удивительной парой, всюду ходили, взявшись за руки. Когда Сергей Федорович куда-нибудь собирался, он торопил Ирину: “За ручку, пошли”. Мы часто над ними подтрунивали и называли их “за ручку”».

«Сергей Федорович – мой режиссер, я – его актриса»

Этот союз был не только семейным, но и творческим. Сергей помогал Ирине в работе над ее ролями. А хороших образов, надо сказать, у нее было достаточно. Только с 1955 по 1962 годы вышли такие фильмы, как «Иван Франко», «Обыкновенный человек», «Поединок», «Неповторимая весна», «Сережа» – и во всех она играла главные роли. В картине «Аннушка» ее героиня была простой женщиной, которая работала мастером. Для того, чтобы вжиться в роль, актриса три месяца трудилась в бригаде, клала кирпичи. До сих пор Скобцева с теплотой вспоминает тот период: «Мы, артисты, бередим свои души и вызываем в себе такие эмоции, которые потом у зрителей вызывают ответную реакцию».

Как говорит сама Ирина, ей было нелегко играть в фильмах мужа. «То, что я его жена, накладывало свой отпечаток, он меньше, чем другим, уделял мне внимание на съемочной площадке. Например, когда снимали меня крупным планом, он обычно говорил: “Я пойду покурю, а вы тут как-нибудь сами разберитесь”, – вспоминает Скобцева. – Я даже слово муж не говорила. Это Сергей Федорович – мой режиссер, я – его актриса, и мы так относились на съемочной площадке друг к другу. Совсем другое дело, когда мы снимались, как партнеры. Вот тут у нас были каникулы».

С легкой руки и с помощью супруги Бондарчук снял свой непростой режиссерский дебют – фильм «Судьба человека». «Было столько, столько преград! – рассказывает Ирина Константиновна. – Когда его откровенно оскорбляли: “У тебя твоя профессия, куда ты лезешь?” Да еще когда он заявил, что он хочет играть главную роль! Потом уже принялись за Шолохова: да что это за рассказ, да как из него можно сделать картину? Сергей Федорович уехал в пять экспедиций, за семьдесят четыре дня – ни одного кадра в корзину. Он приехал с готовой картиной».

«По нашему фильму можно изучать 19 век»

«Судьба человека» покорила зрителей всего мира. И для Бондарчука это была победа. В 1962 году Сергей Федорович приступил к одной из важнейших работ в своей кинокарьере – экранизации романа Льва Толстого «Война и мир». Когда этот фильм называют самой дорогой картиной всех времен и народов, у Скобцевой это вызывает лишь бурю возмущения: «Как-то мне присылают сценарий о Бондарчуке. И там написано, что “Война и мир” обошлась в 100 миллионов долларов. Но, во-первых, в 1962 году мы ничего не исчисляли в долларах. Во вторых, весь советский кинематограф со всеми республиками тогда не знал таких денег. У нас существовали сложно-постановочные фильмы и просто фильмы. И они имели свой бюджет. Выйти за рамки этого бюджета было невозможно. Другое дело, что для съемок бесплатно предоставлялась армия. Был даже специально создан кавалерийский полк, он существовал еще 30 лет после съемок. Лошадок собирали со всего СССР. И они потом обслуживали все картины. Сергей Федорович, смеясь, говорил: “Вот полк имени меня”. Он туда приезжал, курировал».

Актриса считает, что самой дорогой фильм можно считать скорее по отношению к нему. Люди сами приносили на съемки подлинные вещи, которые помогли создать настоящую историческую атмосферу, и она до сих пор удивляет зрителей во всем мире. Еще на съемках японцы, пришедшие ознакомиться с будущим шедевром, буквально ощупывали «декорации», изумляясь, что все «настоясее». И затем заключили контракт на приобретение картины, для которой потом устроили императорскую премьеру.

«Из Кремля хранительница одного из исторических отделов принесла подлинную табакерку Багратиона, – рассказывает Скобцева. – Даже икона, под которой умирает старый Болконский, подлинная. Когда снимали сцену дуэли, пришел один ленинградский житель и принес для съемок дуэльный пистолет 1812 года. И его снимали крупным планом. Наталья Дурова давала для съемок свою старинную мебель карельской березы. И таких примеров было много. Однако с подлинным было и много забавного. Художник выкопал для костюма Элен где-то в комиссионке кусок настоящего французского кружева. Но хватало этого кружева лишь на грудь. Мне запретили поворачиваться, и так я сидела в этом золотом шитье во всей красоте бюста, а когда надо было повернуться, то камера уходила. То же самое было с халатом из какого-то редкого шелка. Его не натянули на одну полу. И надо было так держать руку, чтобы не было видно шва. Подобным образом выходили из положения. А в результате по фильму можно изучать 19 век».

«Деточка, а вы тоже титулованная?»

Во время работы над фильмом «Война и мир», на долю Бондарчука выпало немало испытаний. Неожиданно было принято решение показать первую серию картины на Международном московском кинофестивале. Это значит, предстояло выполнить невероятный объем работы, приостановив съемки. Однажды от перенапряжения Бондарчук упал в обморок. Придя в себя, прошептал: «Пусть картину доделывает Герасимов». И снова потерял сознание.

«Две молодые женщины-врачи «скорой помощи» через 4 минуты вывели его из состояния клинической смерти, – вспоминает Скобцева. – Пришлось Сергею Федоровичу лечиться, отдыхать. А сколько всего пережил, когда из-за бракованной отечественной кинопленки “Свема” выяснили, что придется заново снимать, например, масштабные сцены сражений под Бородино, в которых в течение 10 дней “играла” 10-тысячная армия. Он выл в подушку, как волк. Но мы не вышли из съемочного графика».

После появления картины на экране, все восхищались Элен Безуховой в исполнении Скобцевой. Говорили, что ей судьбой было уготовано играть аристократок с прекрасными манерами, невообразимых красавиц, холодных и хищных в том числе. Она вспоминает, что на премьере «Войны и мира» в Париже, когда Ирина пришла на прием в красивом, хотя и скромном платье, к ней, сверкая бриллиантами, подошла совсем уже старая княгиня Мещерская и, припоминая, где могла ее видеть, спросила: «Деточка, а вы тоже титулованная?»

Скобцеву называли «первой красавицей СССР». Но ее саму это все только смущало. «Раньше мы могли репетировать роли по полгода, как в театре», – рассказывает актриса. Сейчас в кино другие темпы, и народной артистке СССР тяжело было перестраиваться. Поэтому она предпочла роль хранительницы очага для своей большой и такой занятой семьи. «Сейчас у нас говорят: счастье – это когда тебя понимают, когда тебя понимает твоя турфирма. Счастье – это мгновение, прозрение, оно не может быть постоянным. А фундамент – это твоя семья и любимая работа», – считает актриса.

«Всегда стремилась, чтобы дети были рядом»

Алену и Федю – дочь и сына Бондарчука и Скобцевой – называли в семье в шутку «дети «Войны и мира», поскольку Алена родилась в 1962 году на «нулевой серии», а Федор – в 1967-м, на последней. Ирина призналась, что они с мужем были против того, чтобы дети шли по их стопам. Как говорится, если раньше в кино все зависело от чиновников, теперь от продюсеров. Однако Алена все равно отправилась поступать на актерский, причем под фамилией прабабушки, чтобы не узнали. Ну а сын Федор уже лет в шесть был Актер Актерычем и предлагал с ходу изобразить, как умирала собака Гитлера. «Нет, все мы заражены этим проклятым вирусом кино», – отмахивается Скобцева.

Несколько лет назад она потеряла дочь Алену, которая умерла от рака. Пережить то трагическое время актрисе помог фестиваль патриотического фильма имени Сергея Бондарчука «Волоколамский рубеж», Скобцева стала его президентом: «Мне дорога волоколамская земля, здесь все связано с войной и миром. А для меня – с очень интересной работой, которая принесла мне удовлетворение, счастье. Именно здесь Сергей Федорович Бондарчук снимал многие эпизоды “Войны и мира”. А еще тогда моя маленькая дочка бегала рядом. Я всегда старалась брать детей на гастроли. Всегда стремилась, чтобы мои дети были рядом с родителями».

Скобцевой и сегодня больно говорить о том, что Сергея Бондарчука больше нет – она принадлежит к тому типу женщин, которые отдаются мужчине без остатка. «У них был свой космос, – говорит сын актрисы, Федор Бондарчук. – Они жили друг ради друга, и вряд ли отец бы смог сделать в кинематографе то, что он сделал, без мамы».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «Грани», «Советская Чувашия», «Свободная волна», TvKultura.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты